ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Пустое, — махнул рукой Эльтдон. — Что-нибудь сообразим. В крайнем случае разберемся на месте.

— Хотелось бы надеяться, — пробормотал Фтил. — Да, ты, кажется, хотел меня поспрашивать касательно Книги.

Эльф кивнул, чувствуя, как слипаются глаза. Он сдержал зевок и предложил:

— Может быть, отложим это до следующего раза?

Лекарь с облегчением согласился. Кентавр достал из какого-то тючка длинный теплый плащ и предложил Эльтдону. Тот с благодарностью принял одежду, завернулся в ворсистую материю и опустил тяжелые веки с мыслью о том, что поднять их завтра утром будет очень сложно.

2

Конечно же Эльтдон ошибался. Как только первые лучи проникли сквозь алое полотно шатра и, окрасившись соответствующим образом, проникли сквозь веки, эльф проснулся. Осталось ощущение,что сон (а то, что ему приснился какой-то сон, было абсолютно точно) оказался тяжелым и неприятным. Но, как и свойственно большинству сновидений, это осталось в памяти всего на одно мгновение, пока Эльтдон находился на грани между ним и явью, а потом исчезло. Вот только было воспоминание о чем-то /кровавом и страшном/ необъяснимо отвратительном.

Эльтдон взглянул в лицо Фтила, замершего у одной из этажерок, и сон тут же был забыт. Похоже, здесь тоже кое-что произошло, настолько же, а может быть — и более неприятное.

Лекарь услышал, что эльф проснулся, и посмотрел на него, раздосадованно разводя руками:

— Все сорвалось. Химон пропал.

— Как пропал? — вскинулся Эльтдон. — Куда? А его искали?

— Искали, искали, — раздраженно пробормотал кентавр. — Кажется, я знаю, куда он мог отправиться, но от этого мне отнюдь не легче. Мальчик ушел к Псисому.

— Но… — Эльф растерялся. — Без еды, без одежды, без ничего… Далеко ли он мог уйти?

— Все у него есть, — скривился лекарь, — и еда, и одежда, и остальное. Химон зашел к своему другу, рассказал, что намеревается делать, и ушел, снабженный всем необходимым. А друг ничего никому не сказал, даже собственным родителям, и, только когда Асканий забрел к нему, отчаявшись найти беглеца, этот молодой кентавр признался. Но — поздно.

— Почему же поздно! Мы можем попытаться догнать его.

— Можете. Но только мальчик не знал, что дела у Хриис настолько плохи, и поэтому, скорее всего, решил идти через дальний проход. Теперь понимаешь?

— Все равно нужно попытаться. Где Асканий?

— Ждет, — недовольно проворчал кентавр. — Битый час дожидается, пока ты проснешься, чтобы отправиться вдогонку за Химоном. Так что, если не передумал, вставай. Поешь в дороге.

Стиснув зубы, Эльтдон поднялся и направился к выходу. Ему удалось добраться до полога и откинуть его, а снаружи уже стоял Асканий, нетерпеливо переступая с ноги на ногу.

— Ха! — пробасил кентавр. — Отправляемся?

Эльф кивнул, не в силах вымолвить ни слова. Он знал, что если просто откроет рот, то оттуда тотчас вырвется стон, а это не входило в планы астролога. С помощью кентавров он вскарабкался на упругую спину Аскания.

Из шатра вышел Фтил, неся в руках свернутую одежду. Лекарь иронически оглядел эльфа:

— Ты так и намереваешься ехать нагишом?

Астролог смущенно кашлянул. На самом деле, кроме набедренной повязки, на нем ничего больше не было. Фтил помог эльфу одеться и сурово покачал головой:

— Асканий, ты только скачи поосторожнее, иначе рана откроется и вам придется возвращаться. Все. Ступайте.

Лекарь резко развернулся и скрылся в шатре. Асканий довольно фыркнул и пустился в путь.

Они промчались мимо цветастых шатров, при ближайшем рассмотрении оказавшихся не такими уж шикарными: краски утратили яркость, во многих местах темнели заплаты, а кое-где — дыры. Кентавры смотрели вслед странной паре, но не пытались ее остановить. Влажная после вчерашнего ливня трава блестела под копытами, во все стороны задорно шарахались кузнечики и прочая насекомая мелочь, а солнце светило весело и тепло, согревая усталое тело. Правда, до конца расслабиться Эльтдону не позволяла рана: каждое движение отзывалось в ней очередным взрывом резкой боли, но он терпел, мысленно ругая себя за эту авантюру. Она была абсолютно ничем не оправдана, более того, ставила под угрозу нечто большее, чем просто одну жизнь неизвестной ему девочки-кентавра. Хотя, с другой стороны, разве может он судить о том, что стоит больше? Эльтдон ведь не знает, кем может стать Хриис в будущем. Помнится, тогда, в своем уютном домике у склонов Андорских гор, он сказал Черному и Ренкру, что во времена, когда изменились сами предопределенности, остается руководствоваться только собственными совестью и сердцем. Именно это он сейчас и делает.

