ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Не говори о ценности моего подарка и о том, что ты не можешь его принять. — Лекарь упредил готовые сорваться с уст эльфа слова. — Потому что на другой чаше весов лежала судьба двух народов, которые ты сумел примирить. И еще жизнь одной маленькой девочки.

«С которой мне еще придется встретиться в будущем. И я совсем не обрадуюсь тогда — по ее же словам».

— Я не знаю, кому она нужнее, тебе или мне, просто бери и владей ею. — Фтил протянул Книгу эльфу, и тому ничего не оставалось, как принять том дрожащими потными ладонями. Что астролог и сделал.

Итак, все — подарки были розданы, настал час отправляться. Эльтдон заботливо укутал Книгу в кожи, чтобы, не приведи Создатель, не намочил дождь, потом упрятал ее поглубже в один из «подарочных» тюков. Только после этого тронулись в путь.

Когда кентавры сворачивали к лесу, вдали, у шатров, появилась еще одна худенькая фигурка. Остальные махали, неистово, искренне, а она просто стояла и смотрела. Наверное, потому, что остальные с ним больше никогда не встретятся, а она…

Ветви деревьев заслонили эту картину. Странствие к Повелителю драконов продолжалось.

3

Прежде чем выехать на южную дорогу, кентавры свернули к мосту. Муг-Хор попросил об этом, потому что рано утром, когда Эльтдон еще спал, вынужден был отправиться на стройку — и не успел еще преподнести астрологу свой подарок.

Эльф, конечно, ничего об этом не знал. Поэтому и удивился, когда за деревьями внезапно появилась огромная поляна, на которой то там, то здесь виднелись обрубки деревьев, четыре каменные глыбы — то ли еще не установленные, то ли отбракованные по каким-то причинам; кучи листьев, веток и каменных обломков, больших и малых. Здесь берег был очищен от камыша и плавучих растений; вдалеке, почти на горизонте, виднелся другой берег, и к нему, еще не законченный, тянулся мост. Большую часть работы уже сделали, осталось закончить настил — и исход кентавров начался бы. Асканий и его спутники явно не успеют к завершению, так что им потом придется искать соплеменников по оставленным Левсом меткам.

Каменные опоры для моста доставлялись с Псисома, а циклопы и кентавры подгоняли их потом под необходимые размеры, стесывая лишнее, подравнивая бока, прорезая выемки и желоба для досок. Деревья рубили тут же у реки, так что поляна получилась солидная. Всякий мусор: ветки, листья, кору — старались сметать в огромные кучи и сжигать, но все равно пространство вокруг было усеяно ими в большом количестве.

Недавно обнаружилась досадная ошибка, из-за которой строительство задержалось. Настил моста сооружали циклопы, и одноглазые как-то не подумали о том, что там, где они сами со своими широкими ступнями могут ступать без опаски, кентавры с их копытами могут переломать себе ноги. Кое-где зазоры между досками настила оказались слишком широкие — стало ясно, что надо делать все заново.

Муг-Хор очень расстроился из-за этого. Вчера вечером, когда все отправились спать, циклоп бережно укутал свою арфу в пушистую шкуру и отправился к реке. Всю ночь работал без устали, так что к утру успел кое-что поправить. А теперь, покинув своих соплеменников, он спешил попрощаться с путешественниками.

Эльтдон боялся, как бы Муг-Хор тоже не вознамерился подарить ему что-нибудь ценное. Эльф считал, что недостоин всех тех подарков, которые ему уже преподнесли, а если еще и Муг-Хор… Но тот, похоже, сам понял, что на сей раз нужно что-то совсем другое. Поэтому он просто склонил громадную курчавую голову и приложил к груди широкую, покрасневшую от трудов ладонь.

— Тебя наградили многим, — заговорил он звучным голосом, и кентавры, работавшие неподалеку, подняли головы, с интересом наблюдая за происходящим; то же сделали и циклопы.

— Тебя наградили многим, но все это — по праву заслужено тобой, — продолжал Муг-Хор. — Я же дарю свое доброе слово. Когда тебе станет плохо, просто вспомни о нем и пожелай чего угодно. Помощь придет к тебе.

Циклоп снова поклонился и, развернувшись, направился к мосту.

Вот теперь все. Нужные слова были сказаны, оставалось только одно — отправляться на юг.

