ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Что с ним? — Он кивнул в сторону Скарра, безучастно глядевшего перед собой.

— Не знаю.

Ренкр решал, как быть. Открыться этому троллю? Он вроде бы говорил что-то о дружеских отношениях с покойным Хлэммом, пусть даже и помог задержать альва со Скарром до прихода Стражей. И если не этот — то кто? Ведь парень, по сути, все решил уже тогда, когда окликнул его — стоит ли сейчас идти на попятный?

Выслушав обьяснения, тролль нахмурился:

— Значит, это началось у него в тюрьме? Ладно, пойдем-ка ко мне домой, думаю, нам нужно поговорить. А улица — не самое подходящее место для подобных бесед.

— Не знаю, — протянул Ренкр. — Скарр, кажется, не слишком доверял тебе.

— Альв, мне неизвестна и половина твоей истории, но, по-моему, у тебя просто нет выбора.

Долинщик промолчал.

Тролль положил на землю кусок каменного лепестка, который до сих пор держал в руках, и пошел прочь, не оглядываясь, чтобы удостовериться, следует ли за ним альв.

Альв следовал.

10

Пришлось рассказать все. Ну, почти все, большую часть. Ренкр понимал: шансы на то, что Хвилл (так звали старого тролля) поможет найти выход, — мизерные, но выбора и вправду не было. Уж себе-то он мог в этом признаться.

Хозяин досыта накормил гостей, после тюремного пайка домашняя еда показалась особенно вкусной. На слова благодарности Хвилл смущенно отозвался, сложив брови домиком:

— Это ведь не я. После того как моя старушка погибла, ходит ко мне одна, такая же дряхлая, как я, троллиха и помогает по хозяйству — самому-то мне ни за что не управиться. Я ведь потому и из арбалетчиков ушел: без Хлэмма там уже не то, да и мне сложновато одному. Вот, перевелся в стражники.

Тролль отправил их отдыхать, а сам остался, чтобы подумать над возникшей проблемой.

Спустя примерно час после того, как Ренкр выложил все Хвиллу, в голову альву пришла идея, как можно спасти Скарра. Парень удивился, почему он не додумался до этого раньше, ведь это так просто. Конечно же обломок Камня! В подобной ситуации Монн был спасен именно таким образом. Ренкр вскочил и торопливо рассказал об этом Хвиллу, а потом проделал все, как и тогда, в пещере с больными стариками (разве что в лоб Скарра целовать не стал).

Когда и на третий раз ничего не получилось, долинщик раздосадованно дернул головой и, оставив молодого тролля в покое, отправился в гостиную, где его дожидался Хвилл. Тот внимательно посмотрел на вошедшего и констатировал:

— Ничего не получилось.

Отвечать Ренкр не стал — все и так было ясно.

— Ладно, альв, не тужи, — похлопал его по плечу Хвилл. — Я помогу вам выбраться из города, а там, глядишь, к Скарру вернется память.

— А если не вернется? Что тогда?

— Тогда я отведу вас к Путям, — вздохнул тролль.

11

К вечеру стало ясно, что ничего не изменится. Скарр вел себя словно младенец. Правда, младенцы обычно кричат и тянутся ручонками во все стороны, им интересен мир, в который они пришли, а молодой тролль оставался безучастным, что бы вокруг ни происходило. В конце концов Хвилл, недовольно кряхтя, признал: нужно отправляться в путь.

Они выбрались из дома; предварительно старый арбалетчик приготовил себе дорожный мешок не хуже, чем у Ренкра. В ответ на вопросительный взгляд альва тролль только пожал плечами, мол, всякое может случиться. Уже за одну эту готовность к любым опасностям парень был весьма признателен Хвиллу.

Идти пришлось осторожно, скрываясь от посторонних взглядов, потому что тролль очень не хотел, чтобы их с альвом заметили. Что же, это было вполне понятно.Оставалось лишь следить за Скарром, чтобы тот случайно не выдал их.

В результате они все-таки выбрались за город, пусть даже это и стоило каждому нескольких ткарнов жизни. Особенно опасным был момент, когда их едва не обнаружил ночной патруль. Ну да и это осталось в прошлом…

— Не понимаю, ты же вполне мог привести сюда троллей Крапта, тех же стражей. — Ренкр удивленно смотрел на черное круглое отверстие в полу коридора. — Небось получил бы вознаграждение.

