ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Вот так все и произошло: Дрей раскрыл себя, пытаясь спастись от грифонов, а маги Падальщика, объединившись, смогли обездвижить бессмертного, после чего оставалось только отнести его в подземелья Варна и попытаться выяснить, что же это за магические чары позволяют Дрею вот уже столько ткарнов избегать гибели. Так они и сделали.

7

Показалось или нет? Неужели туман все-таки на несколько мгновений задержался? Крысы, насытившись, уже убежали по своим крысиным делам, и Дрей не мог повторить попытку. До следующего раза.

Он стиснул зубы и помотал головой, чтобы хоть немного унять ту боль, которая, кажется, поселилась в нем навечно.

«Так показалось или нет? Вроде бы все было на самом деле. Дай Создатель, чтобы все было на самом деле!»

Утерянных страниц непознанная суть ведет к загадкам, спрятанным во тьме.

Ты снова станешь истину искать, еще не зная, где завис кинжал.

Среди пустых желаний и посул оракул остается глух и нем.

И безразлично смотрят небеса на то, что снова пленник убежал.

Беги, борись, не ведая о том, как тщетно все и как незрима нить.

Ты связан, предсказуем, невредим — но до поры, а после… пустота.

Как магнетичен призрачный восток! — притягивает, с хитростью манит.

Ты не свернешь с проклятого пути, пускай ты не желаешь и устал, — путь не отпустит. Это не в его неверных свойствах. Здесь-то и беда.

Ты этого вначале не поймешь и будешь рваться — только не сбежать.

И не понять: ты мертвый иль живой, ты жив или не жил здесь никогда, неясно, где чужое и твое, и только жизнь — на краешке ножа.

И только жизнь… — и надобно прожить.

Ао так непросто выбрать нужный путь, когда он лишь один. Но не держи ты зла на жизнь. Ей, право, все равно.

…И не надейся вовремя свернуть.

Глава двадцатая

…Судьба одного человека не имеет значения.

— Если она не имеет значения, то что имеет?

Урсула Ле Гуин
1

Эльтдон удивленно покачал головой и закрыл толстый том в зеленом кожаном переплете. Даже теперь, после нескольких часов перелистывания желтоватых страниц с потрепанными краями, астролог не мог поверить, что такое возможно. Однако же, вот она, Книга, у него в руках.

Создатель, да разве так бывает?! Дважды в течение суток избежать смерти (а может, и трижды, если учесть настрой кентавров до того, как они поняли, что он не имеет ничего общего с циклопами), а теперь держать в руках величайшее сокровище Ниса — Книгу Творения!

Эльф нехотя отложил ее в сторону и принял из рук кентавра-подростка по имени Химон чашу с бульоном. Бульон, как и положено, был горячим, так что Эльтдону пришлось срочно поставить чашу на траву. Он едва не расплескал дымящееся варево и поэтому предусмотрительно отодвинул Книгу подальше.

Химон, ученик Фтила, исподлобья взглянул на раненого и поторопился выйти из шатра, оставив Эльтдона наедине с самим собой. Молодой кентавр пока не привык к «циклопоподобному» пациенту своего учителя. Все то время, пока эльф читал, подросток старался держаться как можно дальше от необычного чужака, а потом и вовсе ушел вслед за Фтилом, как только выпала такая возможность.

Эльтдон устало потер виски и осмотрелся. Кажется, последние несколько часов он вообще не обращал внимания на окружающее, увлеченный чтением Книги, и поэтому только сейчас заметил, что снаружи уже темнеет. Словно прочитав его мысли, в шатер вернулся Химон с двумя подсвечниками, которые он поставил на специальные полочки. Вслед за учеником и подсвечниками явился Фтил. Он присел рядом с эльфом, снимая с плеча большую сумку, где звякнули какие-то пузырьки, — кентавр ходил кого-то пользовать. Учителю Химон тоже принес бульон, и тот стал пить аппетитное варево маленькими осторожными глотками, сдувая в сторону пар. Эльтдон присоединился к своему спасителю, раздумывая над тем, что же будет дальше. То есть он не сомневался в искусстве целителя, волновало астролога совсем другое. За те часы, пока эльф читал Книгу, он искал там одно — упоминание о Повелителе драконов Дирл-Олл-Арке. И не нашел.

Наверное, за множество прожитых лет он так и не научился владеть своими чувствами. По крайней мере старый кентавр внезапно отставил в сторону полупустую чашу с бульоном и спросил, внимательно глядя в лицо Эльтдону:

— Что-то не так?

