ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Проход, перегороженный ржавой решеткой, только в последнее время немного расчистили от хлама, да и то благодаря частым визитам Скарра. Массивный орнамент металлических полос и прутьев переплетали клочья паутины, но гора каменных обломков по ту сторону была чуть сдвинута, так что, когда Одмассэн отпер замок ключом и с помощью своих спутников отодвинул решетку вбок, те смогли вполне свободно пройти на ту сторону. Что они и сделали, правда не сразу.

— Вот, — сказал, чуть помолчав, Одинокий. — Ты там не особенно геройствуй, тем паче здесь тебя на сей раз буду ждать не один я.

— Посмотрим, — ответил Ренкр. — Как получится. Но я вернусь — ты же знаешь, когда я обещаю, всегда возвращаюсь.

— Давай, парень. — Одмассэн хлопнул его по плечу, потом закрыл решетку и отправился обратно в селение.

Долинщик смотрел вслед, и глаза его были сухими, но душа корчилась от боли. «…Не геройствуй». А чем еще заниматься герою? Чем, скажите на милость?!

— Пойдем, — прикоснулся к его рукаву Скарр. — Путь неблизкий.

— Да, — согласился Ренкр. — Пойдем.

7

Здесь, в Нижних пещерах, почти ничего не изменилось со времени достопамятного паломничества к Ворнхольду; по крайней мере, долинщик легко узнавал знакомые места. Вот здесь они впервые заночевали после того, как, израненные и усталые, вошли в Пещеры; вот здесь — наткнулись на троллей. Чуть дальше было видно ответвление, созданное тогда каменным червем и — ирония судьбы! — спасшее от него.

Наконец альв и тролль спустились к берегу подземной реки, который уходил узким карнизом в плещущуюся тьму. Пошли по нему. Ренкр старался не смотреть на стену, где кишмя кишели светящиеся насекомые, но как-то не получалось, взгляд самовольно возвращался к этой неприятной картине.

Но вот карниз закончился… Впрочем, закончился и день. Путники разложили небольшой костерок, Ренкр присел у огня и повернулся к Скарру:

— Почему мы идем так долго? Мне казалось, ты этот же путь преодолеваешь значительно быстрее.

— Преодолеваю, — поморщился молодой тролль. Его нос при этом смешно вздрогнул, но Ренкр уже стал потихоньку привыкать к странностям своего спутника. — Правда, я пользовался Путями карлика, а это не так просто. И я решил, что на твою долю (да и на мою тоже) еще хватит подобного удовольствия. Поэтому до Ролна мы доберемся пешком.

— Понятно, — протянул альв.

Говорить не хотелось, да говорить-то, в общем, было не о чем. Так что после ужина он пожелал троллю спокойной ночи и заснул.

…Сначала невозможно было понять, где он находится. Какой-то туман вокруг, серый, клочковатый. Потом из тумана вышла сгорбленная фигура. Кто это? Неужели…

— Здравствуй, мальчик, — молвил мастер Вальрон. — Я ухожу — навсегда. У меня очень мало времени, поэтому послушай, что я тебе скажу, и не перебивай. То место, куда ты сейчас отправляешься, находится далеко, путь туда труден, и поэтому, надеюсь, ты не потерял мой подарок тебе. Да-да, ту самую деревянную голову Странника, не знаю уж зачем…— Он оборвал себя: — Не важно. В общем, ступай, и да пребудет с тобой милость Создателя. Это одно из твоих последних дел. Предпоследнее. Не расстраивайся, все закончится скорее, чем ты можешь предполагать. Все закончится намного скорее — для тебя.

— Значит, мне удастся вернуться живым?

— А? — переспросил мастер. — Да, конечно. Я же говорю, тебе предстоит совершить еще кое-что. Конечно, живым. Прощай.

И прежде чем Ренкр успел задать хотя бы один вопрос, мастер исчез, просто растаял в тумане. Парень прыгнул за учителем, надеясь ухватить за полу халата, остановить, расспросить — раньше он ужаснулся бы даже одной мысли о такой дерзости, но теперь ему было все равно.

Ничего не получилось. Мастера он не догнал, а под ногами внезапно разверзся колодец, и началось падение, долгое, бесконечное падение, и только тонкая белая рука снова предлагала свою помощь, а он все отказывался — и летел, летел, летел…

8

— Ты кричал во сне, — сказал Скарр, подогревая воду.

— Извини, — смутился Ренкр. — Наверное, тебе придется привыкать. Я кричу часто. Чаще, чем хотелось бы.

