ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Теперь настал час завершить эту долгую историю, и долинщик тянул и тянул за веревочку; камень не поддавался, альв сердито дернул за нее — и порвал. Холодный обломок комком снега скользнул под рубашкой и замер у живота. Пришлось расстегиваться и доставать его.

Ветер ледяными щупальцами погладил обнаженную кожу, и Ренкр поспешил застегнуться. Но было поздно — пронизавший насквозь все тело холод не уходил. Пальцы мгновенно задеревенели — альв сжимал обломок Камня изо всех сил, боясь ненароком уронить. И готовясь к главному.

Наверное, что-то такое отразилось в его взгляде, потому что горгули и тролли уже отступали назад по заледеневшему склону, где, присыпанные небесной белизной, торчали почерневшие обломки камней. А Глаз — Глаз внезапно вздрогнул, словно в его каменное отверстие попала соринка.

Земля выскользнула из-под ног Ренкра, и он начал заваливаться на спину, заранее предощущая острые клыки скальной породы, на которые ему надлежало упасть.

Небо, словно осознав исключительность момента, замерло чудовищной, неохватной картиной — и через все это гигантское полотно пролегала незаметная дотоле полоса, перечеркивая изображение и вонзаясь смертельным дротиком в Глаз. Ренкр еще успел удивиться, что до сих пор, поднимаясь по вертикали, не видел этой полосы черного света, хотя, конечно, при том количестве ответвлений и отростков, мимо которых они проходили, свет наверняка мог свернуть в один из них и скользнуть к котловану змей; вернее, от него — к небесам. Но это было уже не важно. Ренкр падал. На камни. И уже не встанет. Не закончит начатого. Вальрон ошибал…

Что-то толкнуло его в бок и смягчило удар.

Альв, скосив глаза, посмотрел на влажный резец камня. Еще чуть-чуть, и этот зуб разорвал бы ему щеку. Или пробил затылок. И точно так же, как течет сейчас по камню чья-то кровь, текла бы его собственная.

«Чья-то кровь?!»

На то, чтобы вскочить с промерзлой земли и увидеть лежавшего на камнях Хвилла, ушло два мига. Ренкру казалось — две вечности. Он хотел было кинуться к троллю, зажать руками рану, перевязать, спасти, но Глаз продолжал смыкаться — вытягивающееся в узкую щель отверстие, — и Сирэм неожиданным повелительным жестом указал туда: «Ступай!»

На сомнения ушло еще несколько секунд, и темная кишка черного света вздулась нажравшейся пиявкой, а Глаз продолжал сжиматься. Помертвевшие пальцы не чувствовали обломка Камня.

Взгляд.

Да его там и нет!

Ренкр лихорадочно огляделся, заметил в снегу алый отблеск и упал на колени, разгребая белую россыпь. Наконец он достал обломок и шагнул к Глазу, ступая по содрогающимся камням, словно по растревоженной трясине.

Пиявка, застывшая между вершиной Эллин-Олл-Охра и небом, начала извиваться — и расти, расти, расти…

Все это происходило в абсолютной тишине. Ренкр не слышал ни звука, даже когда падал, даже когда разгребал руками снег и вынимал из узкой ложбинки алый обломок Камня. И только теперь сквозь ватную пелену тишины пробился крик Гунмеля: «Бросай!»

Глаз почти закрылся. Невозможно поверить, что не так давно именно из него они выбрались наружу. Ренкру показалось даже, что Камень не пролезет в эту узкую щель. Он опустился — нет, рухнул на колени, наклонился к сощурившемуся в злобной агонии Глазу и, не обращая внимания ни на толстую кишку-пиявку, ни на боль в коленях, втиснул обломок в щель.

Что-то вздрогнуло в самом нутре Горы, волна судорог пробежала по ней, и Ренкр, не удержавшись, снова упал. Тонко вскрикнул Гунмель, захрипел Хвилл. Посыпались вниз камни — они выпадали из своих гнезд, словно гнилые, расшатанные зубы.

Звуки, как будто бы скрывавшиеся до того мгновения за плотной невидимой дверью, вырвались наружу и нещадным водопадом обрушились на Ренкра. Он лежал скорчившись, щекой прижавшись к обломку Камня, и не желал двигаться. Он хотел заснуть — навсегда. Ничто в этот момент не могло заставить его пошевелиться; в диком мировороте, кружившемся вокруг, он один был недвижим.

Но вот он уже не на холодном склоне, не под ледяным небом — он совсем в другом месте. Как и почему? Здесь было тепло и темно, как в пещере где-то глубоко-глубоко под землей. Тела он не ощущал — да и было ли тело? Только кто-то тихонько нашептывал на ухо: «Все правильно. Ты сделал все так, как должно».

