ЛитМир - Электронная Библиотека

Оказалось, ползают. Табунами — не табунами, а штук семь их там было. А семь змей против пяти горян — расклад неприятный, смертельно неприятный. Могли бы уйти — попытались бы, но в центре круга лежал усыпленный паренек, и, значит, нужно было драться. Вот и дрались, там площадочка как раз удобная попалась, а все равно, что с площадочкой, что без — шансов выжить почти не было.

Повезло, просто повезло. У входов услышали шум сражения, часть стражников побежала за подмогой, а часть — проверить, что ж происходит. И с теми, кто проверять пошел, был Бефельд, сын Одмассэна. Кто виноват, что парню не подфартило? Ранила его змея, да так, что и лекарь не помог бы. Вот такие пироги: ходил охотничий отряд за дичью, а вернулся и без дичи (никого не нашли, а припасы уже заканчивались), и с потерями. Что без дичи

— полбеды, с кем не случается? Другое дело — смерть Бефельда, воина, хоть и молодого, но сильного, для селения важного. В Совете, конечно, отнеслись по-разному, но, опять-таки, особо распекать не стали. А вот простым людям позлословить не запретишь: как, мол, так, ради чужака своим пожертвовали, ради долинщика горянин умер! Неправильно это, не должно такого быть! Плохо, одним словом, дело оборачивается. Про Ренкра Совет еще ничего не решил, так что могут… по-разному может сложиться. Или примут, или изгонят. А если изгонят — считай, убьют. Потому что изгнанному дают только личные вещи да оружие с недельным запасом еды и питья. Дольше в горах все равно не продержаться, льдистые змеи непременно найдут…

— Не понимаю, — сказал Ренкр. — Чего ж вы их до сих пор не перебили? Если зверь опасный, то и цацкаться с ним не нужно: уничтожить — и дело с концом.

Мнмэрд саркастически хмыкнул в ответ:

— «Уничтожить»? Ты ведь даже не представляешь, о чем говоришь. Впрочем, и не мудрено. У вас в долине, наверное, нету таких тварей.

— Нету, — подтвердил юноша. — Таких нету, зато есть драконы. Вернее, были, — поправил он себя.

— Почему «были»? — поинтересовался молодой горянин.

Его собеседник неопределенно пожал плечами, не желая вдаваться в объяснения:

— Это уже не важно. Лучше ответь на мой вопрос о льдистых змеях. Долина-то далеко, в то время как змеи — рядом.

— Здесь ты прав, — вздохнул Мнмэрд. — Они на самом деле рядом — стоит только выйти наружу. Я обязательно расскажу тебе о змеях, но немного позже. Мы уже пришли.

Они оказались у входа в большую пещеру, уставленную длинными деревянными столами и скамьями. Здесь не было ни души, только где-то в противоположном конце, за аркой, скрытой клубами аппетитно пахнущего дыма, слышались чьи-то голоса. Мнмэрд уверенно вошел в трапезную и направился в сторону голосов, подав знак Ренкру следовать за ним. Когда они уже приблизились к арке, из дыма вынырнул худощавый парень с копной светлых волос, стянутых сзади кожаным ремешком. Его прыщавое лицо при виде Ренкра удивленно вытянулось, он застыл на мгновение, вытирая руки о край грязного фартука с полуоторванным карманом, а потом резко развернулся к Мнмэрду и возмущенно воскликнул:

— И ты привел его сюда для того, чтобы дать ему пищу?! Никто не станет кормить убийцу Бефельда, пока память о…

Ренкр шагнул вперед и ткнул указательным пальцем в костлявую грудь паренька:

— Ты можешь самолично давиться своей стряпней. но при этом тебе следует научиться думать, что и кому говоришь. Никто не смеет называть меня убийцей без серьезных на то причин и неопровержимых доказательств. Всякому, кто пожелает сказать такое, всерьез следует задуматься, хорошо ли он владеет мечом. Потому что я не намерен прощать подобные обвинения.

Паренек отшатнулся, в его глазах тяжело колыхался страх вперемешку с плохо скрываемой злобой.

— Поединок? — прошипел прыщавый, удивленно уставившись на Ренкра и Мнмэрда. — Я не ослышался, ты хочешь вызвать меня на поединок?

— Нет! — резко возразил Мнмэрд, мягко отстраняя долинщика в сторону. — Ты ослышался, Карган. А теперь наконец дай нам поесть и оставь свое мнение при себе — оно нас не интересует. Что же касается права решать: кормить или не кормить кого-либо, — насколько я знаю, такого права никто тебе не давал. Поторопись, мы ждем. — И Мнмэрд скрестил руки на груди, давая понять, что разговор окончен.

