ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Неужели Эльтдон действительно придумал, как выйти из этой ловушки? Вряд ли. Сомнительно…

8

Ущелье заканчивалось. Еще чуть-чуть, и они окажутся на той стороне Псисома, а потом Химон займется тем, ради чего кентавры здесь оказались. Поисками горной хладяницы. Сколько на это потребуется времени? И есть ли у них это время? Фтил не станет беспокоиться по пустякам. Может, все уже бесполезно, может, сейчас дочка Левса уже мертва?..

— Стоп, — утомленно выдохнул Химон останавливаясь. — Теперь до рассвета остается только ждать. С утра займемся поисками.

— Хорошо. Подождем до утра.

Они отыскали небольшую пещерку сразу за ущельем и забрались в нее. Здесь было влажновато, но достаточно удобно, чтобы переночевать; не спать же на горном склоне, усеянном острыми камнями!

Химон улегся подальше от входа и скоро заснул, а к Асканию сон все не шел. Когда же кентавр все-таки погрузился в сон, ему приснились колючие растения на недостижимых высотах и раненые эльфы в когтистых ручищах циклопов. И то и другое было необычайно реально, и охотник проснулся испуганный и вспотевший от этих видений. Он полежал некоторое время, глядя на светлеющий горизонт, а потом снова погрузился в сон, на сей раз не принесший ничего, кроме баюкающей тьмы.

9

Поселение циклопов выглядело заброшенным, и Эльтдон только с минутным запозданием понял, что так и должно быть. Ведь здешние одноглазые обитатели ушли на то время, которое понадобится Химону для поисков хладяницы.

Муг-Хор помог астрологу добраться до ближайшего дома и усадил на низенькую скамеечку, сооруженную из нескольких камней и бревен. Эльф поблагодарил своего спутника и невольно содрогнулся, глядя на покинутое поселение. Было видно, что дома построены не так давно: они еще не успели врасти в землю, их крыши еще не покрылись мхом, кое-где виднелись незаконченные постройки. Поспешный уход хозяев привел все это в угрюмый, чуть страшноватый вид. Слепо таращились в ночь неприкрытые ставни, где-то одиноко поскрипывала дверь.

Муг-Хор попросил Эльтдона немного подождать, а сам вошел внутрь. Там зажегся свет и что-то оглушительно загремело, кажется, переставляемые с места на место горшки. Из дверного проема выплыл и медленно пополз в небо аппетитный дымок. Хотя перед прощанием с кентаврами Эльтдон поел, ему подумалось, что было бы неплохо отведать того блюда, которое породило сей дымок.

Муг-Хор вскоре появился на пороге, держа в руках большой котелок, обернутый тряпицей, чтобы не жгло пальцы. Водрузив котелок на колоду, стоявшую неподалеку от скамеечки, где сидел эльф, он и сам примостился рядом с гостем-заложником и блеснул во тьме белозубой улыбкой:

— Откушаешь?

— Как не откушать, — чистосердечно удивился Эльтдон и полез в дорожный мешок за ложкой.

Циклоп довольно крякнул, развернул тряпицу и снял круглую крышку, выпустив в ночной воздух целый клуб изумительного запаха.

— Сут-Гхи готовила, — гордо заметил он. — Моя жена. — Потом засмеялся: — Забыл. Ложку забыл.

Муг-Хор сходил в дом за ложкой, сотворив еще одну порцию громыхания. Вернувшись, он виновато пояснил:

— Трудно без нее что-нибудь найти. Но не мог ее оставить — скоро, очень скоро у нас будет сын.

— А почему ты уверен, что это будет именно сын? — удивился эльф.

Циклоп развел руками:

— Не знаю. Уверен — и все.

Он задумчиво почесал себя под левой лопаткой, потом вздохнул:

— Давай-ка лучше есть.

Обжигаясь, Эльтдон проглотил немножко той чудесной каши, которая была в котелке. Она прямо таяла во рту, оставляя после себя приятный сладкий привкус. Как выяснилось чуть позже, каша эта, кроме прочего, еще и снимала усталость.

Когда показалось черное дно котелка, циклоп довольно крякнул, положил в котелок ложку, подхватил его и унес в дом.

Вернулся Муг-Хор с каким-то невообразимым предметом, который бережно прислонил к скамеечке.

— Что с твоими ранами? Все так же болят?