«Но почему?» — спросил альв. Он не мог не спросить, хотя не надеялся, что получит ответ.

«Потому что Глаз, продолжай он закрываться, разрушился бы. И вход в вертикаль открылся бы, и темный свет получил бы возможность беспрепятственно проникать на небеса».

«Но почему Глаз начал закрываться?»

«Присутствие обломка Камня подействовало».

«Как?»

«Не знаю. Знаю только, что теперь связь оборвалась. А котлован обрушил свой свод на тех змей, что были в нем. Остальные со временем вымрут».

«Отлично. Значит, конец всему».

«Нет. Ты должен встать и идти дальше. Ступай!»

«Я не хочу».

«Ты должен. Ступай!»

И — словно ему дали пинка под зад — Ренкр вылетел (вылетел? — может быть…) наружу… внутрь своего тела.

Камнепад продолжался.

По коже змеились влажные струйки крови, которая текла из ссадин.

Кто-то дергал за рукав, за шиворот сыпалась каменная крошка вперемешку со снегом. Ренкр разодрал слипшиеся веки и попытался приподняться, окутанный, словно спальными шкурами, острой и нудной болью, исходившей от тысячи ссадин и кроподтеков, что покрывали его тело. И неудивительно — его ноги были придавлены несколькими увесистыми камнями — слава Создателю, что, как оказалось, не перебило костей. Скарр, рывком подняв его, привел в вертикальное положение, спросил:

— Идти можешь?

Ренкр кивнул, хотя совсем не был в этом уверен. Гунмель и Сирэм, помятые, вывалянные в снегу, суетились около лежавшего на боку Хвилла. Тролль тяжело дышал и пытался зажать руками рану на горле. Но это уже не могло его спасти. Ренкр даже удивился, что тот прожил так долго, и лишь потом, с запозданием, понял: на самом-то деле прошло не так уж много времени.

Земля под ними все дрожала и съезжала вниз, камни шевелились и намеревались поглотить, подмять под себя странных чужаков — и следовало бежать. Хотя — куда бежать? Везде одно и то же.

Горгули, видимо, были другого мнения. Стоило только Ренкру со Скарром приблизиться, Сирэм вскочил и спросил, повелительно и громко:

— Сможем донести?

Спрашивал он, скорее всего, у Гунмеля, и речь шла о Хвилле. Но куда нести?

Куда?!

Сирэм знал. Или считал, что знает. Сейчас это мало что значило.

Тем более что Хвилл отрицательно махнул рукой:

— Нет! Вы же видите!.. Зачем тогда? Ступайте, мальчики, ступайте! Я всем доволен…

Скарр покачал головой, не желая соглашаться, но мастера были явно согласны с Хвиллом и ждали, когда можно будет отправиться к этой самой спасительной цели. А Ренкр… Ренкр понимал Хвилла, как никто сейчас. И завидовал ему.

— Идем! — потянул за рукав Сирэм. — Потом будет поздно!

Скарр уже шагал за Гунмелем, механически переставляя ноги и растерянно оглядываясь на лежавшего Хвилла.

Тот встретился взглядом с альвом и кивнул: «Все понимаю. Ступай, мальчик, ступай».

Глаза тролля погасли, как задутый ветром ночной костер.

Ренкр поклонился мертвому телу и последовал за своими спутниками. Гора дрожала и не желала стоять на месте.

Уже спускаясь по непостоянной, коварной тропе, забитой обломками горной породы, Ренкр обернулся. В небе, смятом в складки-облака, таяла хрупкой сосулькой пиявка-кишка и смотрело Око, самое настоящее, не каменное, а живое

— и всего одно. Потом Око исчезло — вместе с воспоминаниями о темном и теплом месте, где с альвом говорил голос /обладателя Ока/ невесть кого. Жизнь опять взялась за свое, и нужно было думать о нынешних бедах, а не о прошедших. А почва уходила из-под ног, и…

безразделье

…почва уходила из-под ног, и многоэтажки подмигивали блестящими огнями.

И было чертовски плохо.

Человек с бледным узким лицом зашатался и ухватился рукой за фонарный столб, весь покрытый обрывками старых объявлений, словно клочьями полинявшей кожи. Какая-то толстая женщина, потрясая яркими кульками с надписью «Marlboro» («Минздрав предупреждает…»), шарахнулась в сторону. Он презрительно скривил губы, хотя было совсем не смешно. Было больно, и все внутри ворочалось огромным любопытным ежом, тыкаясь носом и скородя иголками по кишкам.

71
{"b":"1889","o":1}