ЛитМир - Электронная Библиотека

«Долгожданных гостей» очень быстро пропустили во дворец-крепость — громоздкий, словно наспех составленный из камней, он производил угнетающее впечатление как снаружи, так и изнутри. Их провели в аудиенц-зал и оставили там дожидаться появления Правителя. Чтобы занять себя чем-нибудь, Ренкр начал осматривать помещение, в котором оказался вместе со своими спутниками.

По обе стороны двустворчатых, высотой чуть ли не до потолка, дверей стояло по гному-стражнику, а в другом конце зала, размером не много уступавшего среднестатистическому полю долинщика, у почти аналогичных дверей находились два других стражника, похожих друг на друга, как… четыре капли воды.

Дверь на противоположном конце зала начала открываться. Сей процесс ознаменовался зловещим скрежетом — так, по представлениям Ренкра, должна была скрипеть дверь какого-нибудь древнего заброшенного подземелья. Судя по всему, аудиенц-залом для особо важных персон не пользовались уже давно

— за неимением таковых. Через щель в дверях тем временем протиснулся Биммин, чрезвычайно низкорослый гном с пышными рыжими усами, которые он разгладил уверенной рукой, и провозгласил: «Дэррин, Правитель Брарт-О-Дейна», — и далее список всяческих званий. А следом за списком явился и сам Дэррин. Правитель оглядел присутствующих маленькими глазками, тряхнул бородой, просыпав на пол несколько увесистых крошек, и удивленно воззрился на огромное массивное кресло, стоявшее справа от него. Кресло прижималось спинкой к черной, немного выцветшей, а немного — поеденной молью портьере. Долинщик отлично понимал причину замешательства гнома: во-первых, может, кресло и было троном, но если и так — то очень давно и успело утратить все величие, предписываемое ему положением; во-вторых же, на кресле валялись беспорядочной грудой разнообразнейшие предметы, покрытые сверху мощным слоем пыли. Что уж там Правитель — сам Ренкр стоял с полуотвисшей челюстью, созерцая эту неудавшуюся пародию на трон. Неудивительно, что, рассматривая в ожидании Дэррина гобелены, ни один из гостей не обратил внимания на сие чудо мебельного мастерства.

После краткого замешательства Дэррин недовольно зыркнул на Первого советника, сделал небольшой шажок навстречу «особо важным персонам» и сообщил, что рад их приветствовать и все такое прочее… Ренкр, увы, кощунственно прослушал «прочее», пытаясь сообразить, что же именно лежит на бывшем троне Правителя. К сожалению, в конце концов ему все-таки пришлось отвлечься, потому что следовало представиться и поддерживать беседу. Черный изменился прямо на глазах — из мрачного, задумчивого он мгновенно стал жизнерадостным и светским дядькой. Иномирянин вежливо разговаривал с Правителем о том о сем, не забывая изредка щедрой ложкой добавлять к своим словам лести. Ренкру оставалось только время от времени поддакивать и угукать, кивая головой в нужных местах. Наконец разговор зашел о гибели Свиллина. Бессмертный пересказал Дэррину несколько видоизмененный вариант истории о смерти Доблестного. Правитель дотошно выспрашивал, где же именно похоронен герой, и Ренкр искренне пожалел тех его подданных, кому придется проделать весь их с Черным путь, чтобы раскопать одинокую могилу и убедиться: искомого в ней нет.

Тем временем Дэррин решил, что знает достаточно, и обратился к «особо важным персонам»:

— Вы — гости нашей страны, и мы сделаем все возможное, чтобы вы чувствовали себя здесь удобно.

— Благодарю, Правитель, — отозвался Черный. — Единственное, к чему мы стремимся: пройти по Брарт-О-Дейну и отправиться дальше, к нашей цели.

— Хотелось бы подробнее узнать о ней. Тогда, разумеется, я смогу лучше помочь вам. — По тону Дэррина можно было догадаться, что за прозрачной формой просьбы скрывается приказ.

Иномирянин только усмехнулся и развел руками:

— Увы, это тайна. Мы дали священный обет и не имеем права раскрывать нашу цель — в противном случае произойдут ужасные вещи. Скажу лишь, что для достижения оной мы должны идти дальше на северо-запад, мимо Эхрр-Ноом-Дил-Вубэка, в края дикие, малоизученные.

— Но, надеюсь, вы не откажете мне и останетесь на ночь во дворце-крепости! Примете ванну, отдохнете. — Дэррин взмахнул рукой, пресекая попытку бессмертного что-либо сказать: — Вы обидите меня своим отказом.

