ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Поэтому, наверное, и город вышел какой-то непонятный — ни эльфийский, ни гномий, ни альвский — никакой. Большинство более или менее солидных зданий — гостиницы; в остальных домах в основном жили приехавшие и не рискнувшие перебраться вглубь чуждого континента, хотя — чего уж там такого чуждого? А в последнее время к тому же многие, жившие далеко от побережья, тоже начали переезжать в Валлего, так что ко времени появления там Дрея город был полон и в воздухе носилось какое-то возбужденное ожидание. Народ, и прежде не очень-то спокойный, сейчас и подавно напоминал огромную сухую копну сена — достаточно искры, чтобы все вспыхнуло и огонь поднялся до самых небес.

Дрей и сам тогда точно не знал, что будет делать. Вошел в город через восточные ворота, побродил немного по узким улочкам, пропитавшимся запахом рыбы, водорослей и морской соли, заглянул в трактир, и уже там, сидя за грязным исцарапанным столом, задумался — что же дальше? Ведь он даже еще не понял, в чем заключаются изменения в мире. Вроде бы все как было раньше, только откуда-то взялся и повис тяжелым смрадным туманом необъяснимый страх. То ли горожане так взволнованы нашумевшим убийством какого-то горного гнома, то ли…

Сидя в трактире и прислушиваясь к разговорам за соседними столами, Дрей понял, что где-то в округе появились неведомые твари. Кое-кто даже утверждал, что они разумны, да только разум этот какой-то странный, направленый лишь на одно — на убийство. При виде любого живого существа твари нападают и буквально разрывают жертву в клочья. Как они выглядят? Так ведь те, кто их видел, давно уж… того.

Дрей заприметил угрюмого, заросшего недельной щетиной пожилого альва, который рассказал, что его брат едва спасся от этих тварей, и то — чудом. Когда альв расплатился и встал, чтобы уйти из трактира, Дрей последовал за ним. Догнал уже на улице:

— Почтенный, погоди. Не мог бы ты поподробнее о тварях этих…

— Тебе-то зачем? — подозрительно покосился альв.

— Да ученый я, — соврал Дрей. — Вот через пять дней уплываю на корабле. Я ведь здесь, так сказать, ради исследований: езжу, записываю все, что может заинтересовать наших мудрецов.

— И хорошо платят? — небрежно поинтересовался альв.

— На то, чтобы отблагодарить тебя, хватит.

— Что же, идем, — поразмыслив, согласился альв. — Тебя как звать-то?

— Дрей.

— А я — Ниргол.

Оказалось, Ниргол был одним из тех альвов, которые, попавши в Ивл, не решались покидать Валлего. Он содержал небольшую ферму рядом с городом. Хозяйства хватало на то, чтобы прокормить себя и жену с детьми. А теперь еще и увечного брата.

Добираться пришлось недолго. Миновали полоску леса, разрезанную надвое пыльным лезвием дороги, и тотчас открылись взгляду желтое колышущееся поле, небольшое озерцо справа и кучка строений между ними. Окружал ферму все тот же лес.

Хозяин провел гостя в дом, усадил за стол и налил полную чашу напитка, носившего здесь название цах, — Дрею он был известен как чай. Пока Бессмертный пил, Ниргол сходил в соседнюю комнату, и сюда, сквозь неплотно прикрытую дверь, долетели обрывки его разговора с неким обладателем сочного басистого голоса.

Наконец хозяин вернулся в трапезную и позвал гостя в ту самую комнату. Там на кровати лежал альв — по-видимому, именно с ним и беседовал Ниргол. Что-то было не так в этом крупном, укрытом до подбородка рыжим меховым одеялом альве, и, приглядевшись, Дрей с ужасом понял, что именно. У брата Ниргола не осталось ни рук, ни ног — вместо них сквозь одеяло проступали одни только жалкие обрубки.

— Здравствуй, гость, — пробасил калека. — Посади-ка меня, братец, несподручно разговаривать-то лежачи.

С помощью Дрея Ниргол поднял и усадил брата, подложив под спину две мягкие подушки. Одеяло съехало, и стали видны короткие культи на месте бывших, по всему, когда-то сильными рук.

— Спрашивай, гостюшка, — позволил калека.

— Меня зовут Дрей. Прости, что пришел к тебе с подобными расспросами, но, наверное, ты единственный, кто сможет мне рассказать об этих тварях.

