ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Уровень Пси
Бумажная магия
Тренинг по системе Майкла Ньютона. Путешествия вне пространства и времени. Как жить счастливо, используя опыт предыдущих жизней
Как написать бестселлер. Мастер-класс для писателей и сценаристов
Ценовое преимущество: Сколько должен стоить ваш товар?
Земля лишних. Треугольник ошибок
О лебединых крыльях, котах и чудесах
Город лжи. Любовь. Секс. Смерть. Вся правда о Тегеране
Мы взлетали, как утки…
A
A

— Насколько я понял, Книга у тебя.

Первой мыслью было отпираться, но Эльтдон тут же понял, что это глупо. Припомнив рассказ Годтара-Уф-Нодола, он начал понимать, что вроде бы случайные фразы, брошенные Сафельдом как бы мимоходом и спасшие, киноцефала от опасности, на самом деле не были случайными. Каким-то образом тролль узнал о Книге, и «играть в дурачка» не стоило.

— Да, она у меня. Но тебе-то что за дело до этого?

Наверное, слова прозвучали излишне задиристо, но, когда речь заходила о Книге, Эльтдон не мог иначе. В конце концов, это подарок Фтила, не говоря уже о той величайшей ценности для ученых всего мира, которую таит в себе неказистый том в зеленой коже. «А как же слова об опасности? — спросил какой-то язвительный голосок внутри. — Уж не перехитрил ли ты сам себя, мудрый астролог? Наверное, не зря твой „бесценный том“ так долго и последовательно пытаются уничтожить». Эльтдон предпочел не слышать этого голоса. С него вполне хватало того, что говорил Сафельд.

— Есть дело, — отрезал тролль. — Поскольку мне кое-что известно об истории этой Книги. Дуршэ хотел уничтожить ее, но случай (как же «удачно» все случилось, просто диву даюсь!) помешал. Удивительный случай… ну да ты знаешь об этом. А известно ли тебе, что Годтар-Уф-Нодол когда-то настолько привязался к этой проклятой Книге, что не ложился спать, не почитав ее перед сном? Или то, что он начал меняться — не внешне, конечно, но его представления о мире стали совсем иными. А знаешь ли ты, что, если таковые представления изменятся у слишком многих, поменяется уклад самого мироздания? И…

— Замолчи!

Эльтдон и сам не знал, откуда берутся силы. Он никогда еще не кричал так на других, считая подобное поведение неприличным, а сейчас словно что-то подталкивало его в спину.

—Замолчи! Как ты смеешь говорить так о Книге, написанной Создателем?!

Сафельд сокрушенно покачал головой:

— Во-первых, писал ее не Создатель, а другие, с его слов. А во-вторых… Во-вторых, боюсь, уже слишком поздно что-то тебе объяснять. Задумайся лишь над тем, что в Книге не хватает страниц. А следовательно, картина мироустройства, изложенная в ней, неполна. И…

—Я не желаю разговаривать с тобой на эту тему, — холодно проронил Эльтдон. — Если это все, что ты собирался сказать, то мне остается только пожелать тебе спокойной ночи. Я устал и намерен идти спать.

— Жаль, — проговорил тролль. — Очень жаль.

Не проронив больше ни слова, он развернулся и ушел к кострам. Эльтдон проводил его настороженным взглядом, потом поднялся на спину парайезавра и стал рыться в тюках, чтобы взглянуть, все ли в порядке с Книгой. Нет, кажется, старый мошенник не рискнул к ней прикоснуться. Успокоенный, эльф немного полистал желтые шелестящие страницы, потом снова спрятал томину и уснул. Он не заметил, как пристально следил за ним Сафельд. А если бы и заметил, не понял бы, что таилось в глазах седого тролля. Совсем не алчность или злоба, нет, в них тихонько свернулась клубочком жалость. И еще чуть-чуть отчаянья.

8

Льются дождевой водой серые дни, льются, точно где-то в небесах образовалась дыра и время течет оттуда быстрым потоком. Пропали лламхигин-и-дурры, и все стало так, как бывало каждый год. Размеренная поступь парайезавров, ленивые беседы погонщиков, долгие ночи у костров.