Черный покачал головой:

— Как можно! Разумеется, мы останемся. Касательно же просьб, Правитель. Если сие допустимо, хотелось бы, чтобы пятеро наших проводников сопровождали нас до северной границы твоей державы.

Дэррин согласно кивнул:

— Более того, к ним я добавлю еще троих.

Правитель наклонил голову, давая понять, что аудиенция закончена, и исчез за дверьми, сопровождаемый Биммином и все тем же зловещим скрипом несмазанных петель. Ренкр вспомнил недовольную физиономию, с которой ушел Дэррин, и решил, что следует быть настороже. Как оказалось, Черный был точно такого же мнения.

Спустя несколько минут Биммин вернулся за ними, чтобы отвести в гостевые комнаты. Друзья покинули аудиенц-зал, подобрали в прихожей свои запыленные вещи и отправились вслед за низеньким гномом, кощунственно топча цветастые ковры грязными таццами. Изнутри дворец-крепость выглядел роскошно, но во всей роскоши виделась печать запустения, словно здесь давным-давно никто не проводил уборки, разве что иногда пробегающая мимо служанка двумя-тремя движениями сметала пыль в кучку и прятала ее за краешек портьеры или под уголок ковра. Впрочем, через некоторое время они вышли из крыла для официальных приемов, оказавшись в жилом секторе, где Биммин и отыскал две свободные комнаты, не слишком роскошные, но, на взгляд Ренкра, достаточно удобные. После обязательных фраз Первый советник Правителя удалился, и друзья смогли вздохнуть свободнее.

— Ну, — спросил Черный, небрежно вешая свой мешок на причудливый позолоченный цветок, висящий у двери, — каково впечатление?

Долинщик пожал плечами. Он с удовольствием снял куртку и поскребывал бороду, размышляя, как же хорошо будет искупнуться, да побыстрее. Рек и озер на их пути попадалось не так уж много, чтобы порядочный альв чувствовал себя комфортно после нескольких месяцев подобного странствия.

— Впечатление таково, что Правитель вел себя намеренно нелепо. Играл с нами.

Иномирянин воздел вверх палец:

— Верное замечание. Видит Бог, верное.

Ренкр вздрогнул, и только позже понял, что бессмертный имел в виду Создателя, а не Темного бога. В последнее время Черный вроде бы привык к обычаям Ниса и не часто использовал выражения из своего прежнего мира, а теперь, кажется, снова перешел на них. С чего бы?

Долинщик присмотрелся к своему спутнику и заметил, что тот взвинчен до предела. Пальцы Черного немного подрагивали, он несколько раз пытался снять с цветка свой мешок, чтобы переложить резец Свиллина в карман рубахи, и все никак не мог этого сделать — ремни соскальзывали, и парню пришлось помочь иномирянину. Он не стал ни о чем расспрашивать спутника. Мало ли от чего может волноваться существо почти вечное, бывавшее здесь Создатель ведает сколько ткарнов назад и теперь опять вернувшееся.

В конце концов они, хамски предположив, что Дэррин способен опуститься до кражи у собственных гостей, забрали все вещи с собой и пошли к дворцовому цирюльнику. Сей высокий, плотно сбитый гном встретил их с невероятным достоинством, всем своим видом давая понять, что они — особо важные персоны, но он-то — мастер, и это ставит их в равное положение. Усадив клиентов в мягкие кресла, он оставил их на время одних, неспешно отправившись за необходимыми принадлежностями и помощником.

Напротив кресел висело огромное, в два гномьих роста, зеркало, и юноша зачарованно уставился в него. В Хэннале зеркала считались редкостью, но все же изредка попадались, в горах же их не было вовсе, и в последний раз Ренкр толком смог рассмотреть себя только в долинском городке. Разумеется, потом он видел свои отражения в лужах, но не особенно обращал на них внимание, теперь же… В зеркале рядом с бессмертным сидел взрослый молодой альв, заросший курчавой бородой, с длиннющими, до плеч, черными волосами и цепким взглядом. «Кто это? Неужели я? Неужели это мой взгляд напоминает взгляд молодого хищника, попавшего в окружение охотников и готового драться до последнего вздоха? Неужели это я иду через весь полуостров только для того, чтобы навсегда уничтожить целый народ — и тем самым, может быть, спасти несколько других от постепенного истребления? А рядом со мной какое-то незнакомое существо, так похожее на альва и в то же время более чуждое мне, чем тролль или горгуль. Я не знаю, чего он хочет и почему идет со мной, мне никогда не понять его до конца, но тем не менее я доверил ему свою жизнь, хотя прекрасно знаю: для бессмертного я — лишь один из долгой, бесконечной череды временных попутчиков… Неужели все это

64
{"b":"1890","o":1}