ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Что-то случилось?

— Здравствуй, — сказал я, поднимаясь на крыльцо и протягивая малышу руку. — Мне нужен Транд.

Горгуль серьезно кивнул, пожал предложенную руку и пригласил войти. Я вошел, а мальчик дернул меня за рукав:

— Ну, я побежал. Мне нужно траву собирать. Еще увидимся.

Он умчался, а я переступил порог Дома и оказался внутри. По коридору мимо меня протопал какой-то незнакомый горгуль, а из Комнаты Легенд, дверь в которую была открыта, я слышал еще несколько голосов этих удивительных созданий. Интересно, что привело их всех сюда? Обычно они предпочитали селиться подальше от альвов.

Навстречу мне уже торопился худой низенький горгуль, в котором я с трудом признал своего старого знакомца. Я опустился на корточки и обнял Транда, ласково похлопывая по спине. Он неодобрительно покачал головой:

— Ну уж, какие нежности!

Но было видно, что сам горгуль чрезвычайно растроган. Он расправил уши, перегородив ими весь коридор, и принялся расчесывать шерсть.

Завершив сие занятие, Транд ухватил меня за руку и поволок куда-то по коридору. Как оказалось, в бывшую оружейную. Сейчас здесь тоже хранилось оружие, но вот только никто им не пользовался. Я имею в виду, не пользовался по назначению.

Транд взгромоздился на широкую рукоять деревянного меча, так что теперь ему не приходилось задирать вверх голову, и сообщил:

— Я рад, что ты пришел. Рассказывай.

— О чем? — спросил я недоумевая.

— Обо всем, — сказал он. — Здесь нам никто не будет мешать. Рассказывай. Я знаю, ты торопишься. Но — рассказывай.

Что-то новое, раньше не свойственное этому маленькому существу, привиделось мне сейчас в нем, и я не стал спорить. Я сел, как садился когда-то давно, прямо на пол, прислонившись к единственному участку стены, свободному от стоек с мечами, копьями и прочим деревянным инструментарием, и стал говорить. Транд слушал.

Когда стемнело, он выпустил к потолку светящийся шарик, но то ли ткарны, минувшие после прошлой нашей беседы, то ли что-то еще заставило меня подумать, будто сейчас этот шарик стал совсем другим. Или это был совсем другой шарик…

Говорил я, как можно догадаться, долго. Даже чересчур долго. Но Транд ни разу не перебил меня, слушал внимательно и только иногда кивал головой в знак согласия с теми или иными словами. Меня несколько смущало то, что горгуль сильно изменился, причем не только внешне, но и внутренне. Впрочем, наверное, то же самое произошло со мной, да и удивительно было бы, если б этого не случилось.

Я закончил свой рассказ, когда снаружи стояла глубокая ночь, за стенами разорялись сверчки, а по коридору время от времени кто-то ходил, мягко топая лапками. Наверное, сородичи моего пушистого слушателя.

— А теперь стану говорить я, — неожиданно серьезным и печальным голосом произнес Транд. И я почему-то решил, что речь пойдет о вещах трагических.

Так оно и было.

Он рассказывал странным образом. Иногда в моей голове словно вспыхивали маленькие живые картинки, раскрывавшие суть того, о чем хотел сказать Транд. Сначала было непривычно, но потом я освоился с этим способом передачи информации.

Закончил Транд к утру.

— Значит, вот так, — произнес я тихо. — Значит, я опоздал.

— Ну, — сказал он, — я не уверен в этом. То есть смог ли бы ты что-то сделать, если б даже пришел во время. Совсем не уверен. Я вот был здесь и тоже не смог.

— Ты видел его?

— Нет, — он отрицательно покачал головой. — Я тогда болел — из-за смерти Горы. Ушел подальше, лечился, а вернулся в долину потом, когда все закончилось. Уже позже пришла Рафкри и все рассказала. И Панл тоже рассказал. Да, это ведь он убил тогда Кэнхада, когда войско горян пошло на Хэннал. А стоило убить зачинщика, как все остальные растерялись. Панл, он, конечно, альв странный, как и все вы, но сориентироваться сумел. И объяснил горянам, что к чему. Объяснил, например, что никто из долищников Монна не убивал, что старый военачальник обо всем договорился с долинщиками, а убил, скорее всего, кто-то из самих горян — сторонников Кэнхада — и по его приказу. И Одинокого точно так же, с виду будто случайно, в порыве, а на самом деле — продуманно. Вот так все и закончилось. Хэннальцы, как и договаривались с Монном, приняли горян к себе, помогли устроиться на новом месте, рядом с Лесом. Там теперь и живут. И проживут еще очень долго, но, думаю, и те и другие скоро сольются в один народ, каким и были изначально.

