ЛитМир - Электронная Библиотека

…Утро, день, вечер, ночь, утро, день, вечер, ночь, утро…

…А потом они вошли в полосу снегов…

С вечера все было как обычно: сообща вбили крючья для палатки в промерзшую и покрывшуюся тонким коварным ледком скалу, развели небольшой костерок, поджарили пойманного страйца — маленькое, размером с руку, толстое насекомое, — вскипятили остатки воды и растопили вырубленные пласты грязного льда. Улеглись спать. А поутру, разбуженные громким «Подъем!» Одмассэна, выбрались из палатки и увидели, что все вокруг покрыто тонкой тканью свежевыпавшего снежка. Гора выглядела так празднично, что у Ренкра невольно поднялось настроение, но вот остальные путники сильно помрачнели. Вначале он удивился: с чего бы это? Но потом, когда, поскользнувшись, чуть было не свалился в пропасть, казавшуюся бездонной из-за постоянно висевшей над нею плотной дымки тумана, юноша понял, что снег не только придал праздничный вид окружающему, но и скрыл под собою обледеневшие участки тропинки. Ну что же, они стали вести себя еще осторожнее и даже обвязались канатом. Это не спасало от неприятностей — пару раз, не удержавшись, чуть было не упал в пропасть Ренкр, однажды еле-еле успели вытащить Мнмэрда, — но, по крайней мере, избавляло от смертельных ошибок. Теперь, связанные воедино, они все внимательнее смотрели по сторонам в надежде, что цель их путешествия близка.

На двадцать шестой день восхождения Мнмэрд вдруг коротко охнул, и его левая нога с хрустом провалилась в снег. Здесь он уже лежал плотным и толстым слоем, ослепительно белый и необычайно коварный, скрывавший под собою… что на сей раз? Одмассэн и Бэрк мгновенно подхватили Мнмэрда под руки и выдернули из ямы. К счастью, их опасения, что нога парня сломана, не подтвердились. Хрустела вовсе не кость, а смерзшаяся корка снега. А под ней, под коркой, чернела шахта отвесно спускавшегося вниз колодца. Ренкр при виде этого отверстия вспомнил другое, на безымянной площадке, словно острая игла торчащей где-то в боку Горы. Вспомнил и содрогнулся. Одмассэн тем временем рукоятью секиры уже расширял отверстие хода, сбивая основательно намерзший снег. Снизу на них пахнуло влажной застоявшейся вонью, и путники, склонившиеся над колодцем, отпрянули.

— Н-да, — подытожил увиденное Свэд, резко дергая свой правый ус, — если на что-нибудь эта дыра и похожа, то как раз на вход в место спячки льдистых змей. Предлагаю поставить палатку и устроить небольшой привал с совещанием.

Так они и сделали. Примерно через полчаса, справившись со шкурами, рвущимися в разные стороны под порывами разбуянившегося ветра, все устроились на мягких подстилках и развели снаружи небольшой костер. Он хоть немного, но все же согревал озябшие тела.

— Ну что, — прервал затянувшееся молчание Одмассэн, — думаю, всем понятно, что нужно спускаться в колодец.

И правда, идти дальше по становящейся все более опасной тропке, не проверив этого отверстия, было бы глупо, особенно если учесть, что скоро Теплынь должен закончиться, а они и так задержались дольше, чем планировали. Одмассэн выдрал из своей бороды шесть волосинок, три из них укоротил, потом сунул и короткие, и длинные в кулак и предложил тянуть жребий. Троим предстояло спуститься вниз, а троим — остаться наверху.

Первым тянул Мнмэрд. Он скривился, когда получил длинную волосинку, приговаривавшую его сидеть на месте. Бэрк довольно продемонстрировал всем короткую. Свэд вытянул такую же, радостно дернул себя за ус и молодецки хлопнул Бэрка по плечу:

— Идем вместе!

Азл вздохнул и отбросил в снег длинный седой волос Одмассэна. Тот протянул сжатый кулак Ренкру. Оба волоска торчали на одном уровне, ничем не отличаясь один от другого. Парень потянул правый — и тот оказался коротким. Одмассэн раздосадованно скривился и пожал плечами:

— Видать, не судьба. Старшим у вас будет Бэрк. Собирайтесь. Одного не могу понять, — продолжал он, обращаясь к Ренкру. — Ведь если льдистые змеи и должны спать, то там, внизу, рядом с селением, а не здесь, в холоде. Тогда бы их разбудили первые заморозки, как твоих углотов. А так — ерунда какая-то получается.