Кентавры взмахнули хвостами и, подбадривая друг друга громкими гортанными звуками, снялись с места и помчались по берегу. Трава и деревья слились в одну сплошную линию, бешено уносясь назад, за их спины. Над головами пьяно раскачивалось небо, еле заметное в просветах между листьями и ветвями. Где-то позади вдогонку убегающим кричали их товарищи — кентавры, которые не убоялись взойти на пока что опасный для них мост, чтобы проводить взглядом путешественников. Эльтдон покрепче обхватил торс Аскания, чувствуя себя одним из этих удивительных существ — как будто он сам несся вскачь, так же, как они, кричал и взмахивал хвостом. Тут эльф запнулся, представив себя с хвостом, и оглушительно расхохотался. Кентавры, хотя и не знали, почему он смеется, присоединились к нему. Лететь сквозь чащу и хохотать оказалось еще упоительнее. Так они и скакали на юг — туда, где предстояло встретиться с караваном Годтара-Уф-Нодола.

Впрочем, такое бесшабашное передвижение по лесу не могло длиться долго. Лес не прощает фамильярности, так что путешественники перешли вскоре на шаг. Первый восторг поулегся, и теперь они вели себя значительно осторожнее. Да и Эльтдону на память пришла встреча с той лягушкой… Он тоже стал оглядываться по сторонам, пусть даже Асканий и уверял, что поблизости ничего опасного нет.

Вскоре кентавры выбрались на привычную дорогу. Почти незаметная для случайного взгляда, она тянулась сквозь чащобу, устремляясь на юг. То превращаясь в узкую тропку, то раздуваясь, словно только что пообедавшая змея, она порой сливалась со звериным путям или же ныряла в заросли краснолистных кустов, непредсказуемая, но заведомо безопасная. Или, если точнее, более безопасная, чем лес вокруг, ибо более знакомая кентаврам.

Дни развернулись перед Эльтдоном ярким цветным веером, изредка задевая его, но чаще скользя мимо, как и эти листья по обе стороны дороги. Он колыхался на спинах своих спутников, послушно делал все, что они советовали, читал перед сном Книгу, неизменно бережно закутывая ее в кожи, пил, ел, спал, справлял естественные надобности, но, в общем, оставался как бы в стороне от бытия. Он проходил сквозь события и само время. Он ждал встречи с караваном. Именно тогда должна была начаться новая фаза его жизни… вот только какая?

4

То ли Эльтдон был настолько погружен в собственные мысли, то ли кентавры двигались очень быстро — но только путь закончился скорее, чем эльф ожидал. Два или три дня они ехали по лесу, а потом вышли в степь. Там уж его четвероногие спутники развили и вовсе немыслимую скорость, невзирая на тяжелые тюки с товаром и дополнительный живой вес в особе Эльтдона. Но вот степь начала меняться, на горизонте осторожно показался краешком лес, а уже к вечеру путешественники были под его слезливым пологом. Дольдальмор Лиияват не зря так назывались. Дождь шел здесь большую часть года, а туманы почти никогда не покидали этих мест. И жили тут в основном существа, которые были не против подобного положения вещей: низенькие болотники, именовавшие себя кикморами, и долговязые дождевики; кроме них, конечно, можно было встретить и представителей других рас Ниса, по тем или иным причинам оказавшихся в этих краях, — но в значительно меньших количествах.

Попетляв немного по скользким тропинкам, кентавры выбрались к тому самому поселку, где и должны были встретиться с караваном.

Дома кикмор — а именно они составляли основное население поселка — устанавливались на сваях, так что кентаврам не приходилось надеяться на местное гостеприимство. Они и не надеялись; поздоровавшись со старыми знакомыми, путешественники обосновались на небольшой полянке, развели слабый костерок и коротали время за неторопливым разговором. Некоторые, правда, отправились к кикморам, чтобы разузнать, когда ожидают караван да как жилось здесь болотникам за последние полгода. Эльтдон тоже не усидел у костра. Он, заприметив, что Асканий встает и намеревается куда-то идти, попросил кентавра взять его с собой. Тот легко согласился, и они зашагали по хлипкому настилу из досок, которыми здесь было принято выстилать тропы. Иначе дорога очень быстро становилась непроходимой, и не то что кентавр, непривычный к подобной жизни, а даже и сам болотник или тот же дождевик мог поскользнуться и получить серьезную травму.

57
{"b":"1889","o":1}