— Полагаешь?

— Я надеюсь, — со значением сказал Транд. — Все в мире меняется. И не все — к худшему.

— Что же, — вздохнул я, помолчав. — Значит, раз уж Ренкр мертв, мне тем более нужно спешить. Чтобы выполнить то, о чем мы говорили. На Срединный материк. Но сначала — в башню. Завтра, наверное, и отправлюсь.

— Я тоже, — сказал горгуль, задумчиво покачиваясь на своем импровизированном насесте. — Я тоже скоро уйду отсюда. Все в мире меняется. И не только к лучшему. Ты, например, так и не научился мыться после дороги,

— озорно заметил он. — Пойдем.

На лужайке, уж не знаю откуда, очутилось ведро, до краев наполненное водой. Рядом, выстроившись в кружок, замерли горгули, много горгулей. Они ждали нас с Трандом и, стоило нам появиться — принялись сосредоточенно медитировать на ведро…

Ну вот. Я так и знал. А чего еще ожидать от этих проказников? Они не могут быть серьезными больше, чем несколько часов кряду. Ч-черт! Ливень-то был холоднющий! И мокрый. Кажется, это и называется «вымокнуть до нитки».

4

Я не пошел в Хэннал. Не хотел. Слишком живо и красочно Транд описал мне все, что случилось. Я знал, что, скорее всего, уже никогда не попаду в эту долину, знал — и все равно не хотел идти. Лучше, чтобы в памяти он остался таким, как я его помнил, чем… в новом качестве.

Горгули позаботились о том, чтобы дать мне с собой немного еды, так что на пару дней я был избавлен от необходимости заботиться о припасах. Попрощались мы скупо, без долгих речей и слезных объятий, очень я этого не люблю. А с Трандом (мне почему-то так казалось) мне еще предстояло повстречаться.

Я выбрался по тропинке к горам и пошел прочь. Мне следовало как можно быстрее добраться до своей башни, а потом отправляться на Срединный материк. Теперь у меня была цель в жизни, и, кажется, масштабы первой полностью соответствовали предполагаемой длине второй.

У самого ущелья, на границе травы и камня, меня снова встретил давешний мальчишка. Он кивнул мне, как старому знакомому, и улыбнулся:

— Уходишь?

— Ухожу, — подтвердил я.

— Ясно, — сказал мальчик. — Ты там поосторожней, там чудовища всякие, в горах.

Я улыбнулся в ответ:

— Постараюсь.

Он помахал рукой и продолжал собирать траву, наверное, какую-то особую, лекарственную.

Я еще раз улыбнулся и вошел в тень ущелья.

ЭПИЛОГ. ГЕРОЙ ПОРВАННЫХ ВРЕМЕН

1

Здесь было холодно — не так чтобы очень сильно, но все же Ренкру пришлось застегнуться на все пуговицы и поднять воротник. На небе высыпали звезды, светло-желтые, ставшие на один-единственный миг неожиданно близкими и какими-то домашними. Ветра почти не было.

Он сидел на камне, привалившись спиною к боку Горы и глядя в небеса.

Настал один из тех немногих моментов в жизни, когда можно было никуда не торопиться. Впереди оставалось еще несколько часов — такое богатство, на которое он не рассчитывал. Но что делать с ним, Ренкр знал. Другой, возможно, счел бы это бессмысленным транжирством драгоценных мгновений, но долинщик думал иначе.

Он вспоминал.

всплеск памяти

Тогда, после того, как Кэнхад удалился из пещеры, Ренкр был в сильнейшем потрясении. Прежде всего оттого, что впервые осознал до конца: горяне все-таки пойдут войной на долинщиков. Все-таки пойдут… И он не способен, просто не сможет оставаться в стороне. Ренкр сжимал до боли в пальцах рукоять клинка и думал о том, что не имеет права убивать Кэнхада. Мало того что тот теперь будет начеку, так к тому же это вряд ли что-нибудь изменит к лучшему, даже наоборот, будет воспринято как попытка «злобного долинщика помешать справедливой войне». Нет, он не должен был убивать Кэнхада, пусть даже его и подмывало это сделать! Но что в таком случае?! Остаться здесь, рядом с Хиинит, и предать навсегда не только своих сородичей, но саму идею, ради которой он жил, идею мира? Ведь если он здесь останется и не выступит против обезумевшей толпы, то окажется простым соучастником. Или пойти предупредить долинщиков — и лишиться любимой? Он не знал, как поступить, и ни один всезнающий чародей мира не помог бы ему в этот момент мудрым советом.

88
{"b":"1889","o":1}