Эльф рассеянно пожал плечами:

— Даже не знаю, как ответить. Казалось бы, что может быть не так, когда я жив и здоров, хотя и мог умереть? Оказалось, может. Скажи, пожалуйста, почему в Книге не хватает страниц?

— Это настолько важно для тебя? — уточнил Фтил, поднимая чашу и отпивая еще один глоток, словно бы сказанное эльфом неожиданно успокоило его.

— Важно, но не для меня.

Фтил прищурился:

— Похоже, здесь не обойтись без долгой истории.

— Так и есть, — подтвердил астролог. — Если согласишься выслушать меня…

— Соглашусь. Но сначала допей, будь добр, бульон — ты все-таки прежде всего мой пациент.

Перед тем как позволить эльфу рассказывать, Фтил послал Химона за Асканием. Кентавр-охотник примчался в шатер, подобно весеннему урагану, но под строгим взглядом лекаря присмирел и тихо опустился на траву, приготовившись слушать. Ученик Фтила тоже не торопился покинуть шатер, он незаметно примостился рядом с этажерками и что-то растирал в деревянной ступке, хотя по глазам было видно — подросток настороженно внимает рассказчику.

Когда Эльтдон закончил свою историю, под алым пологом повисло напряженное молчание. Внезапно снаружи что-то громыхнуло, потом темень прорезало кривое лезвие молнии, заметное даже отсюда. Застучали первые капли дождя.

Под эти звуки в шатер вошел Левс, взблеснув на миг мокрыми волосами, отразившими огоньки свечей. Он оглядел собравшихся и кивнул всем, кроме эльфа. Потом обратился к Фтилу:

— Скорее, ей снова плохо!

Лекарь вскочил и, подхватив с собою так и не распакованную сумку, вышел вслед за белым кентавром. Эльтдон недоумевающе проводил их взглядом и обернулся к Асканию:

— Хоть ты мне объясни, что происходит.

Кентавр смущенно хмыкнул:

— Ну вообще-то я не мастер рассказывать. Да и рассказывать-то тут нечего. Хриис больна, а Фтил ее лечит. Вот и все.

В дальнем углу шатра насмешливо хмыкнули, и Асканий гневно взглянул на Химона:

— Что смешного? Можно подумать, ты бы лучше рассказал!

Кентавр-подросток посмотрел на Аскания и Эльтдона посерьезневшими глазами.

— И расскажу, — упрямо проговорил он ломающимся голосом. — Все ведь началось совсем не с болезни Хриис. Ты даже словом не обмолвился о циклопах, а это циклопы, между прочим, во всем виноваты! После тех землетрясений они прогнали нас с Псисома, поэтому-то сейчас учитель никак и не может раздобыть горной хладяницы, а без нее — какое ж лечение? И мост развалился после землетрясений, а иначе бы мы перебрались на тот берег и жили вместе с народом Сиртара. А ты «вот и все», «вот и все»!

Он внезапно утер рукавом лицо и резко отвернулся, а потом и вовсе выбежал из шатра, оставив ступку лежащей на траве.

— Что с ним? — удивился Эльтдон.

Асканий сокрушенно взмахнул рукой:

— Это все из-за Хриис. Они дружили, и Химон очень переживает за здоровье девочки. А насчет циклопов он, конечно, прав. Фтил уже не раз говорил: ему бы в горы, там травку ту раздобыть, так за неделю девчонка бы поправилась. Ан нет — нам теперь в горы ход заказан. Подле них циклопы устроились, так что пройти не дадут, а травка Фтилова-то растет только по ту сторону. Прохода через Псисом всего два: один циклопами, значит, занят, а до другого неделя ходу. Оно конечно, можно было бы и через дальний пробраться, не велик труд — там уж, всяко, циклопов нету, — но кто ж Фтила отпустит? А случится что? Химон, без спору, мальчишка смекалистый, да только он один на все племя… Нет, как ни крути, ничего не выдумывается. Вот и бегает Фтил к Хриис, а только сам он как-то обмолвился, что без этой проклятой хладяницы девчонку на копыта не поставить. Вот такие, браток, дела.

31
{"b":"1889","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Миры Артёма Каменистого. S-T-I-K-S. Шатун. Книга 2
Пёс по имени Мани
Правила Тренировок Брюса Ли. Раскрой возможности своего тела
Дьюи. Библиотечный кот, который потряс весь мир
Три принца и дочь олигарха
Сюрприз под медным тазом
Никогда-нибудь. Как выйти из тупика и найти себя
Тепло его объятий
Моя босоногая леди