— Привыкну, — пожал плечами тролль. — Мне теперь ко многому нужно привыкать… — Он замолчал.

Долинщик похлопал себя по карманам, нащупал в одном из них то, что искал, и достал — вырезанную из дерева голову Черного. Подержал на ладони, пытаясь решить для себя, насколько можно верить снам, но так и не пришел к сколько-нибудь подходящему выводу.

— Ты веришь в сны?

— Что значит — верю ли я в сны?

— В сновидения, — уточнил Ренкр, не сводя глаз с маленькой деревянной головы на свой ладони. — Если, предположим, к тебе во сне явится твой учитель и скажет, чтобы ты поступил так-то и так-то, — что ты сделаешь?

— Во сне? — не понял Скарр. — Что я сделаю во сне?

— Нет, что ты сделаешь, проснувшись?

Молодой тролль пожал плечами:

— Спрошу у него наяву, что он имел в виду.

— А если…

/он мертв/ ты не можешь в ним встретиться?

(«Что за чушь?! Откуда могла прийти эта мысль? Ведь Вальрон — альв, а альвы бессмертны… до тех пор, пока сами не захотят смерти, или не заболеют, или не будут убиты…»)

— Я последую его указаниям, — сказал тролль, да так уверенно, что Ренкр, не сдержавшись, воскликнул:

— Но почему?!

Скарр отшатнулся:

— Что с тобой? Кажется, тебе сегодня приснилось нечто… важное.

— Да, — согласился долинщик. — Прости.

— Зря ты извиняешься. Я вполне понимаю тебя. Ты спрашиваешь, почему я поступлю именно так? Очень просто. Об этом у нас знают многие — после своей смерти душа может на некоторое время задержаться на пороге между прошлым и будущим возрождением для того, чтобы завершить неоконченные дела.

— Душа? — удивился Ренкр. — Возрождение? О чем ты?

Скарр недоуменно посмотрел на него:

— Неужели ты думаешь, что, умирая, исчезнешь навсегда, растворишься в окружающем и тебя больше не будет — НИКОГДА?

— Ну да, — растерянно кивнул парень. — А как же иначе?

Тролль рассмеялся:

— Какие глупости! Разумеется, ты будешь жить дальше, ну, не совсем ты, а то, что останется в тебе самого лучшего, твоя душа. Твой огонь, которым тебя наделил Создатель. И через некоторое время ты вернешься в этот мир, но уже другим. — Скарр вздохнул: — Это так сложно — рассказывать о том, чего сам не до конца понимаешь.

— В общем, — подытожил Ренкр, — ты считаешь, что в снах отражается нечто, существующее на самом деле. А формы, которые принимает… это?

— Формы? — переспросил тролль. — Не знаю. Наверное, самые разные. Формы ведь, по сути, не главное. Главное, чем они наполнены, и то, что ты видишь, ты видишь именно так, потому что тебе таким образом легче воспринять и понять происходящее. Уф, ну и вопросики у тебя!

Они снова надолго замолчали…

Позавтракав, путешественники направились в Ролн. Деревянное изображение головы Черного Ренкр переложил поближе к груди, а потом, поразмыслив, надел на шею, благо старая нить осталась пропущенной через специальную дырочку.

В караулке — не слишком большом помещении, расположенном справа в стене узкого, перегороженного решеткой прохода, — их остановили. Начальник стражи, пожилой тролль с чрезвычайно выразительными бровями, которыми он усиленно двигал, словно бы помогая себе при разговоре, начал тщательно проверять вещи и расспрашивать о том о сем, причем если некоторые его вопросы были сообразны обстоятельствам, то другие звучали несколько странно. И все-таки поначалу Ренкру верилось, что это обычная проверка, да и сам Скарр тоже так считал — до тех пор, пока из города за ними не явился отряд Стражей спокойствия.

— Так вот зачем ты так долго проверял нас? — Тихий голос Скарра был полон презрения.

Пожилой начальник караула развел руками:

— Приказ, сынок. Велено при появлении задержать.

— Когда-то ты считал себя другом моего отца, — холодно заметил молодой тролль.

— Да, — сказал начальник караула. — Я и сейчас считаю себя его другом. Просто времена изменились, и…

49
{"b":"1889","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
О темных лордах и магии крови
Феномен «Инстаграма» 2.0. Все новые фишки
Держите спину прямо. Как забота о позвоночнике может изменить вашу жизнь
Карильское проклятие. Возмездие
Покорить Францию!
Школа спящего дракона. Злые зеркала
Восемь обезьян
Копия