ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Lifestyle. Секреты Бобби Браун
А что, если они нам не враги? Как болезни спасают людей от вымирания
Лувр делает Одесса
Попаданка пятого уровня, или Моя Волшебная Академия
Теория противоположностей
Наша Рыбка
Вдох-выдох
Футбол: откровенная история того, что происходит на самом деле
100 книг по бизнесу, которые надо прочитать

— Есть. — И снова погрузился в молчание.

— Хозяин, — обратился к нему Черный, — если твоя повесть огорчает тебя, лучше не рассказывай ее.

Эльтдон встрепенулся:

— Нет, я расскажу. В конце концов, ведь кому-нибудь я должен ее рассказать, так почему бы и не вам? Заодно поймете, как я оказался в здешних краях, да еще и в одиночестве. Все началось с того, что однажды мне предсказали следующее: я свергну нынешнего правителя Бурина и займу его трон. Признаться, все к этому и шло. Не углубляясь в подробности, скажу, что однажды ночью я поймал себя на мысли о покушении на правителя, которую я всерьез обдумывал. К утру я собрал свои вещи и ушел из города, не сказав никому ни слова. Признаться, я и сам не знал, куда направляюсь и что стану делать, — просто вышел из Бурина через северные ворота и пошел прочь. Благо я никогда не отличался тягой к оседлой жизни, скорее наоборот. Так и жил, в пути, в движении. Разумеется, потом я встречался с некоторыми из своих знакомых, и именно это в конце концов вынудило меня покинуть Срединный материк, чтобы перебраться сюда. Потом поселился в этом домике вместе с женой-альвийкой. Мы встретились с нею в Ивле, и именно тогда я решил оставить жизнь странника и обзавестись собственным жильем. Но Винласса погибла под обвалом, и уже больше года я один. Здесь редко встречаются разумные существа, ведь это практически территория драконов…

— А как же ты от них скрывался? — спросил Черный.

— Вообще-то никак. Это на юге считают, что драконы часто посещают равнины, на самом же деле я видел здесь этих созданий лишь несколько раз, да и то они залетали сюда случайно… Но главное: я скрылся от предопределенности — и смог ее избежать.

— Ты уверен? — осторожно спросил Ренкр. — Ведь твоя жизнь еще не окончилась, и ты можешь снова оказаться в Бурине.

— Думаю, это ничего не изменит, — спокойно ответил хозяин. — Я не хочу убивать — и, значит, не стану этого делать. И потом, в отличие от драконов, я не наделен такой сильной тягой к жизни, особенно когда она превращается в существование…

— Послушай, но ведь вполне возможно, что, не став королем, ты обрек эльфов на худшую участь, чем если бы стал им, — заметил Черный.

Эльтдон уверенно покачал головой:

— Нет. Нынешний король избран эльфами и Создателем, и он властвует по праву и по правде. Им бы не стало лучше, если б ими правил корыстолюбивый убийца.

Они еще немного поговорили, и Ренкр вдруг обнаружил, что его неудержимо тянет зевнуть. Дальнейший разговор отложили до утра.

После завтрака гости и хозяин расположились на небольшой веранде, откуда открывался великолепный вид на травяное море. Слева и справа темнели в рассветном тумане горы. Хозяин устроился в кресле-качалке, Ренкр и Черный сели в кресла, которые вынесли из кабинета эльфа. Гости рассказали свои истории, и Эльтдон внимательно выслушал их, попутно уточняя некоторые неясные детали. Пообедав, к вечеру странники наконец завершили свое повествование.

— И что же вы теперь намерены делать, друзья мои? — спросил их Эльтдон, когда они закончили рассказывать.

Это обращение не удивило путников. Еще вчера, лежа на постеленных в гостиной одеялах, они тихонько поговорили и решили, что каждый из них испытывает доверие к эльфу. Ренкр и раньше привык руководствоваться своим первым впечатлением о собеседнике, иномирянин же не счел нужным вступать с ним в спор — потому что сам ощущал нечто подобное. Поэтому сейчас он со спокойной душой рассказал Эльтдону об их планах, абсолютно ничего не скрывая. В астрологе угадывалось отсутствие любых корыстных намерений, он хотел помочь путникам потому, что это было в его природе — и не более того. Сейчас эльф заметил им, что, конечно, отнести Камень к котловану льдистых змей нужно как можно быстрее, но не следует забывать и о Повелителе драконов. Король дал ясно понять, что промедление смерти подобно, поэтому… Эльф задумался. Потом кивнул, словно соглашаясь с самим собой:

— Поэтому я предлагаю вам свою помощь. К примеру, я могу провести Ренкра через Брарт-О-Дейн, а ты, Ищущий, отправишься на Срединный.