Ренкр пожал плечами:

— Не знаю. Но вполне может статься, что они неспособны там жить в Теплынь вообще, даже впадая в спячку. Вот и уходят сюда. А не бодрствуют на такой высоте только потому, что здесь им нечем кормиться.

— Но как же тогда они узнают, что пора возвращаться? — вмешался Азл.

— А как ты узнаешь утром, что пора просыпаться? — парировал Ренкр.

Азл хохотнул:

— Ну, меня-то жена будит…

Идею Ренкра они тем не менее одобрили. Вот только…

— А раньше, до того, как змеи впервые спустились с гор, чем они питались? — спросил Мнмэрд.

На это Ренкр промолчал, а вот Одмассэн сурово взглянул на Мнмэрда и угрюмо проговорил:

— А может, раньше их и вовсе не было?

И пока молодой горянин приходил в себя от столь неожиданного предположения, Одинокий вытолкал всех из палатки и увлек за собой к колодцу.

Первым спустили Бэрка. Его обвязали крепким канатом из шкур редкого теперь горного хавра (точно таким же они обвязывались на последнем отрезке пути) и медленно опускали. Бэрк крепко держал в руках зажженный факел и меч, ожидая чего угодно. Но внизу оказался лишь коридор, уходивший невесть куда. За Бэрком последовал Ренкр, потом — Свэд. Затем вниз спустили их вещи и поперек колодца укрепили толстый и мощный держак из продолговатого каменного обломка, к которому привязали канат — в случае, если кто-то или что-то вынудит их отступать из коридора на поверхность, разведчикам не придется дожидаться, пока им сверху сбросят веревку.

Отсалютовав на прощание остающимся, троица направилась вглубь по коридору, а Мнмэрд, Азл и Одмассэн вернулись в палатку. Мнмэрд хотел было спросить, что имел в виду Одинокий, высказывая свое странное предположение, но взглянул на седовласого горянина и — смолчал.

Внутри оказалось не так уж и страшно. Гладкостенный невысокий коридор уходил куда-то вдаль, пол был покрыт мелкими царапинами. Как будто кто-то, одевшись в чеш, ползал здесь — и делал это в течение нескольких сотен ткарнов. Бэрк молча указал своим спутникам на царапины, переложил факел в левую руку и пошел вперед — во тьму, нехотя расступавшуюся перед дрожащим пламенем. Свэд с Ренкром переглянулись и последовали за мрачноватым горянином.

До вечера они прошли довольно много. Юноша только теперь понял, как ошибался, когда решил, что в подземелье не так уж и страшно. Коридоры, раздваиваясь, опускались ниже и ниже, а потом снова сливались в один, большой, и все то время, пока путники шли, их сопровождал далекий неисчезающий звук. Он был похож на чье-то мерное дыхание, точнее, дыхание огромного количества спящих существ. Ренкр старался не задумываться, что произойдет, если неизвестные создания проснутся раньше, чем он и его спутники успеют выбраться отсюда.

Долго решали, стоит ли укладываться спать или же лучше продолжать идти вперед. Свэд настаивал на последнем, утверждая, что лучше оставаться начеку. Бэрк возражал: неизвестно, как долго придется бродить по этим лабиринтам, а делать сие невыспавшимися и усталыми намного опаснее, нежели поспать поочередно. Ренкр согласился с Бэрком, так что низенький горянин, оставшись в меньшинстве, недовольно проворчал и решил стоять на страже в первую смену, мол, все равно не уснет. Впрочем, когда Свэд разбудил парня, чья очередь сторожить была следующей, горянин забрался в спальный мешок и очень даже быстро и сладко заснул. Ренкр же поставил в специальный держак факел, сел рядом, уложил на колени обнаженный клинок и стал всматриваться во тьму. В дышащую тьму… Он пропустил то время, когда следовало разбудить Бэрка, и мрачный горянин строго отчитал парня, после чего отправил его ловить последние предрассветные часы сна…

Проснувшись, они позавтракали и двинулись дальше. Потолок в коридорах постепенно начал повышаться, и Ренкр с удовольствием отметил эту приятную деталь. Правда, воздух стал более плотным, пронизанный тяжелым змеиным запахом; с каждым шагом запах усиливался, хотя, казалось, куда ж еще-то! Теперь исследователи двигались значительно медленнее, тщательно помечая каждую развилку и внимательно осматриваясь при очередном повороте, — поэтому пещера не стала для них неожиданностью, насколько она вообще могла не быть неожиданностью.

32
{"b":"1890","o":1}