ЛитМир - Электронная Библиотека

— Мнмэрд решил, что я нервничаю, — пожал плечами Ренкр. — И в доказательство напомнил, что еще вчера передавал мне твою просьбу зайти, а я напрочь забыл об этом.

— Хорош ты врать, — усмехнулся Одмассэн. — Я-то знаю Мнмэрда подольше и догадываюсь, кто из вас на самом деле «перенервничал». Ладно, бери-ка свой чеш и примеряй.

Оказалось, что куртка, которую минуту назад придирчиво осматривал горянин, предназначалась Ренкру. Как и весь остальной костюм, лежавший на кровати Одмассэна.

— Ну как, — спросил горянин, когда примерка состоялась, — обнова впору?

— Вообще-то, — смущенно признался Ренкр, — немного великовато.

Одмассэн хмыкнул:

— Еще бы! Тебе же нужно под него теплые вещи. надеть, мыслитель ты наш! Марш к себе и напихай под чеш все, что только сможешь. А я, — добавил он вставая, — пойду в трапезную. Сбор у Центрального входа через час. Смотри, меч не забудь! — крикнул горянин уже вдогонку парню.

Ренкр вошел в свою пещеру и опустился на кровать. Он уже прижился здесь, в этом странном селении, и вот — нужно снова менять привычный распорядок вещей и идти куда-то, чтобы… «Зачем я все это делаю? — отрешенно подумал юноша, глядя в затухающее пламя очага. — Неужели просто затем, чтобы доказать, что я умнее и сообразительнее других? Или это попытка уверить самого себя, что я что-то значу в этом мире?»

Он не знал. И не собирался долго раздумывать над этим. Его развившийся дар — чувствовать ход времени — подсказал ему, что пора идти. Ренкр затушил огонь в очаге, надел как можно больше теплых вещей, сверху — чеш, привесил к поясу меч и выбежал в коридор. Уже снаружи вспомнил о последнем

— когда горянин уходит надолго, он снимает камешек для стука, чтобы другие зря не искали этого человека. Ренкр снял камешек, вернулся в пещеру и положил его на кровать. «Вернусь — повешу обратно», — подумал долинщик и вышел прочь. Следовало поторопиться, потому что отпущенный ему час был на исходе.

Ренкр быстро шагал по коридору, подсознательно ожидая, что все станут пялиться на него: «Глядите, вот идет герой!» Хотя, конечно, никто даже и не подозревал, куда отправляется их маленький отряд.

Центральный вход представлял собой две створки мощных металлических ворот с низенькой калиточкой в правой половине и караульным помещением справа же. Здесь уже ожидали Азл, Оэд, Бэрк и Одмассэн. Мнмэрд пока не явился, и Одинокий воспользовался задержкой, чтобы представить Ренкра его новым (а вернее, старым) знакомым.

— Вот, друзья, — сказал горянам Одмассэн, указывая на парня, — наш идейный руководитель. Напомню, что зовут его Ренкр.

— А второе имя? — спросил Азл, низенький крепкий мужчина с широко расставленными раскосыми глазами, скуластым лицом и уже начавшими седеть черными короткими волосами.

— Я называю его Вопрошающий, — улыбнулся Одмассэн.

— Почему? — немного обиженно спросил Ренкр.

Потом все понял и рассмеялся. Четверо горян присоединились к нему.

— Так всегда! — возмутился подошедший Мнмэрд. — Стоит мне немного задержаться — и я пропускаю все шутки. Протестую!

— Протестуй сколько угодно, — махнул рукой Свэд.

У него каштановые волосы сзади были заплетены в толстую косу до плеч, длинные усы тоже свивались на концах в две косички. Охотник почесал шрам на левой щеке и заметил:

— Ты всегда опаздываешь. И всегда протестуешь. Пора бы остепениться.

— А ты всегда поучаешь, — парировал Мнмэрд. — Вот и шел бы в наставники, а не в добытчики.

— И оставить тебя таким беспробудным невежей и долинщиком?.. — Свэд запнулся: — Прости, Ренкр, я слишком много болтаю.

Тот пожал плечами:

— А чего еще можно ожидать от такого грубияна и горянина? — страдальческим тоном вопросил он. — Но я не обижаюсь. А ты?

Свэд расхохотался:

— И я! Ты мне нравишься. Вопрошающий.

— Ну что ж, коли все мы столь нравимся друг другу, что только что не лезем целоваться, может, все-таки отправимся в путь? — спросил Бэрк, высокий мужчина с седой пышной бородой и густой копной коричневых волос. — А то еще появятся ненужные господа с ненужными вопросами. Ну так как, возражения есть?

