ЛитМир - Электронная Библиотека

Юноша заставил себя оборвать поток нахлынувших вопросов и подумать о более насущном. Что же делать дальше ему, затерянному в самом сердце страны извечных врагов долинщиков? Разумеется, выбираться отсюда. Но куда? Возвращаться обратно Ренкр не хотел, потому что /там, на Площади, все еще рвалась к умирающему Роулу, к своему мужу, девушка с короткими светлыми волосами, завивающимися на концах/ делать ему там было нечего. Тогда что же? Из рассказов Транда он был немного знаком с миром, но не настолько, чтобы решить, куда же отправляться /и зачем/ и как туда дойти.

Размышляя над этой проблемой, Ренкр оделся и осмотрел свой нехитрый скарб: штаны, куртка, таццы да меч в ножнах. А есть-то как хочется! Даже запах разлагающегося мяса не мог заглушить притязаний желудка. Ренкр привесил кое-как ножны к поясу, связав разорванные в полете ремешки, и решил подняться выше по течению, чтобы хотя бы воды попить. Голод это, конечно, не уймет, но…

Когда он уже набрал в горсти прохладной, прозрачной, как весеннее небо, жидкости, спиной, затылком, шеей — всем своим существом — вдруг почувствовал: за ним следят. Ренкр не торопясь выпил воду, после зачерпнул еще одну горсть, выпил и ее, и лишь потом, медленно, не суетясь, обернулся, чтобы посмотреть на тех, кто все это время находился у него за спиной.

Там, пристально глядя на него и держа ладони на рукоятях мечей, стояли горяне.

Их было пятеро — расслабленно-настороженных, уверенных в себе, хищных. Они отлично знали, кто хозяин в этих угрюмых краях, и не ожидали от случайной добычи никакого сопротивления. И Ренкр с горечью в душе вынужден был признать: они абсолютно правы.

Ибо у него, голодного и уставшего, не имелось никаких шансов на победу в схватке с ними. Хватило одного взгляда на холодную вязь кольчуг под плотными куртками, с нашитыми сверху странными чешуйками; на спокойные лица и крепкие тела, чтобы понять это раз и навсегда: ни единого шанса.

Главным у них был, вероятно, тот, что стоял слева, немного — на неуловимое расстояние — ближе к Ренкру, чем остальные. Седой, но не слишком старый, чтобы драться на мечах без устали пару часов подряд; вооруженный обоюдоострой секирой, лежавшей в заплечном футляре, и мечом в ножнах на правом боку? — видимо, левша. Те трое, что стояли в центре, были мужчинами средних лет, хоть и не такими матерыми, как седой, но тоже — сразу видно — бойцами бывалыми, крепкими: таких с первого удара на колени не поставишь и голов с таких запросто не снимешь. У этих — из-за плеч выглядывали самострелы, у пояса — по мечу, а в голенищах высоких кожаных сапог мерцали рукоятями кинжалы. Пятый, тот, что стоял справа, был ткарна на два старше Ренкра, по глазам видно: парень чуть что — зажжется, ровно трава в Сушень. За плечами у молодца — лук да колчан со стрелами, а на поясе — меч в ножнах, но не обычный, а кривой, изогнутый, как новый месяц.

Вожак горян мягко шагнул к Ренкру и вымолвил властным грубым голосом:

— Кто ты таков?

Долинщик посмотрел на остальных — они стояли, не двигаясь с места. Видимо, считали: главарь сам способен разобраться с жалким мальчишкой, волею судеб оказавшимся в их власти. Что же, скоро они смогут убедиться, что старый Панл не зря согнал с Ренкра на тренировках сто потов! Долинщик прищурил глаза, сложил руки на груди и произнес, отчетливо и громко:

— С чего ты взял, что волен мне приказывать?

Вожак усмехнулся — еле заметно, одним уголком напряженно сжатого рта. Его седая борода погасила улыбку и немного встопорщилась, так что горянину пришлось пригладить ее правой рукой.

— Эти земли принадлежат моему народу, — заявил главарь, глядя парню прямо в глаза, — и поэтому я волен узнать, кто ты и с какими целями сюда явился. В противном случае я буду вынужден вышвырнуть тебя за пределы наших владений. Итак, что ты выбираешь?

И он демонстративно сложил мощные жилистые руки на широкой груди, мол, готов ожидать ответа и получу его во что бы то ни стало. Ренкр пожал плечами:

— Кто я и с какими целями попал сюда? Зовут меня Ренкр, а попал я сюда безо всяких целей — просто дракон… — Долинщик запнулся, представив, как будет выглядеть его история в глазах этих суровых и жестоких людей /"Мальчишка, победивший дракона». «Мальчишка, вызвавшийся улететь». «Ложь"/, и замолчал.