Хвилл тяжело вздохнул:

— Может, так бы и случилось. Не исключено, конечно, что меня бы надули казначеи Властителя, но все равно заработок был бы неплохой. Дело в другом — я поклялся, что никому не скажу ни слова об этом месте. Не об этом конкретно, а вообще обо всем, что может указать дорогу к пещере Ворнхольда. И еще — я очень боюсь Путей. До последней минуты надеялся, что мальчик очнется и мне можно будет уйти.

Хвилл посмотрел на Скарра. Все тот же безразличный взгляд, отрешенное расслабленное лицо, безвольные руки. Молодой тролль так и не пришел в себя.

— Эх, — проворчал старик, махнув рукой. — Зря я во все это ввязался, ведь и из арбалетчиков ушел, чуял, что не по мне все эти выкрутасы, после смерти Хлэммовой, ни к чему, а вот же, гляди, нашла нелегкая. Ну что, прыгать будем?

Прыгнули.

12

Сводчатый потолок над их головами обвисал хрупкими тонкими и массивными толстыми «слезами камня». Ренкр потер виски, провел дрожащей ладонью по глазам, пытаясь изгнать ту тьму, что засела за веками, засела и не желала убираться. Он старался не вспоминать, что возвращаться придется тоже Путями, и был благодарен Скарру за то, что тот вел его к Ролну обычной дорогой. Правда, выражать свою благодарность сейчас не имело смысла, молодой тролль оставался все так же безучастен к происходящим вокруг него событиям — даже к тьме Путей! Его по-прежнему пустой взгляд скользил по Ренкру и Хвиллу, по стенам и толстой каменной двери в два альвьих роста, по «слезам камня»; безвольные руки тряпичными лохмотьями обвисли по бокам, ноги передвигались шаркая, словно их владелец — дряхлый старик.

— Что с дверью? — спросил Ренкр. — Она заперта?

— Вход был опечатан, — объяснил Хвилл, — но, если ты говоришь, что мальчик принес тебе один из свитков, печать, скорее всего, сорвана.

— То есть никаких охранных мер вы не предпринимали? — уточнил долинщик попутно пытаясь свыкнуться с тем, что тролль называет Скарра мальчиком.

— Нет, — пожал плечами старый арбалетчик. — Никаких. Зачем?

Если вспомнить о том, что в коридор можно было попасть только с помощью Путей (это был даже не коридор, а отрезок: с одной стороны — глухая стена, с другой — дверь), — если учесть все это, то и впрямь запирать пещеру Ворнхольда не требовалось.

Ренкр подошел к двери и легонько нажал. Каменная плита скрипнула и чуть-чуть откатилась в сторону.

То, что все называли пещерой Ворнхольда, на самом деле являло собой систему нескольких больших и малых залов, соединенных коридорчиками и переходами.

Первая, уже знакомая парню комната с многочисленными полочками и нишами, в которых располагались пузырьки, деревянные ступки и много прочего (в том числе и свитки), заметно изменилась, словно здесь когда-то бушевал ураган, который в ярости расколотил большинство этих самых пузырьков да ступок, рассыпал и разлил их содержимое, но до свитков не смог дотянуться: те лежали под самым потолком в узких футляроподобных нишах, свернутые и прикрытые крышечками. Кое-где крышечки отвалились (то ли от времени, то ли из-за загадочного урагана), благодаря чему и можно было понять, что там — именно свитки. Правда, оставалось неясным, как их доставал Всезнающий — да и Скарр, кстати, тоже.

Ренкр обернулся — тролли вошли в пещеру вслед за ним, и теперь Хвилл с легким интересом оглядывал комнату и разрушения, ей причиненные, а его молодой спутник замер, по-прежнему ко всему безразличный. Ренкр побродил немного по остальным залам: вот спальня, вот еще один рабочий кабинет, как и первый, разоренный, только этот, похоже, чаще использовался для каких-то опытов, вот — кладовая… Ходить здесь можно было часами, но долинщик уже догадывался, что нужного не найдет. Поэтому вернулся к троллям и спросил у Хвилла:

— Скажи, а где-нибудь поблизости есть река?

— Река? — выгнул тот бровь. — Нет. А что?

51
{"b":"1889","o":1}