ЛитМир - Электронная Библиотека

Когда они приблизились к скалам, оказалось, что к огоньку ведет довольно приличная на вид ухоженная каменистая тропка. Сам же огонек вскоре оказался небольшим домиком, в окошке которого и горел свет. Домик создавал самое выгодное впечатление: казалось, за его стенами царят мир, покой и уют, хозяева в жизни не слыхивали о драконах, Темном боге и льдистых змеях, а самая большая проблема, могущая у них возникнуть, — нехватка дров вот в такую слякотную погоду, когда идти за новыми очень не хочется.

Поправив пояс с ножнами, Черный постучался в дверь прикрепленным к ней деревянным молоточком. Из дома тотчас ответили:

— Минуточку, сейчас открою!

Раздались уверенные шаги, и дверь отворилась. На пороге стоял эльф — это Ренкр понял с первого взгляда. Хозяин домика был стар, его седые волосы стягивала в небольшой пучок расшитая ленточка. Лицо, обильно покрытое глубокими морщинами, излучало радость и спокойствие. Небогатая, но красивая одежда сидела на нем естественно и удобно. В левой руке эльф держал узловатый посох, а правая придерживала дверь; на среднем пальце смутно мерцало лишенное всякой вычурности кольцо. Хозяин улыбнулся и отошел в сторону, пропуская гостей в дом:

— Входите.

Черный, а за ним и Ренкр вошли в сени, а оттуда — в небольшую комнатку, служившую эльфу, судя по ее виду, и гостиной и трапезной. Справа блестели мокрыми стеклами окна с резными деревянными рамами, слева — виднелась приоткрытая дверь, видимо в кабинет и спальню хозяина. В дальнем конце комнаты имелась еще одна дверь, ведущая на кухню. У правой стены стоял массивный стол и три стула возле него. Здесь же было кресло-качалка, небольшой шкаф с нехитрой посудой и зажженный камин.

Сзади скрипнула дверь — ее прикрыл за собой вошедший эльф. Иномирянин обернулся к нему и приветственно поклонился, как равный равному:

— Благодарим тебя, добрый хозяин, что впустил в непогоду и не убоялся незнакомцев.

Правая бровь эльфа удивленно-насмешливо взметнулась вверх.

— А чего мне вас бояться?

— Верно говоришь, — согласился бессмертный. — Нас бояться нечего, но ведь всякие путники бывают.

— Да не всяким двери открывают, — улыбнулся хозяин.

— Меня зовут Ренкр…

— А меня — Ищущий.

— Мое имя — Эльтдон, — наклонил голову эльф. — Сбрасывайте свои плащи в сенях. Там же можете преспокойно оставить дорожные мешки — думаю, у меня найдется, чем угостить таких гостей, так что они вам не понадобятся.

— Это что же в нас такого особенного? — заинтересованно спросил Черный.

В его глазах проскочили еле заметные искорки настороженности.

— Ну как же, — ответил Эльтдон, — Ищущий Смерть — личность многославная, да и обладатель секиры Свиллина — тоже не последний альв. В общем, вы складывайте вещи в сенях и располагайтесь здесь, а я тем временем схожу похлопочу на кухне. — И он кивнул на соответствующую дверь.

Вконец растревоженные, путники вернулись в сени, где повесили на гвозди, вбитые в плотные бревна, свои плащи из крыльев меганевры. Там же оставили мешки, но оружие решили взять с собой, особенно Ренкр, встревоженный упоминаниями о секире. Признаться, он так и не пользовался ею после Эндоллон-Дотт-Вэндра, но — не выбрасывать же творение Свиллина!

В сенях они задержались ненадолго, но Эльтдон уже успел поставить на стол множество продуктов. Разумеется, они не отличались особой изысканностью, но все-таки что-то было во всех этих блюдах, что-то такое, от чего в желудках начинало предвкушающе бурчать. Может, дело в том, что и Ренкр и бессмертный уже давно не ели домашней готовки? Пока кушали, долинщик подумал, что эльф специально ожидал их. Или же к нему каждый вечер заходят разные путники, хотя это-то как раз мало вероятно. Домик выглядел так, словно здесь давно уже никто, кроме хозяина, не бывал.

