ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— А что, если послать за травой Химона? — предложил Эльтдон. — Уж он-то в травах разбирается.

— Разбираться-то разбирается, оно понятное дело, ученик ведь Фтилов. Да только кто ж его одного отпустит? Ясное дело, никто. А с кем его послать, коли не одного? Это ж риск огромадный, вот Левс и не позволяет никому из мужиков, а ведь многие вызывались.

— Но почему? — недоумевал эльф. — Дочь-то его родная, не чья-нибудь.

— Вот то-то и оно, — сокрушенно вздохнул кентавр. — Была б «чья-нибудь»

— в лепешку б разбился, жизнью б своей рискнул, а коли своя, так других посылать не смеет и сам уйти не может — не в том сейчас состоянии народ, чтобы его на кого-нибудь другого оставлять. Не к лицу мне жаловаться, но правда-то в том, что после этих землетрясений бед на нас свалилось немерено, каждый воин сейчас на счету — охотиться в новых местах знаешь как сложно! Вот то-то и оно…— Асканий фыркнул: — Эх, нам бы на тот берег, к Сиртаровому народу. Мы завсегда дружили, так что, без сомнения, Сиртар бы нам и места для стойбища уделил, и помог бы чем смог. Да мост разрушился, а новый нам не построить ни в жизнь. А так — невесть что нас ждет в этих краях: дичи мало, трав лекарских мало, циклопы беснуются, только подойди. Одним словом — беда.

Дождь снаружи усилился. Его крученые нити хлестали землю, а гром продолжал недовольно ворчать, как видно, досадуя на жизнь. Сюда, в шатер, вода почти не проникала благодаря небольшой окружной канавке, вырытой специально на такой случай, но огоньки свечей все равно подрагивали, отчего свет разливался неспокойными волнами, преображая лица и предметы. Эльтдон подумал, что знает о причине тех землетрясений, о которых говорил Асканий. Уход из Ниса драконов Эхрр-Ноом-Дил-Вубэка сказался на окружающем значительно сильнее, чем этого можно было бы ожидать. Даже астролог не способен был с точностью предсказать все изменения, которые влекла за собой смерть носителей мировой мудрости. Вот, например, циклопы. Изначально островные существа, каким нелепым извивом судьбы оказались они выброшены на побережье континента? И что с ними будет дальше?

Глухо простучали по влажной земле копыта, и в шатер вошел Фтил, отряхиваясь и отфыркиваясь, вымокший до нитки под этим ночным дождем. Он оставил сумку в углу и подошел к свечам, протягивая загорелые руки, чтобы согреть хотя бы озябшие ладони. Вода струйками стекала с его тела и одежды, собираясь в маленькую лужицу с черной дрожащей поверхностью. Кентавр нервно переступал копытами и взмахивал хвостом; не оборачиваясь, спросил:

— А где Химон?

— Ушел куда-то, — ответил Асканий. — Что случилось? Ты сам не свой.

Фтил фыркнул:

— Еще бы! Этакий ливень, а мальчишка бегает невесть где! И кислицу не дотолок. Совсем отбился от рук.

Он прицокнул языком и опустился рядом с Асканием и эльфом, избегая встречаться с ними взглядом. Охотник положил ему руку на плечо:

— Ладно тебе на мальчишку-то ворчать. Тем паче что его сейчас с нами нету. Лучше скажи, как там Хриис.

Лекарь устало потер виски:

— Плохо. Очень плохо. Необходимо раздобыть горную хладяницу — но как? Проклятые циклопы нас на дух не переносят, с ними ведь даже не поговорить. — Похоже, Фтил советовался сам с собой, размышляя над тем, как быть. — А в обход…

— Вот-вот, — поддержал Асканий, — надобно попытаться через дальний проход. Пускай Левс чего хочет, то и делает, а я завтра с утра пойду. Недельки за две управлюсь.

— «Недельки за две»? — переспросил лекарь. — Экий ты быстрый, Асканий. Только, прости, нынче это уже бессмысленно: Хриис самое большее неделю жить осталось — вот в чем загвоздка. А циклопы нас к себе не подпустят.

— Левс знает?

— Нет, я ему еще не говорил. Да и зачем? Что это изменит? Только казниться будет, а так…

Эльтдон приподнялся на локте:

— А почему циклопы так себя ведут?

Кентавры обернулись к нему, как к взрослому, который спрашивает про общеизвестные вещи.

Асканий развел жилистыми руками:

— Запах. Они нашего запаха не переносят. В особенности — их женщины. У циклопов даже поверье есть, что, мол, беременная женщина, учуявшая запах кентавра, обязательно родит изувеченное дитя. Потому и не подпускают.