— Наверное, — согласился увечный. — Меня, Дрей, кличут Ренвеном Безруким. Или Безногим — кому как больше нравится. Так что же ты хочешь узнать, гость? Что именно?

— Как они выглядят? Сколько их? Где они… встречаются?

— Ну что же, Дрей, садись и слушай. Не знаю, правда, на кой ляд тебе это нужно, но слушай и запоминай, потому что… В общем, слушай.

2

РЕНВЕН

Ферма наша, почитай, одна из самых ближних к городу. Так что отсюдова и в Валлего, на рынок, и к соседям в гости ходить несложно. Полдня пути до Хримена, а он дальше прочих живет. А надо тебе сказать, Дрей, что в тот день у Хримена дочка родилась — пир устроили, нас пригласили. Мирин, жена Нирголова, да сам братец должны были в город идти, ну никак иначе не получалось, так что пришлось мне в одиночку. Тем более что у Хримена была девушка одна, которая, признаться… В общем, пошел я туда.

Ферма Хрименова аккурат у Туманного леса пристроилась, так что, когда гулянье было в самом разгаре, выбрались мы все во двор и разбрелись, как это бывает после знатного пира, кто куда. Большая часть мужиков пристроилась на огромном бревне, специально для этого уложенном перед домом, я же с той самой девушкой… пошли мы в лес. Ты не думай — хотя кто ты мне… — не думай, если бы не это, свадьба б была у нас, через месяц, почитай. Обо всем уже сговорились-условились, да, видно, не судьба.

В лесу-то они на нас и напали.

Видел ты когда-нибудь паука вблизи? Не тех, которые паутину плетут по углам в доме, а тех, что сидят себе тихохонько на цветах, яркие, чуток на крабов смахивают. Телом твари эти на таких паучков похожи — только в полтора раза больше взрослого альва. И не пауки они вовсе — четыре у них конечности, мощные, сильные, мохнатые, и по пять пальцев с острыми треугольными когтями. Да и морды — плоские, чешуйчатые, вместо носа — две дырки, зато уши — громадные, безволосые, пепельного цвета. Рот широкий, зубастый, но безгубый, как у ящериц. А глаза большие и совсем не мигают.

Удивительно, как много всего можно увидеть за одно мгновенье! Ведь больше-то у меня и не было. Попрыгали они со всех сторон, словно эти самые цветочные пауки, окружили нас и переговариваются, словно и нету нас вовсе. А язык-то у них какой-то непонятный, дикий. Неправильный язык.

Короче, поговорили они по-своему пару секунд, быстро так, бестии, поговорили, а потом всем скопом и накинулись. Уж не знаю, каким чудом в тот вечер пришла мне в голову мысль взять с собой меч, но вот взял же, и теперь, выхвативши его, смог дать им отпор. Смешно, но эти бестии сами помогли мне тем, что когда нападали, заорали со всей дури. Ну, дури-то в них хватало, ей-же-ей.

Хримен с мужиками и услыхали, а услыхамши — примчались. Меня, можно сказать, из пастей бестиевых вытащили, а ее… не успели.

Вот тебе, Дрей, и вся история.

3

Ренвен криво усмехнулся, глядя прямо в глаза бессмертному:

— Вот так-то.

Дрей поблагодарил калеку и вышел из комнаты вместе с Нирголом. Они снова сели за стол, альв выглядел расстроенным — видимо, из-за рассказа брата, — но, проглотив залпом кружку цаха, стал отвечать на вопросы бессмертного.

Оказалось, раньше бестии (это название прочно приклеилось к чудовищам) держались подальше от ферм, но после случая с Ренвеном их все чаще и чаще встречали около альвьих поселений. Фермеры боятся ходить в одиночку, вообще стараются лишний раз не покидать своих вотчин. Поговаривают, например, что сам Хримен уже два дня как не появлялся в Валлего. Не заходил он и к Нирголу.

— Можем мы наведаться к нему? — внезапно спросил Дрей. Он не собирался этого делать, и вот же — вырвалось.

Ниргол внимательно посмотрел на чужака, словно решая, стоит ли соглашаться. Потом медленно кивнул. И отправился за мечом.

Вышли уже после обеда, ближе к вечеру.

Ниргол торопил, надеялся успеть до темноты. Дрей особенно не волновался, понимая, что ему-то вряд ли что-нибудь может угрожать. А уж за альвом он присмотрит.

18
{"b":"1889","o":1}