Эльтдон, ощущавший вначале некоторую отчужденность, теперь полностью считал себя своим в караване. Разговоры не затихали при его появлении, кто-нибудь обязательно дружески звал астролога в кружок сидевших у пламени, просил рассказать какую-нибудь историю или поведать, что же вещуют звезды ему самому или его знакомым, жене, детям, оставшимся в Бурине. Кое-кто покачивал при этом головой и, вздыхая, заявлял, что мол, все, закончились его бурные деньки, самое время и остепениться. Денег вполне хватит, чтобы безбедно дожить до старости, а уж дети, когда подрастут, пускай сами позаботятся о своих зрелых годах. И осторожно косился туда, где в этот момент находился дуршэ. Никто не желал признаваться даже самому себе, но, по правде сказать, такую перемену в настроении вызвало неожиданная миграция лламхигин-и-дурров. Старые умудренные караванщики понимали, что это обстоятельство заставит Годтара-Уф-Нодола и тех, кто с ним останется, искать новую дорогу с востока на запад, а это влекло за собой много других неприятностей. Кроме того, само предприятие в таком случае становилось менее доходным. Не время ли вспомнить о семье и покое?..

Дуршэ и сам понимал, что дело плохо. В глубине души он, наверное, надеялся, что все еще каким-то образом уляжется, образуется. Например, лламхигин-и-дурры почудят-почудят — да и вернутся обратно в южные топи. Или же неожиданно их свалит какая-нибудь болезнь. Или…

«Или вернется Создатель, — горько усмехался он самому себе и шел, поглаживая загрубелую кожу на мордах парайезавров. — Все, старик, отыграл ты свое, отбегал. Нет предела жадности, но всегда найдется предел рисковости. Может быть, вот он, твой предел?»

Сафельд тоже ходил мрачный, зная, что тяготит киноцефала, но не в силах помочь ему. За ежедневными заботами о насущном тролль почти забыл о Книге и эльфе, ее сюда принесшем, то есть забыть-то он, конечно, не мог, но вот думать о том, что предпринять, перестал. Сафельда больше заботила судьба родного каравана.

И только Вальдси, немного оправившись и набравшись сил, казалось, даже повеселел. Нет, угрюмость не покинула его окончательно, но все же в глазах что-то такое заблестело… Что ж, это можно было понять — дождевик ведь лучше всех остальных знал, как близко они находились от смерти. Но что неизменно удивляло Эльтдона и некоторых других, кто давал себе труд задумываться над этим, так это то, что колдун не стремился вернуться домой. По пути каравану не раз попадались деревушки, в которых, без сомнения, нашлись бы желающие проводить путешественников дальше, но Вальдси не желал и слышать об этом. Он утверждал, что обязался довести караван до настоящего тракта — и сделает это. Эльф сильно подозревал, что дождевик пожелает отправиться с ними и дальше, но пока держал свои подозрения при себе. Зато последние дни, не заполненные ничем интересным, позволили ему повнимательнее приглядеться к чародею.

Как и все дождевики, Вальдси был худощав и высок. Его голову покрывали долгие космы коричневых, с прозеленью, волос, из-под которых проглядывали большие внимательные глаза. Внешне похожий на эльфа, он, впрочем, не сторонился представителей других рас Ниса, собравшихся в караване. А здесь их было очень много, представителей этих самых рас: и тролли, и гномы, и альвы, и эльфы, и киноцефалы, и карлики, и… Список можно было бы продолжать еще долго, и Эльтдон порой удивлялся, почему Годтар-Уф-Нодол собрал такую необычную команду. Видимо, это еще одно из проявлений тайной мудрости дуршэ, которой он не спешит делиться.

Колдун вел себя спокойно и уверенно, показывая, что знает цену собственным возможностям и не обманывается по поводу их значимости для каравана. Несколько раз он указывал на скрытые ловушки, поставленные местными жителями на зверя, предупреждал о возможных опасностях — в общем, отрабатывал оговоренную сумму вознаграждения.

Стоит ли удивляться, что Сафельд, озабоченный судьбой каравана, в конце концов остановил свой взор на дождевике? И стоит ли удивляться тому, что через некоторое время он, решившись наконец, отозвал колдуна в сторону и заговорил с ним о чем-то? Стоит ли? Да, наверное, не стоит.

Тем более что Вальдси ничего не сделал. Дождевик лишь пожал плечами и ответил, что Книга не представляет угрозы для каравана, а кроме безопасности он ничего не обещал. Тролль в сердцах сплюнул в вязкую жижу под ногами и ушел прочь. Колдун же улыбнулся и вернулся к костру допивать цах. С этой ночи он начал внимательно следить за Эльтдоном, не уверенный, впрочем, в том, станет ли вмешиваться. Это было не его дело, а Вальдси очень не любил ввязываться в подобного рода приключения. Как правило, они не доводили до добра.

63
{"b":"1889","o":1}