ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Бессмертный вытер оба клинка о какую-то тряпку, сыскавшуюся на полу, и спрятал в ножны. Кажется, на ближайшее время работы для них не предвиделось. Ниргол, бледный, смотрел на туши у своих ног и, кажется, не мог поверить, что это его рук дело.

Дрей криво улыбнулся и вернулся в комнату, ступая по осколкам стекла и глиняным черепкам. Все-таки хозяева не сдались без боя, видимо, они долго отражали натиск бестий, и только большое число нападавших смогло…

Снизу, из-под деревянных досок пола, раздался тихий стон. Бессмертный остановился, присел и попытался разобрать, откуда именно донесся звук. Ниргол уже стоял у него за спиной:

— Ты слышал?

Дрей кивнул и спросил, обернувшись к альву:

— Здесь есть какой-нибудь погреб или что-то в этом роде?

— Да, погреб здесь на самом деле есть, еще какой погреб! Хримен им всегда гордился, говорил…

— Стоп. Это потом. Где у него вход?

— Вход? — растерялся Ниргол. — Точно и не помню, надобно присмотреться.

— Присмотрись. — Дрей встал и пошел открывать остальные окна, отламывать им веки-ставни.

Здесь и так не осталось почти ничего целого, только создавалась видимость того, что все в порядке. Интересно, кем создавалась? Впрочем, у него уже не было сомнений, что бестии представляют собой нечто особенное, мыслящее, так что, скорее всего, это их лап дело.

— Нашел! — воскликнул Ниргол, склонившись над полом в самом углу. — Вот он, люк! Только помоги, а то я один не подюжу поднять — тяжел, бестия!

Вдвоем они откинули крышку, и на Дрея пахнуло чем-то влажным и землистым.

— Как же сюда спускаться? Есть какая-нибудь лестница?

— Прыгай, здесь не глубоко. — Ниргол показал пример, прыгнул и охнул, кажется, на что-то наткнувшись.

— Все в порядке?

— Да. Давай, я подстрахую.

Внизу было темно, пол шел не ровно, а словно бы под откос.

— Так и должно быть, — объяснил Ниргол. — Пойдем.

Идти пришлось недолго, вскоре они уткнулись в тяжелую деревянную дверь, запертую изнутри. Альв постучал в нее и громким голосом сообщил, что это Ниргол. По ту сторону снова застонали, потом мальчишечий голос осторожно поинтересовался, может ли «дядя Ниргол» перечислить всех, кто жил на Хрименовой ферме. Тот вполголоса выругался и принялся за дело. Этот экзамен занял пару минут, и Дрей присел на холодный земляной пол, прислонившись спиной к земляной же стене, и подумал, что, может быть, все не так уж и плохо. Может быть, большая часть альвов с Хрименовой фермы спаслась.

Когда Ниргол закончил перечислять, дверь открылась и они вошли в большое помещение с низким потолком и узким отверстием вытяжки в дальнем углу. На земляном полу лежали две женщины, рядом с ними стонал и метался в бреду крупный мужчина с перебинтованной головой. Отперший дверь мальчик испуганно взглянул на Дрея, но промолчал. Ниргол заверил мальца, что бестий нет и дверь поэтому можно оставить открытой — тот, кажется, очень этому обрадовался. В пещере было душно, даже вытяжка не помогала.

Выжившие рассказали спасителям, что случилось. Оказалось, бестии напали на ферму ночью, два дня назад. Мужчины храбро защищались, дав возможность женщинам и детям укрыться в подвале. Те, кто успел, присоединились к ним позже. До утра решали, что делать, и постановили: попытаться уйти отсюда и прорваться к соседям. Однако бестии поджидали их у подвального люка и накинулись с таким остервенением, что перебили большую часть оставшихся. Спастись удалось только мальчику, двум женщинам и тому мужчине, который сейчас в бреду ворочался и стонал на холодном земляном полу. Они заперлись здесь и боялись выходить, так что, хотя в пройденном Дреем и Нирголом отрезке подвала и было полным-полно съестного, четверо альвов все это время ничего не ели и не пили.

