ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Школа спящего дракона. Злые зеркала
Судный мозг
Орудие войны
Стройка, которая продает. Стандарты оформления строительных площадок
Бертран и Лола
Инженер. Небесный хищник
Укрощение строптивой
Соль
Элиза и ее монстры

— дракон, льдистые змеи, горяне, тролли, Ворнхольд, Темный бог, мантикоры, лес — все это произошло со мной? Создатель, как же хочется, чтобы можно было начать жизнь сначала! А впрочем… Впрочем, что толку — что толку бестревожно существовать, ожидая своей кончины, когда где-то страдают альвы, что толку покорно ожидать выбора дракона, когда можно выйти и навсегда остановить кровавый обычай? Но, Создатель, стоило ли творить такой мир, в котором почти нету счастья? Или это просто я плохо его искал? Тогда где же оно, счастье, в каких зачарованных краях, у какого злодея в сундуке, спрятанное, скованное, валяется и ожидает вызволителя? Сколько еще жизней нужно возложить на кровавый алтарь Камня жизни, чтобы все это закончилось — навсегда? И во сколько жизней ты оценишь мою, добровольно отданную? Ведь все это так… неправильно! Так подло, так низко и кощунственно, сделать мир, в котором все обречены страдать! Такого не должно быть… Но это так…»

Его размышления прервал цирюльник, с горделивым видом явившийся по их бороды…

Не прошло и двух часов, как оба путешественника, побритые, причесанные, подстриженные, искупавшиеся и пообедавшие, покинули дворец, чтобы пройтись по городу. Предложил прогуляться Черный, а Ренкр не особо противился, тем более что его до сих пор неотступно манили величие и пестрота Свакр-Рогга. Свои вещи они так и не решились оставить в комнатах, и парню с явным неудовольствием пришлось тащить на себе массивную секиру вместе с полупустым мешком. Их без лишних расспросов выпустили из дворца-крепости, и путники отправились вниз, к наружному кругу стен. Черный некоторое время шел удивительно медленно, изредка останавливаясь и посматривая по сторонам. Ренкр ни в чем не отставал, откровенно глазея на причудливые дома богатых и покосившиеся хижины гномов победнее. В конце концов, как оказалось, в них было не так уж много необычного или отличного от альвских

— разве только маленькие окна и нередко встречавшиеся каменные стены, в то время как долинские дома чаще строились из древесины. Ах да, еще крыши, они были двускатные, но очень пологие и нависали над окнами, так что создавалось впечатление, будто дома вросли в землю. «Менталитет», — вспомнил парень непонятное словечко.

Внезапно бессмертный тихо проговорил:

— Я их засек!

В это время он шел, намеренно глядя вперед и глазами давая Ренкру понять, чтобы тот следовал его примеру.

— Кого? — удивился юноша.

— Неужели ты думал, что Дэррин отпустил нас без провожатых? — Иномирянин довольно улыбнулся. — За нами следуют три соглядатая. И в самое ближайшее время я намерен от них… гм… избавиться.

— Как избавиться? — вздрогнул долинщик. — Убить?

Бессмертный покачал головой, потом вдруг схватил парня за руку и увлек за собой в темный переулок. Здесь они свернули несколько раз, кружа, петляя по кривеньким улочкам наружного круга Свакр-Рогга до тех пор, пока Черный не остановился, удовлетворенно переводя дух.

— Думаю, эти молодцы заблудились, — хмыкнул он.

— А мы? — поинтересовался Ренкр.

Мысленно же подумал: «Я-то уж точно заблудился».

— Мы оказались как раз там, где мне было необходимо, — неуверенно проговорил иномирянин.

К этому времени уже стемнело, на улицах зажигали факелы, и он огляделся, пытаясь сориентироваться.

— Слушай, а куда мы идем? — спросил долинщик у Черного.

— Я здесь бывал когда-то. Вот, хочу знакомых навестить, — рассеянно ответил тот.

Иномирянин кивнул, будто пытаясь в чем-то самого себя убедить, затем пересек улочку и, постучавшись, вошел в какую-то лавчонку. Похоже, здесь торговал кузнец, о чем свидетельствовала вывеска — фанерные молот и наковальня, — висевшая над входом. За ним последовал и Ренкр, не на шутку встревоженный поведением своего спутника.

Внутри было сумрачно, отсветы факелов с улицы и свет, выплеснувшийся из-за двери за прилавком, не давали возможности полностью разглядеть помещение. На полках за прилавком Ренкр увидел некоторые изделия кузнеца — отличавшиеся неброской красотой и изяществом украшения для ворот и ограды. В воздухе стоял тяжелый характерный дух металла, из-за двери раздавался грохот — там, судя по всему, кто-то мерно ударял молотом по наковальне. Впрочем, стук тут же прекратился, стоило только Черному громко прокашляться. К посетителям вышел кряжистый пожилой гном в фартуке и широких рукавицах, которые он на ходу снимал.