После трапезы Эльтдон спросил у гостей, устали ли они и желают ли отдохнуть после трудного пути или же могут уделить хозяину немного внимания и побеседовать. Признаться, путников немного разморило, но они охотно согласились поговорить с эльфом. Эльтдон согласно кивнул:

— Благодарю. Я понимаю, что невежливо расспрашивать гостей, не рассказав им ничего о себе, но прошу, простите меня и ответьте на один вопрос: вы уже совершили то, ради чего ходили в Эхрр-Ноом-Дил-Вубэк? Камень расколот?

Черный хотел было что-то спросить, но Ренкр посмотрел в глаза Эльтдону и, жестом остановив бессмертного, просто сказал:

— Да.

Потом он, наверное, так и не сможет объяснить даже самому себе, что уверило его в чистоте помыслов их странного хозяина. Не было никаких особых причин доверять эльфу, но Ренкр знал, что доверять ему можно, и поэтому не стал уточнять, почему Эльтдон задал подобный вопрос. Просто ответил, подозревая, что тот уже давным-давно знает все сам и только хочет /да нет же, как раз не хочет!/ услышать это из уст своих гостей.

Хозяин скорбно опустил седую голову и сжал ладони в кулаки:

— Проклятье!

Черный подозрительно посмотрел на него:

— Послушай, откуда ты…

— Я — астролог, — ответил Эльтдон, рассеянно вращая в руках свою пустую кружку, — и многое узнаю по расположению небесных тел. Понимаете, астрология — это такая наука, которая, если вкратце и очень примитивно, изучает зависимость событий в мире от небесных тел. — Он вздохнул. — Видите ли, когда Создатель сотворил Нис и окружающую его реальность, он сделал так, чтобы многие, а точнее — все события в мире подчинялись небесным телам. Это как кукла-марионетка со сложным механизмом — когда нажимаешь на рычажок, она кланяется, когда дергаешь за ниточку — машет рукой. Но есть и обратная зависимость… впрочем, это сейчас не важно. Одним словом, изучая небесные тела, можно проследить закономерную взаимосвязь между ними и событиями в мире и даже предсказывать будущее — ведь движение небесных тел подчиняется своим законам. В общем, я знал, что это должно произойти. Признаться, я даже знал, что это произошло…

— Подожди-ка, — взволнованно произнес Ренкр. — Ты хочешь сказать, что все было предопределено Создателем?

Эльтдон тяжело покачал головой:

— Нет, этого я не хочу сказать. Дело в другом. Создатель живет в ином мире и постоянно находиться в Нисе не в состоянии. Когда он покинул нас в последний раз, сюда проник другой Бог, которого именуют Темным. Этот Бог начал изменять Нис в соответствии со своими желаниями, в частности он видоизменил местоположения небесных тел. Теперь понимаешь?

— Не очень, — признался Ренкр.

На самом-то деле он, конечно, догадался, что к чему, но это предположение было настолько страшным, что он предпочитал услышать подтверждение из уст самого астролога.

— Раньше, — продолжал объяснять Эльтдон, — расположение небесных тел создавало некоторую предопределенность, теперь же она нарушена, но создана другая, идущая вразрез со всем сущим в мире и понемногу ломающая его. Мир распадается, он серьезно болен. Герои творят ужасные подвиги, эльфы забывают, кто они такие, и становятся альвами, которые враждуют между собой, а драконы из хранителей мудрости превращаются в символ смерти… И все это предопределено — вот в чем беда. Драконы пытались уйти от проклятия, но все обернулось еще худшей бедой, потому что теперь из Ниса ушла часть мудрости. В этом разваливающемся мире, когда нарушена необоримая правильность предначертанного, остается руководствоваться только своим сердцем. Лишь оно подскажет верный путь в хаосе нынешних времен, ведь наши души неподвластны Темному богу, ибо — не созданы им.

— Да, — медленно и задумчиво проговорил Черный, — в моем мире есть народ, а у него — древнее проклятье, — он посмотрел на собеседников, — «чтобы ты жил в интересные времена». По-моему, нас всех прокляли подобным образом.

— Но все-таки, — не успокаивался Ренкр, — есть ли подтверждения тому, что от нынешней предопределенности можно избавиться?

Эльтдон очень долго рассматривал свою кружку, и парню уже начало казаться, что он не услышит ответа на заданный вопрос, когда эльф неожиданно и тихо сказал:

79
{"b":"1890","o":1}