…Избавители помогли всем четверым подняться наверх, дали поесть и заверили, что утром отведут их на ферму к Нирголу. До рассвета осталось немного, так что Дрей заставил своего спутника лечь отдохнуть, а сам отыскал уцелевший стул и присел на него, глядя сквозь разбитое окно на бледный лик луны. Хотелось опустить веки и представить, что все происходящее — просто страшный затянувшийся сон, сейчас прозвенит будильник, и можно будет встать и отправиться на кухню, заварить там чайку и выпить из любимой чашки, глотая обжигающие волны темного душистого напитка и думая: как же все-таки хорошо, что я дома. Можно будет даже помечтать, что бы он сделал, останься в этом мире. Наверное, отвел бы утром спасенных альвов на ферму Ниргола, а потом снова вернулся туда и преследовал бы бестий, убивая одну за одной, до тех пор, пока полностью не очистил бы от них весь Ивл. Занятие, достойное бессмертного.

Луна, утомленная его беспочвенными размышлениями, окончательно побледнела и скрылась. Из-за леса выплеснулась волна алой крови — заря.

«Главное, чтобы никто из них не спросил, куда подевались тела погибших. Я все равно не стану им этого объяснять, особенно мальчишке».

Объяснять ничего не пришлось. Раненый мужчина почти все время находился без сознания (пришлось сделать носилки и нести его на них, стараясь не слишком раскачивать), а женщины пребывали в прострации, глядя на окружающее абсолютно пустыми глазами. Мальчик вопросы задавать не решался, хотя Дрей и видел, что они крутились у него на языке.

Кое-как они добрались до ближайшей фермы, а там уже нашлись помощники, поэтому Дрей отозвал Ниргола в сторонку и сообщил, что уходит. Тот, кажется, ожидал чего-то подобного, он только спросил:

— Вернешься?

— Да, — твердо ответил бессмертный. — Обязательно.

— Это хорошо. Ты ведь тогда, в доме… с тобой что-то произошло. Так?

— Со мной это произошло давно, просто в доме это случилось еще раз.

— Слышал я как-то легенду о Страннике, Ищущем Смерть. Оказывается, иногда в легендах бывает доля истины.

Дрей кивнул:

— И даже чаще, чем нам того хотелось бы. Поэтому мы молчим об этом, позволяя легендам так и оставаться просто красивыми легендами.

— Я тоже буду молчать.

— До встречи.

— До встречи.

Он вернулся в дом Хримена; сел на оставленный стул. Нужно было перекусить и заодно решить, с чего начинать. Взгляд упал на кровавую дорожку, застывшую на подоконнике.

Дрей доел и вышел во двор. Снаружи кровавая дорожка тянулась по траве и, оставив росчерк на заборе, уползала в чащу. Бессмертный проследил ее до самых зарослей и там потерял. Кровавые отметины остались на древесном стволе

— раненая бестия ушла вверх. И дальше, наверное, передвигалась по верхушкам деревьев. Да, так и есть. На траве можно было заметить алые спекшиеся мазки. Дрей пошел вперед, высматривая следующий знак.

Так продолжалось недолго. В конце концов он окончательно потерял след и вынужден был вернуться к ферме Хримена.

Пообедав все из тех же запасов, бессмертный понял, что у него в голове родился план — который, впрочем, скорее всего, останется нереализованным. Никто ведь не согласится на такое. Но другого выхода не было. Дрей покинул дом и отправился к Нирголу.

Тот сразу же понял: у бессмертного ничего не получилось.

— Не переживай, что-нибудь придумается.

— Уже придумалось, — ответил Дрей. — Только для этого мне нужен доброволец.

— Считай, что он у тебя есть.

Бессмертный покачал головой:

— Ты не годишься. Тебя запомнили.

— Возьмите меня, — втиснулся в дверь мальчишка.

— Лайнед, — сурово посмотрел на него Ниргол, — неужели ты не знаешь, что подслушивать некрасиво?

— Знаю, но… — Мальчик потупился и покраснел.

— Оставьте это, — прервал их Дрей. — Не исключено, что все решится гораздо проще. Ты можешь пожертвовать коровой?

Ниргол опустил голову:

— Лучше уж я сам…

— С ней, скорее всего, ничего не случится. Разве что немного перепугается. А в крайнем случае купим тебе другую — деньги у меня есть.

Альв развел руками:

— Делай как знаешь. Но хотя бы расскажи, что ты задумал.

— Расскажу, — согласился Дрей. — Но прежде схожу в Валлего. Ты можешь мне посоветовать, к какому кузнецу стоит обратиться, чтобы он сделал мне одну штуковину?

20
{"b":"1889","o":1}