— А сколько времени до них добираться? — спросил эльф, мысленно проклиная себя за то, что намеревается сделать. В конце концов на нем лежит более значительная миссия, чем спасение умирающей девочки-кентавра.

— Два дня, — Асканий недоумевающе вглянул на лекаря.

Тот, кажется, сообразил, что на уме у необычного пациента, и покачал головой:

— Не выйдет. Не получится. Да, твоего запаха циклопы не боятся, но, даже если ты попадешь на ту сторону Псисома, как ты надеешься найти хладяницу? Существует три вида подобных ей растений, и отличить один от другого способен только умелый травник, занимавшийся этим не один ткарн. Ты даже не сможешь найти то место, где она растет. Не говоря уже о том, что в ближайшие несколько дней тебе необходим отдых.

— Возьму с собой Химона, — возразил Эльтдон. — И мальчик отыщет необходимую траву. А я только помогу тем, что переговорю с циклопами.

— Они не пустят вас обоих, — сказал лекарь. — И…

— Фтил, — раздраженно вмешался Асканий. — Пускай попробует. Ты знаешь, я не любитель говорить возвышенно, но кажется, это наша последняя надежда. Зачем отказываться от нее, не попытавшись?

— Чушь! — взорвался старый кентавр. — А каким образом, ты думаешь, Эльтдон доберется до Псисома? Пешком? Это с его-то раной? Я уже не говорю о том, что в таком случае путь туда займет не два дня, а все пять. Вот и выходит…

— …что повезу его я! — рявкнул охотник. — На своей спине, как вез сюда. И хватит болтовни.

Потом он потупился и пробормотал:

— Прости. Кажется, я забылся.

— И слава Создателю. Иначе бы я еще долго препирался с тобой вместо того, чтобы признать: план может удаться. Но Левс… Что скажет Левс?

— А мы не будем у него ничего спрашивать, — внезапно пробасил Асканий, воодушевленный согласием лекаря. — Пускай лучше наказывает нас потом, чем казнится всю жизнь оттого, что не уберег Хриис. Как-нибудь уж обойдется без меня недельку, ничего с ним не станется. Это ж, может, и с циклопами договоримся! — Он вскочил и направился к выходу из шатра: — Ну, до завтра. Пойду собираться в путь.

— Не торопись, — остановил его Фтил. — А Химон? Его-то мы не спросили. И потом, осталось множество нерешенных вопросов.

— Верно, — согласился охотник. — Но, во-первых, сейчас моя вахта, я должен идти дежурить, а во-вторых, пойду поищу Химона — у меня есть еще полчаса до смены. А после, если будет нужно, я загляну к вам — пошлешь ко мне паренька, чтобы сообщил об этом. Договорились?

— Договорились.

Асканий попрощался и скрылся за шелестящим покровом дождя. Фтил снял промокший плащ и повесил на крючок, прикрепленный к одной из этажерок. Затем подошел к пологу шатра и выглянул наружу, не обращая внимания на то, что отдельные капли залетают внутрь. Эльтдон тем временем ощупал рану и с удивлением отметил, что она почти затянулась. Правда, первая же попытка встать на ноги отозвалась яркой вспышкой боли, и эльф, стараясь, чтобы этого не заметил лекарь, осторожно опустился на траву. Фтил, вглядывавшийся некоторое время в темень и дождь, опустил полог и со вздохом покачал головой:

— Где же пропадает этот мальчишка? Ну да ладно. — Кентавр поднял с травы Книгу, и Эльтдон смущенно кашлянул: как бы там ни было, он не должен был забывать об этом сокровище. Все-таки влажная трава могла плохо повлиять на старую бумагу.

— Дело в том, — продолжал Фтил, присаживаясь рядом с эльфом, — что вам нужно будет управиться за шесть дней — больше, боюсь, Хриис не продержится. Если Асканий повезет тебя на себе, это займет два-три дня. Столько же времени уйдет на обратную дорогу. Не знаю, не знаю… — Кентавр задумчиво потер подбородок. — Надобно придумать что-нибудь, чтобы циклопы согласились пропустить тебя и Химона. Но, как назло, ничего в голову не приходит!

32
{"b":"1889","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Треть жизни мы спим
Массажист
Когда говорит сердце
100 книг по бизнесу, которые надо прочитать
Тайны Лемборнского университета
Тайны Торнвуда
Нёкк
Культурный код. Секреты чрезвычайно успешных групп и организаций
Похититель детей