Стойбище давным-давно исчезло из виду, да Эльтдон и не собирался оглядываться, чтобы лишний раз увидеть пестрые шатры кентавров. Он старался вообще двигаться как можно меньше. Асканий указал рукой на объемистую сумку, привешенную к своему правому боку:

— Там все необходимое, в том числе и еда.

Больше он не проронил ни слова, только размеренно дышал, без устали преодолевая расстояние, отделявшее их от хребта Псисом. Эльтдон поел и теперь просто сидел, наблюдая, как постепенно приближается темная полоска на горизонте. Покачивающие движения кентавра убаюкали эльфа, и тот не заметил, как задремал.

Потом внезапно проснулся и испуганно открыл глаза, чувствуя, что понемногу сползает со спины Аскания. Во сне астролог ослабил хватку и едва не рухнул на полном скаку прямо в высокие метелки злаков. Кентавр, увлеченный скачкой, даже не заметил того, что могло произойти.

Эльтдон уселся поудобнее и вытер ладонью вспотевшее лицо. Он точно не помнил, но почему-то казалось, что ночной кошмар повторился; однако если и так -ускользнул раньше, чем эльф успел что-либо запомнить. Как знать, может, это и к лучшему.

Боль вроде бы поутихла, и Эльтдон наклонился чуть в сторону, чтобы посмотреть вперед. Асканий внезапно вскрикнул и протянул руку, указывая куда-то вдаль: там маленькой темной точкой кто-то бежал в том же направлении, что и они. Скорее всего, Химон. По крайней мере, Асканий считал именно так. Охотник довольно хмыкнул и, как показалось эльфу, даже поскакал быстрее, хотя — куда уж было быстрее.

Тем не менее, они все равно не успевали. Уже темнело, и происходило это явно быстрее, чем уменьшалось расстояние между ними и беглецом. Ночью же, как предупредил Асканий, скакать он не сможет, потому что боится попасть копытом в какую-нибудь яму (таковых здесь полным-полно, ящерицы понарыли) и сломать ногу. В этом случае они уже никуда не успеют; зато завтра утром охотник надеется без труда догнать Химона.

Только опустившись на расстеленный плащ, Эльтдон понял, как это хорошо

— лежать на твердой, не качающейся под тобой земле. Он с ужасом подумал о завтрашнем утре и о том, что придется снова взбираться на спину Аскания! Кентавр тем временем собрал сухих веток и развел небольшой костерок. Их правда, хватило только на то, чтобы подогреть воду, потом запас иссяк, а пытаться искать новые в наступившей темноте было по меньшей мере глупо. Да, собственно, эльфа и не волновало, горит ли под боком костер или нет. Он принял лекарства, которые специально для него приготовил Фтил, поел и успел только пожелать спокойной ночи кентавру.

Последнее, что увидел Эльтдон, была далекая огнистая точка — Химон тоже не рискнул продолжать путь во тьме. Эльф подумал, что мальчику, наверное, сейчас очень страшно средь наступившей ночи — один, в чужой степи, он находится на пути к ужасным циклопам, зная, что, скорее всего, погибнет. Удивительно, почему Химон направился к ближайшему проходу?

Дальше был сон.

А за сном опять пришло утро: потрескивающий костерок, яркое солнце, кузнечики, нагло стрекочущие под самым ухом, и кентавр, ожидающий его, Эльтдона, пробуждения.

После завтрака, прошедшего в полном молчании, эльф, еле сдерживая стон, взобрался на спину Аскания и они понеслись дальше, вдогонку за Химоном. Отсюда было хорошо видно, как темная точка, движущаяся у горизонта, приближается к ним — все быстрее и быстрее. Еще чуть-чуть, и мальчик остановился, понимая, что бежать дальше бессмысленно. Ученик Фтила развернулся и стал пристально вглядываться в лица догонявших, чтобы разобраться, чего ожидать. Эльтдон понял это и гневно сдвинул брови, дабы припугнуть мальчишку. Но тот каким-то непонятным образом догадался, что все это блеф, и расслабленно опустился в метелки травы, улыбаясь самым бессовестным образом.

33
{"b":"1889","o":1}