ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Он осмотрелся.

Прямо перед Дреем тянулся ряд приземистых кривых домишек с маленькими мутными окошками и дырявыми заборами. Между заборами оставался узкий участок суши, гордо (и безосновательно) именовавшийся улицей. Собственно, бессмертный готов был даже оспорить то, что это — суша, скорее уж — жидкая грязь. Он с затухающей надеждой посмотрел по сторонам, но другого пути не существовало: справа и слева тянулся пустынный берег с вязким песком, а за спиной скрипели веслами матросы, возвращавшиеся на шлюпке к кораблю. То, что они после нескольких месяцев плавания не спешили сойти на берег, говорило явно не в пользу последнего.

Попутчики Дрея, те самые угрюмые гномы, с которыми он так и не познакомился как следует, уже шлепали по грязи, удаляясь прочь. Бессмертный подумал, что на безрыбье… и все такое прочее, и поторопился догнать необычную семейку. Заслышав чавкающие звуки, сопровождавшие его передвижение по улице, оба гнома одновременно обернулись и с подозрением уставились на «альва», так что тот замедлил шаг.

— Простите, что задерживаю вас, — вымолвил Дрей, чувствуя, как ноги начинают постепенно погружаться в грязь, — но не могли бы вы подсказать мне, где здесь можно раздобыть мало-мальски достоверную карту?

Тот из гномов, что был постарше, — плотный загорелый мужчина с черной широкой бородой — невозмутимо покачал головой и развернулся, чтобы идти дальше. Его сын (кажущийся таковым из-за неуловимого сходства со своим спутником — то ли дело было в такой же бороде, то ли в широко расставленных темных глазах) придержал отца за рукав и принялся что-то шептать, бросая на Дрея косые взгляды.

— У нас нету карты, — проронил в конце концов старший, оглаживая неожиданно тонкими пальцами жесткие волоски бороды, — но, может, нам с тобой по дороге? В таком случае попробуем договориться.

— Я направляюсь в Эхрр-Ноом-Дил-Вубэк.

— Да, — сказал гном. — Мы можем взять тебя с собой, хотя цель нашего путешествия находится немного ближе — дальше будешь добираться один, но там уже недалеко. Однако путь туда труден, скорее всего, придется помахать клинками.

— Идет, — согласился Дрей, выдергивая ногу из уличной грязи. Потом подошел к своим новым знакомым; ударили по рукам.

Адааль-Лан удалось миновать за полчаса. Гномы не собирались задерживаться в этом жалком подобии деревеньки, и Дрей понимал их. Попадавшиеся на глаза жители смотрели на неожиданных прохожих настороженно и удивленно и не спешили проявлять гостеприимство — что уж тут говорить о приобретении карты. Конечно, можно было бы попытаться вернуться на корабль и дождаться ярмарки, там-то точно отыщутся альвы или гномы, которые знакомы со здешними краями, — но его новые компаньоны торопились.

Сразу за околицей деревушки начинался лес, а уже у самого горизонта над лесом возвышались седыми старцами Андорские горы. Маленькая узкая тропка, поросшая дыроделом и еще Создатель ведает чем, причудливо извиваясь, уползала во влажную чащу. Гномы как-то чересчур уверенно направились по этой тропинке; было похоже на то, что они оказались в здешних краях не впервые. Дрей шел позади, размышляя, зачем он им понадобился. Яснее ясного, что до последнего момента (вернее, до разговора сына с отцом) гномы намеревались добираться туда, куда им было нужно, вдвоем. Дрей, конечно, верил в благотворительность, но в данном случае предпочитал держать ухо востро.

Его попутчики не отличались многословием. До темноты они отмахали довольно приличное расстояние, и все это — в полном молчании. Дрей внимательно наблюдал за гномами и заметил, что те, хотя и идут впереди, напряжены до предела и ожидают с его стороны чего угодно. Устраивать им означенное «что угодно» Дрей пока не собирался, но все равно в ситуации видел мало забавного: лучше б уж его считали неопасным. Тогда в тот момент, когда гномам вздумается использовать бессмертного (Создатель ведает для чего), ему будет проще помешать им.