Черный задумался:

— Позволь, но как же твой дом? И потом, если честно, то в данной ситуации я бы предпочел, чтобы на Срединный отправился ты — это и безопаснее, и для тебя более привычно, чем для меня. Ведь я там бывал очень давно, настолько давно, что, наверное, сориентироваться в тамошних условиях для меня будет трудновато. Прости, конечно, что диктую тебе, как поступать, но…

— Да нет, что ты, — прервал его Эльтдон. — Ты все очень правильно придумал. Если так хочешь, я отправлюсь на Срединный. Правда, пока я доберусь до Валлего…

— Тебе не нужно будет добираться до Валлего. Я раздобуду меганевру.

Эльф удивленно поднял брови:

— Где, скажи на милость? В Ивле они и так наперечет.

— Ничего, — отмахнулся бессмертный. — Возьму напрокат у Дэррина. Он мне и так много всего задолжал.

Ренкр вздрогнул. Выходит-таки без встречи с гномьим Правителем никак не обойтись. А он-то надеялся, что все пройдет мирно и бескровно. Ладно, там поглядим, может, так оно и будет. В конце концов, Черный ведь тоже не какой-нибудь головорез с большой дороги.

Но в это самое время парню пришла в голову какая-то туманная мысль, которая начала ворочаться, не давая ему покоя. Когда он понял, о чем идет речь, то даже смутился, но молчать был не вправе.

— Прости, Эльтдон, но если /ты умрешь раньше, чем найдешь Повелителя драконов?/ тебе все-таки не удастся найти Дирл-Олл-Арка? Что тогда?

Иномирянин пожал плечами:

— На этот случай я, проводив тебя до котлована и убедившись, что с осколком Камня все в порядке, отправлюсь вслед за Эльтдоном на Срединный. А местом встречи назначим Лайнедайнол — есть такой порт на северо-востоке. Знаешь?

— Как не знать, — печально улыбнулся эльф, но объяснять ничего не стал. Просто встал со своего кресла-качалки и отправился в дом — собирать вещи.

Ренкр и Черный еще сидели некоторое время, глядя на заходящее солнце. Потом альв задал вопрос, давно уже его волнующий:

— Слушай, а почему ты до сих пор остаешься со мной? То, ради чего ты шел в это путешествие, давно тобой сделано, так стоит ли и дальше…

Бессмертный остановил долинщика движением руки и возмущенно повернулся к нему:

— О чем ты? Чем, по-твоему, мне еще заниматься, как не спасением этого проклятого мира?! Все-таки, старина, мне в нем жить дольше вас всех, так не стоит ли позаботиться о его сохранности?

— Но ты ведь искал смерти. Так вот она, стоит только позволить Темному богу…

— Ты начинаешь разочаровывать меня, дружище! Или ты всерьез считаешь, что ради своей смерти я пожертвую еще Создатель ведает сколькими жизнями?! Ну ты даешь! — Бессмертный рывком поднялся из кресла и вернулся в дом, оставив Ренкра на веранде одного.

Альв, конечно, верил в искренность своего спутника, но… Почему-то ему казалось, что Черный о чем-то недоговаривает.

СТРАННИК

Наверное, когда очень долго общаешься с одним и тем же человеком (то есть альвом), он начинает угадывать ваши мысли. Чем еще объяснить вопросы Ренкра? И как мне следовало мотивировать свои поступки? Ведь все равно… В общем, следующим вечером мы, уже втроем, выступили в путь. Эльтдон, как выяснилось, кроме прочего, обладал еще тонким чувством юмора и знал множество всевозможных историй, так что скучать в дороге не приходилось.

Передвигались мы, как и прежде, ночами, а днем отсыпались. Все как обычно. Степь тянулась за горизонт, величественная и опасная, как и весь этот мир. Несколько раз нам попадались меганевры, но, слава Создателю, не слишком часто. Когда они дикие, эти твари способны доставить вам массу неприятностей.

Спустя некоторое время степь начала редеть, трава становилась заметно ниже. Потом травяное море постепенно перешло в леса, протянувшиеся широкой полосой по всей северной части полуострова вплоть до района Ренкровой долины и даже немного дальше. В Брарт-О-Дейне кое-где леса оттеснялись городами и селениями, а так деревья царили здесь почти безраздельно.

80
{"b":"1890","o":1}