Карган ядовито посмотрел на обоих парней, что-то прогундосил себе под нос, осмотрительно позаботившись, чтобы не быть услышанным, и исчез в клубах дыма. Мнмэрд проводил его презрительным взглядом и пожал плечами:

— Трус. Надеюсь, скоро ты поймешь, что таких в селении — меньшинство.

— Я тоже на это надеюсь, — кивнул Ренкр. — Но почему ты не дал состояться поединку? Сомневаешься в моих способностях?

Молодой горянин хмыкнул:

— Это после дракона-то? Все намного проще: поединки запрещены.

— Почему?

— Это косвенно связано с льдистыми змеями. Нас слишком мало, чтобы позволять калечить друг друга из-за «каких-то там амбиций». Разумеется, иногда поединок необходим, но в таком случае следует подать прошение в Совет. Если Совет сочтет причину достаточно серьезной, разрешит. Нет — проблема должна сниматься другим путем.

— Каким именно?

— Это уже трудности повздоривших сторон. Как правило…

В это время из клубов дыма снова явилась человеческая фигура. Правда, она ничем не была похожа на щуплый силуэт Каргана — скорее, на нескольких Карганов, вместе взятых. Эта немолодая, пышущая здоровьем» и бодростью кухарка с улыбкой вручила Мнмэрду поднос с блюдами, пожелала приятного аппетита и снова растворилась в дымных парах.

— Кто это, почему она ничего не сказала обо мне? — поинтересовался Ренкр.

— Я же говорил, не все здесь разделяют мнение Гэккен. А Минвилла — и подавно! Она вообще наидобрейшее существо если и не во всем Ивле, то уж в нашем селении — точно. Минвилла никого никогда ни в чем не обвиняет, ко всем относится одинаково, как мать к детям. Она вообще считает, что все происходящее обусловлено исключительно волей Создателя.

Последнюю фразу горянин пробормотал неразборчиво — приятели уселись за стол, и рот Мнмэрда оказался занят. Ренкр молча кивнул, не в состоянии поддерживать беседу по той же причине. На некоторое время воцарилось молчание, сопровождаемое шумами жевательно-глотательного характера да голосами из кухни.

Блюда горянской кухни оказались на редкость вкусными, хотя и непривычными для долинщика. Он мимоходом удивился, откуда же его хозяева берут столько разных продуктов при своей нелегкой и опасной жизни. Только позже Ренкр узнал, что это мастерство Минвиллы и других поваров позволяло придавать одному и тому же продукту всевозможные вкусовые качества.

Через некоторое время аппетит Ренкра несколько поутих и парень смог заняться расспросами. Мнмэрд давным-давно покончил со своей порцией и теперь медленными глотками пил какой-то желтоватый сок. Ренкр тоже пригубил кисло-сладкой жидкости, издававшей удивительно приятный запах. Затем отставил в сторону кружку и спросил:

— Так что же все-таки насчет льдистых змей?

Мнмэрд начал рассказывать.

всплеск памяти

Давно это началось, ткарнов четыреста назад, а может, и раньше. Предки нынешних горян жили в селении не то чтобы совсем безбедно, но достаточно хорошо, не сравнить с теперешним состоянием дел. Охотились, разводили в специальных пещерах разные растения, рыбу ловили в горных ручьях да в реке. Конечно, и тогда происходили несчастные случаи: бывало, что и рыбак, оскользнувшись на камнях, голову разобьет, приключалось, охотник уйдет на промысел и не воротится. Но никогда не пропадали добытчики в таком количестве, как в те времена, четыреста ткарнов назад… Кто первый обратил внимание? первый забил тревогу? — сейчас уже не вспомнить. Как не вспомнить и человека, первым нашедшего странные чешуйки, заостренные на конце, — чешуйки лежали на том месте, где в последний раз видели очередного пропавшего охотника. Затерялся во времени и тот, кто первый увидел льдистую змею — и остался при этом жив. Неизвестно и имя человека, ведающего, откуда взялись льдистые змеи и где были до того, как появились в окрестностях селения; впрочем, имя этого человека неизвестно по другой причине — человека такого, скорее всего, просто не существует. По крайней мере, никто из горян отыскать ответ на сей вопрос так и не смог. Некоторые утверждают, что раньше льдистые змеи тоже жили на Горе, но выше, а потом что-то выгнало их оттуда вниз, к селению. Впрочем, причина сейчас интересует мало кого, больше — результаты случившегося. А результатов, видит Создатель, накопилось предостаточно.

24
{"b":"1890","o":1}