— Лавка закрыта, господа. Неужто не видите, что свет не горит? — раздраженно проворчал кузнец, недовольным взглядом окидывая визитеров.

— Скажи, почтенный, — обратился к нему Черный, — здесь ли живет госпожа Стилла?

— Кто ты, чужак? — подозрительно спросил гном.

— Мы были знакомы с ней. Давно. — Голос бессмертного звучал непривычно растерянно и смущенно.

— Судя по тебе, не могу сказать, чтобы ты вообще мог ее видеть, — отрезал кузнец. — Когда она умерла, ты еще был неразумным младенцем.

Черный поперхнулся и прохрипел:

— Что?! Ты, наверное, перепутал. Я говорю о Стилле, Цветке Гор.

— Это имя моей матери, и тебе лучше… — Гном внезапно замолчал и медленно, растягивая слова, произнес: — Как тебя зовут?

— Сейчас — Черным, — ответил иномирянин, кутаясь в плащ, хотя в лавке было отнюдь не холодно. — Тогда меня звали Ищущий Смерть.

— Странник, Ищущий Смерть, — уточнил кузнец. — Бессмертный, ты забыл, что гномы не живут так долго, как эльфы, гномы могут умереть от старости. Она вспоминала о тебе, даже умирая и будучи женой моего отца. А он всегда мучился тобой, но слишком любил мать и надеялся, что ты не придешь и не отнимешь ее у него. Но ты отнял ее и так, не приходя. Мать знала, что ты вернешься. Она была права… Ступай прочь, Странник, и забери с собой своего спутника. Мне жаль тебя, я скорблю о твоей участи, но мне еще более жаль тех эльфиек, альвиек и гноминь, которые ждали, ждут и будут ждать тебя и к которым ты так и не придешь, пусть и не по своей вине. Возможно, было бы лучше для всех, если бы ты и Смерть наконец встретились.

— Возможно, — покорно кивнул Черный. — Прости, кузнец, не в добрый час я вспомнил об этом доме. Прощай.

— Прощай, Ищущий. Надеюсь, когда-нибудь тебя назовут Нашедший.

— Надеюсь, — прошептал иномирянин и вышел из лавки.

Ренкр собрался было пойти вслед за ним, но кузнец остановил его:

— Скажи, альв, откуда у тебя эта секира?

Долинщик поспешно объяснил и, извинившись, выскочил вслед за Черным. Тот был очень расстроен и мог уйти куда-нибудь, Ренкр уже совсем не улыбалось одному искать ночью путь ко дворцу-крепости.

Черный стоял у двери, дожидаясь его. Он вымученно хмыкнул:

— Пойдем-ка во дворец, завтра отправляемся в путь.

…Позже, глубокой ночью, когда из высокого стрельчатого окна можно было видеть только редкие огни, горевшие в нескольких домах, Ренкр слышал, как в соседней комнате стонал во сне, ворочался и что-то шептал, кажется какие-то имена, его бессмертный спутник. Но парень старался не вслушиваться.

Наутро Ренкра разбудил какой-то незнакомый гном. Гном очень нервничал, несколько раз извинился за то, что доставляет неудобства, но дело в том, что сам Ищущий попросил его разбудить своего друга и препроводить в парк Правителя — после того, как означенный выше друг, то есть, конечно, вы, господин, изволите откушать.

Откушать Ренкр на самом деле изволил — и даже с видимым удовольствием, которое очень утешило гнома. Все блюда были принесены прямо в комнату, где альв и налег на них, с сильным неудовольствием думая о предстоящем пути. Там небось таких роскошных яств не будет. Лучшее, на что можно рассчитывать, — глоток родниковой воды да кусок провяленного мяса. Закончив трапезу, Ренкр попробовал подняться, но это получилось у него не сразу. Совладав с непослушным телом, парень взял в одну руку дорожный мешок, в другую — секиру и последовал за провожатым.

Они некоторое время брели по увешанным пыльными гобеленами коридорам дворца-крепости, затем спустились по широкой лестнице, застеленной дырявым ковром, на первый этаж и здесь, через резную дверцу, проникли в парк Правителя. Ренкру он показался удивительно уродливым: неестественно, рядами, высаженные деревья перемежались покрытыми мелким рыжим камешком дорожками. Изредка то здесь, то там виднелся изогнутый ряд подстриженных кустов. Каждая торчавшая не так веточка, каждый листочек обрезались бдительными садовниками. Это было особенно удивительно, если учесть общее запустение, царившее во дворце-крепости. Ренкр поинтересовался, в чем же дело. Гном смущенно объяснил, что казна страны не в таком уж плачевном состоянии, как это может показаться на первый взгляд. Просто Правитель очень не любит тратить деньги зря, а поскольку Брарт-О-Дейн почти не поддерживает связей со своими соседями, то Дэррин считает реставрацию дворца-крепости бессмысленной.

65
{"b":"1890","o":1}