Вожак серьезно кивнул и посмотрел куда-то за спину Ренкра.

— И что же дракон? — напомнил он парню. — Впрочем, можешь не рассказывать, если не хочешь. Лучше скажи-ка, что ты намерен делать дальше.

Дальше? Но Ренкр сам не знал, что ему делать дальше и куда идти. Может быть, если бы горяне явились чуть позже, он бы успел принять решение, а так…

— Я собираюсь покинуть вашу страну и уйти за ее пределы как можно скорее.

— Да? — иронически приподнял густую бровь вожак. — Тогда позволю себе поинтересоваться — как, парень, ты намерен это сделать? Дракон-то твой, кажется, уже не способен, унести тебя отсюда.

Ренкр мысленно вздрогнул: «И слава Создателю!»

— Неужели похоже, что я не в состоянии ходить самостоятельно и исключительно летаю на драконах? — язвительно поинтересовался он.

Горянин усмехнулся:

— Нет, конечно нет! Просто покинуть нашу страну (как ты должен был бы знать) можно либо по воздуху, либо по горным перевалам, а глядя на тебя, не скажешь, что ты способен подняться в горы даже на небольшую высоту.

— Это еще почему?

— Посмотри на себя! С такой одеждой ты замерзнешь там в первую же ночь

— если доживешь до ночи.

Остальные горяне серьезно закивали головами, соглашаясь с вожаком. Ренкр спросил растерянно:

— А что же мне делать? — И сам испугался того, как беззащитно прозвучал его голос.

— Делать? — задумчиво переспросил пожилой горянин и снова погладил бороду. — Единственное, что я могу тебе предложить: отправиться с нами в наше селение. Но если ты согласишься на это, то вынужден будешь остаться там навсегда.

— А не дадите ли вы мне одежду и снаряжение, чтобы я мог уйти отсюда по горным перевалам?

Заметив отрицательное покачивание голов, Ренкр поспешно добавил:

— Конечно, я все отработаю и лишь потом уйду.

— Парень, ты еще многого, очень многого не знаешь, а потому просто поверь мне на слово: тебе не удастся сделать это, по разным причинам. Лучше отправляйся-ка в свою долину.

— Нет, — решительно вымолвил Ренкр. — Туда я не вернусь.

Горянин пожал плечами:

— Как знаешь, парень. Ну «что же, удачи тебе, коли так. Надеюсь, ты проживешь достаточно долго и увидишь достаточно много, чтобы понять свою ошибку и успеть вернуться в долину. Мне будет искренне жаль, если ты погибнешь. Думаю, ты голоден, так что мы оставим тебе что-нибудь поесть, но не слишком много, нам еще предстоит долгий путь назад. — Он обернулся к соотечественникам и приказал: — Мнмэрд, принеси мой дорожный мешок.

Самый молодой из горян, юноша с изогнутым мечом на поясе, кивнул и отошел к груде камней, лежавших неподалеку. Остальные тоже направились туда, доставая из-за камней дорожные мешки. «Они сложили их там на случай драки со мной», — подумал Ренкр — и лишь теперь перепугался по-настоящему, до дрожи в коленках.

Тем временем Мнмэрд уже подошел, держа в руке увесистый мешок вожака. Тот кивком поблагодарил юношу и расшнуровал горловину, извлекая на свет несколько полосок вяленого мяса, ломоть подсохшей желтоватой лепешки и флягу, в которой что-то громко бултыхалось. Все это горянин отдал Ренкру, после чего завязал мешок и, уже забрасывая его на плечо, сказал:

— Будь поосторожнее. И не дай тебе Создатель повстречать льдистых змей!

С этими словами седой отправился к остальным мужчинам, и они ушли — маленький сплоченный отрядец, возвращающийся домой, к теплым постелям и любимым людям. Ренкр с тоской посмотрел им вслед, взглянул на подарки, зажатые в руке, и решил, что самое время перекусить…

Когда Ренкр оказался в очередном тупике, солнце уже устало клонилось к могучим плечам гор. Взглянув на небо, надетое на острые макушки торчавших со всех сторон пиков, он понял, что вожак горян таки не лгал. Все тропинки, всякая неприглядная дорога либо начинали карабкаться вверх, либо заканчивались тупиком. Пища, оставленная горянами, давным-давно закончилась, и только фляга, наполненная в горной реке, тяжело оттягивала ремень. Меч с другой стороны немного уравновешивал это, но оружие приходилось постоянно придерживать, чтобы клинок на каждом шаге не бил по ногам. За прошедшее время Ренкр подробно исследовал каменный лабиринт, и теперь уверенно развернулся, направляясь к запримеченной ранее тропке. Если все дороги ведут вверх, то он пойдет вверх.

20
{"b":"1890","o":1}