Поскольку вечер застал их в лесных дебрях, на ночлег пришлось устраиваться в ветвях дерева. Поужинав (каждый пользовался собственными припасами, и это Дрею не понравилось — он знал, что горные гномы никогда не едят пищи того, кого намерены убить), путешественники забрались на облюбованные ветви и привязали себя веревками.

Во влажной прохладной темноте, окружившей странников со всех сторон, рождались и умирали бесконечные звуки ночной жизни тропического леса. Среди этого своеобразного хора Дрей расслышал и гномьи голоса. Его спутники о чем-то шептались, и бессмертный смог разобрать только одно — речь шла о луне. Он машинально взглянул на звездное небо, почти закрытое листвой, и обратил внимание на то, что не сегодня-завтра должно наступить полнолуние. «Надеюсь, ребята не собираются играть со мной в оборотней».

Где-то в той стороне, откуда они пришли, раздался дикий хохот. «Мантикоры? Похоже на то».

Старший из гномов на эти звуки отреагировал довольно спокойно, да и младший, кажется, не особенно перепугался, хотя не вызывало сомнений, что оба его спутника знают, кто именно изволит веселиться в лесу в такой поздний час. Единственное, что сделал отец — и это было очень неожиданно для Дрея, — он таки соизволил заговорить с бессмертным.

— Меня зовут Мудрец, — произнес старший, повернув голову в сторону Дрея.

Тот понял, что его догадки подтвердились; горные гномы открывают свое настоящее имя только близким знакомым или же гостям, в знак особой приязни, остальным же называют выдуманное. Запомним.

— Ты боишься колдовства? — продолжал его угрюмый собеседник.

Дрей покачал головой:

— Не то чтобы сильно боюсь, но предпочитаю лишний раз не связываться.

— Завтра я буду колдовать, — сообщил гном. — Если бы мантикоры не появились, мы могли бы обойтись и без этого, но, кажется, все-таки придется использовать магию.

— От всех хищников колдовством не отделаешься, — осторожно заметил бессмертный.

— А я и не собираюсь этого делать. Мы просто переместимся почти туда, куда и намереваемся попасть. Тебе, разумеется, тоже будет намного ближе к Эхрр-Ноом-Дил-Вубэку.

Дрей кивнул:

— Отлично. Меня интересует только одно — цена. Дело ведь в ней, не так ли?

— О цене поговорим, когда окажемся на месте, — ответил гном.

Младший все это время молчал, но от Дрея не укрылось, как тот смотрит на него. Словно узнал, хотя откуда этому гному знать его, бессмертного?

Дрей задумался. С одной стороны было понятно: гномы намереваются его использовать. Скорее всего, никаких разговоров о цене, когда они окажутся на месте, не будет — с него просто взыщут (попытаются взыскать) эту самую цену. Но с другой-то — такое перемещение облегчит ему путь до Эхрр-Ноом-Дил-Вубэка. Дрей не сомневался, что именно в этом гномы не обманывают.

А-а, будь что будет! В конце концов, бессмертный он или не бессмертный?!

3

Весь следующий день трое путников продирались через лесную чащу, остановившись только ближе к полудню, чтобы перекусить. Мудрец объяснял, мол, спешат они не просто так: чем больше пройдут, тем легче ему будет потом переносить странников на нужное место. Дрей кивал, оставаясь при собственном мнении касательно всего происходящего. Бессмертный считал, что его просто намереваются вымотать, чтобы к вечеру он уже не мог оказать сколько-нибудь значительного сопротивления.

Когда стемнело, Мудрец остановил своих спутников и велел им готовиться. Дрей не знал, что имел в виду колдун, поэтому прилег у костра и смежил веки. Он, конечно, не собирался спать, просто понадеялся, что гномы разговорятся и выболтают что-нибудь важное.

Сначала слышалось только ровное дыхание младшего да шорох, сопровождавший движения старшего. Колдун добывал из своего дорожного мешка какие-то принадлежности, необходимые для действа, которое должно было свершиться в полночь.

— Получится? — спросил младший спустя некоторое время после того, как — по мнению гномов — Дрей заснул.

— Должно получиться, — проворчал Мудрец, ни на миг не прекращая своих действий. — По-другому просто не может быть, иначе плохо нам с тобой придется.

28
{"b":"1889","o":1}