Возражений не было. Одмассэн вручил Ренкру его часть общего груза, и отряд, беспрепятственно пропущенный стражниками, вышел наружу. И отправился по дороге, поднимаясь все выше и выше в гору.

Был первый день Теплыня, и все вокруг переменилось, предвкушая непродолжительный, но долгожданный отдых от холодов. Ренкр энергично шагал, раздумывая о том, что Одмассэн совершенно зря пожалел его и положил так мало ноши в его заплечный мешок. Парень легко и пружинисто шагал по тропе, успевая смотреть по сторонам и наслаждаться открывающимся взору пейзажем.

Слева край дороги обрывался в пропасть, и оттуда на путников наползал ленивый туман. Его белесую мглу во многих местах пронзали острые иглы солнечных лучей, и от этого туман приобрел дивный праздничный вид. Над Горой светло-голубой скатертью туго натянулось небо с ползущими по нему кудряшками седых облаков. Хотя сегодня был всего первый день Теплыня, природа уже почувствовала властное прикосновение солнца и спешила отозваться на него. Из щелей, отверстий, из-под навесов выглядывали низкие желто-коричневые тела дикой хурры — питательного гриба, того самого, который культивировали горяне. В их пещерах хурра приобретала потрясающие вкусовые качества, но утрачивала свою естественную окраску и бледнела, будто тосковала по вольному ветру и чистому небу. А здесь, как мог теперь убедиться Ренкр, эти шаровидные грибы размером с голову взрослого человека раскрашивались в яркие желтые полосы, разделенные тонкими черточками коричневого цвета. Того же самого коричневого цвета были и пятна неправильной формы, темневшие по всему телу хурры. Красота грибов зачаровывала, и долинщик даже пожалел, что они утрачивают свою окраску в полутемных пещерах.

Дорога тем временем поднималась все выше и выше, и Ренкр поневоле напрягся, внимательно осматриваясь. Одмассэн заметил это:

— Расслабься, Вопрошающий. Не забывай, сейчас все-таки Теплынь! Змеи давно убрались отсюда.

Ренкр кивнул и снял ладонь с рукояти меча (и когда только успел ее сжать!). Но напряжение прошло лишь после того, как за следующим поворотом они увидели оскалившийся на солнце белесый череп. Там, где должны были находиться два огромных кинжаловидных зуба, зияли дыры. Позвонки скелета валялись, разбросанные по всему участку дороги. Видимо, падальщики на славу потрудились над тушей твари.

Ренкр не удержался и пнул сапогом чеша жуткий череп. Тот легко взлетел в воздух и упал в пропасть. Юноша подошел к краю обрыва и посмотрел вниз: белая точка быстро уменьшалась в размерах и скоро исчезла в клубах тумана.

— Ну что, отвел душу? — Бэрк беззлобно усмехнулся. — Пошли дальше.

И они пошли дальше.

— Слушай, — догнал Ренкра Мнмэрд, — ты мне расскажешь когда-нибудь, как это ты дракона?.. А?

— Когда-нибудь расскажу, — буркнул долинщик.

Он не хотел возвращаться к этому событию — воспоминание было не из приятных. В селении как-то тему дракона не затрагивали, а здесь, гляди ж ты, вспомнилось.

— Да что ты, в самом деле, прицепился к человеку! — приструнил молодого горянина Свэд. Он дернул себя за правый ус и хмыкнул: — Нашел о чем спрашивать! Лучше б поинтересовался, как им в долине живется.

— И в самом деле, — подхватил молчавший до сих пор Азл. — Как?

— Отставить болтовню! — обернувшись, рявкнул на них Одинокий. — Берегите дыхание, молодцы! Нам еще топать и топать. Вот когда вечером сделаем привал, тогда и станете спрашивать Ренкра обо всем, что пожелаете. А пока — вперед!

— Эй, эй! — воскликнул ему вдогонку Мнмэрд. — Как это так — «привал вечером»?! А днем? Ты что-то перепутал.

— Ничего я не перепутал, — отрезал Одмассэн. — Мы, между прочим, не на прогулку вышли, Жизнерадостный. У нас время строго ограничено — нам нужно за Теплынь вверх подняться, змей найти и еще обратно вернуться. Живыми, а никак не в желудках льдистых тварей! Так что готовься — впереди тебя ожидает несколько интересных деньков. И весьма насыщенных.

30
{"b":"1890","o":1}