Эльтдон пожал плечами:

— Видит Создатель, я за это на них не в обиде. Как им еще быть, если их проклятый хозяин целый день занимался физическими упражнениями? Но спасибо за заботу. Думаю, через пару суток уймутся.

— Уверен, они уймутся гораздо раньше.

Муг-Хор взял в руки странный предмет и нежно провел по нему пальцами. В ночном воздухе родился и задрожал тонкий мелодичный звук.

— Что это? — удивился эльф.

— Арфа. Сегодня я буду играть для тебя. А завтра твои кентавры вернутся в стойбище, и мы займемся чем положено: ты расскажешь про свой план.

— Расскажу. И думаю, тебе он понравится.

— Уверен, арфа понравится тебе не меньше, — сказал из темноты циклоп.

Он замолчал и принялся играть.

Легкие пугливые звуки поднялись в звездное небо и сплелись там в удивительном танце, даруя Муг-Хору и Эльтдону свое благословение. Постепенно в музыке растворились покинутые дома циклопов, деревья, трава, кузнечики и звезды, растворилось даже небо, но все это не исчезло, нет, оно только воссоединилось в гармонии, превратившись в нечто совершенно новое, непредставимое.

Ни на миг не задумываясь, Эльтдон раскрыл свою душу волшебным звукам, спеша впустить в нее то единое нечто, что было ими рождено. Он сам стал им. Необычайная энергия разлилась в теле, колыхаясь в такт волнам мелодии, истребляя все страхи и сомнения, даря ему причастность к окружающему миру.

Тихонько, еще не до конца понимая, почему это делает, Эльтдон начал петь, слова появлялись в нем естественно и легко, словно так и должно было быть.

Эльф засмеялся: так и должно было быть!

Так и было.

10

Асканий проспал. Это казалось невозможным, но это случилось — он, охотник, проспал. Химон ушел без него, оставив только записку, в которой просил охотника дожидаться его здесь, в пещере. Дерзкий мальчишка! И бумагу ведь где-то отыскал, не иначе как с собой в сумке нес!

Кентавр выскочил наружу и осмотрелся — никого. И даже ни следочка вокруг, что, впрочем, не так уж и удивительно — все-таки они в горах. «Псисом — это тебе не степь, старина. Так что, кажется, придется ждать мальчишку и плевать в потолок, больше тебе, прости, делать нечего».

Асканий пообещал себе, что уж по возвращении Химону никоим образом не миновать надранных ушей, но это мало успокоило охотника. Ведь наверняка вляпается, неслух, в какое-нибудь приключение (из тех, что поопаснее), а ты его потом выручай.

Кентавр ошибался. На сей раз ученик Фтила обошелся без опасных приключений.

Химон, по его собственному разумению, вообще обошелся без приключений. Ну, немного побродил, внимательно, до боли в глазах, вглядываясь в окружавшую его мешанину камней, мха и лишайника, ну, отыскал какую-то старую пещеру, рядом с которой росла ложная хладяница, ну, забрался в эту самую пещеру. Так то ж разве приключение? И вообще, сейчас Химону было не до приключений, он слишком беспокоился о худенькой осунувшейся девчонке, ожидавшей его в шатре Левса. Или она уже…?

Мальчик отогнал прочь недобрые мысли и решил как следует обследовать найденную пещеру. Где есть ложная хладяница, там может оказаться и настоящая.

Химон огляделся. Он стоял не просто в пещере, а скорее в небольшом зале, потолок и стены которого обрушились сразу в нескольких местах, так что все пространство было пронзено толстыми колоннами солнечного света. Пол был усеивала какая-то мелкая крошка наподобие древесной трухи. И сделав несколько шагов, Химон выяснил еще одну интересную особенность пещеры.

Твердая поверхность у него под копытами внезапно дрогнула и начала медленно оседать. Мальчик даже не успел испугаться. Просто он рухнул вниз — как оказалось, в еще один зал, находившийся под тем, первым. Удивляясь, как это он умудрился не переломать себе ноги, Химон решил исследовать место, в котором оказался.

Выход на сей раз располагался не сзади, а прямо перед мальчиком. Химон удивленно перевел дыхание и огляделся, попутно стряхивая с волос остатки коварной крошки, усыпавшей ненадежный пол в верхнем зале. Теперь оттуда ровнехонько на спину кентавра падала еще новая колонна света. А здесь…

36
{"b":"1889","o":1}