ЛитМир - Электронная Библиотека

— Прежде всего я хочу, чтобы ты поверил в это, — холодно сказал альв. — Потом перейдем к дальнейшему.

Дэррин развел руками:

— Прости, дружище, не могу. Видишь ли, искусство проникать в мой парк — не самое, конечно, последнее, но нет в нем чего-то такого, божественного. Уж извини, если обидел.

— Глупец, — дернул плечом альв, — Бог не может обижаться на такого, как ты. Это же смешно.

— Ага, — подтвердил Дэррин. — Ну, предположим, что я поверил в то, что ты Темный бог. И что же дальше?

— А дальше начнется самое интересное, — вымолвил альв. — Ты прикажешь своим охранникам убраться, как только они примчатся сюда. Затем я отдам распоряжения, а ты займешься их выполнением. И не тянись за кинжалом — сегодня ты забыл его взять с собой.

Гном усмехнулся. Он никогда не забывал брать с собой кинжал. Иногда от этого могла зависеть его жизнь. Вот как сейчас, например.

Рука нащупала пустые ножны. Бред! Такого просто не могло произойти, ведь он точно помнит, как опускал в них кинжал.

Но поздно сожалеть по этому поводу, нужно что-нибудь придумать. Стражники появятся с минуты на минуту.

— Когда ты в последний раз пользовался рычагом? — поинтересовался альв так, словно речь шла о погоде на завтра.

Дэррин пожал плечами: какой смысл отрицать очевидное:

— Давно.

— Тогда неудивительно, что твои гномы запаздывают. Рычаг ведь мог и сломаться.

«Он слишком много знает, даже для сумасшедшего. Придется устроить проверку среди стражников. И все-таки, кто же он такой?»

Альв с лицом гипсовой маски снисходительно улыбнулся:

— Не стоит так волноваться по поводу моей осведомленности. Я же Бог. Но

— оставим эти неаргументированные утверждения. Хочешь, докажу тебе, что я тот, за кого себя выдаю?

Дэррин лихорадочно пытался понять, каким же образом этот сумасшедший будет доказывать. Потом кивнул. «Да что он, в сущности, может?..»

Альв усмехнулся, и если бы Правитель меньше растерялся от происходящего, он бы обратил внимание на эту улыбку и, несомненно, задумался о своем решении. Очень уж нехорошей была усмешка, крайне нехорошей.

— Договорились, — сказал сумасшедший. — Ты сам выбрал.

Потом он напрягся, даже немного пошевелил руками, отчего Дэррину сразу стало не по себе — а вдруг в рукавах этой рубахи у альва ножи? Затем в парке внезапно похолодало, так что гном даже вздрогнул и поплотнее запахнул куртку. Листья, лежащие на дорожке и газонах, внезапно зашевелились, потом взметнулись в небо и стали медленно опадать обратно.

— Взгляни, — сказал альв и указал куда-то в сторону.

Беседка была построена на холме, и отсюда можно было видеть кварталы города и часть полей, располагавшихся за городскими стенами. Поля простирались до самого горизонта. Именно оттуда, на стыке земли и неба, внезапно появился и начал расти гигантский огненный язык, протянувшийся к потемневшим облакам. Вздрогнула земля, и Дэррин услышал глухой протяжный стон, перешедший в настоящий крик.

— Что это? — пораженно прошептал он.

— Только что Воссон исчез. На его месте образовался глубокий котлован; почти все жители города погибли. Спаслись немногие, и скоро они появятся в Свакр-Рогге, так что ты сможешь убедиться в правоте моих слов. — Казалось, в голосе альва не было ничего, кроме холодного удовольствия.

Правитель испуганно посмотрел в лицо сумасшедшего /да нет, не сумасшедшего, присмотрись внимательнее. Не сумасшедшего, а Бога. Темного бога/ и понял, что все сказанное им — правда. До последнего слова. Он перевел взгляд на стражников, которые минуту назад еще бежали к беседке, а теперь стояли, испуганно глядя туда, где опадал зонтик пламени. Альв /Темный бог/ с интересом посмотрел на Дэррина, ожидая, что же тот теперь сделает. Повелитель… приказал гномам убираться прочь. Потом встретился глазами с Темным богом и потупился.

— Веришь? — В словах его собеседника не было и тени насмешки.

— Верю. — Голос почему-то вдруг стал необъяснимо хриплым, а в горле пересохло. — Но зачем…

— Именно для того, чтобы поверил. А теперь слушай и запоминай.

Дэррин слушал и запоминал, мысленно обещая себе, что когда-нибудь он отомстит за Воссон. Отомстит Богу? Да, отомстит Богу! А пока придется разослать на северный кордон гонцов с грамотой, в которой будут упоминаться имена Ищущего и альва по имени Ренкр. А пока Биммин займется тем, что войска, расквартированные в столице, покинут Свакр-Рогг и направятся туда же, вслед за гонцами, чтобы изловить означенных выше и привести в город, уже в кандалах. А пока… Дэррин поразмыслит над тем, что делать дальше.

Когда Темный бог встал со скамейки и ушел прочь, скрывшись среди ровных рядов деревьев, Правитель Брарт-О-Дейна подумал, что грядущая осень, пожалуй, будет еще хуже, чем прошедшее лето. И отправился во дворец-крепость, расшвыривая кровавые листья носками сапог.

Теперь, стоя у высокого окна башни и глядя на улицы Свакр-Рогга, Дэррин понимал, что долго ему так не продержаться. Нужно что-то предпринять, что-то, что избавило бы его от власти Темного бога. Увы, на сей раз рядом не было Свиллина, который мог бы предложить очередную секиру. А что оставалось? Подчиняться и ждать. Вот только ожидание (и промедление) было смерти подобно. Еще чуть-чуть, и взбудораженные гномы от испуга и непонимания «встанут на дыбы», а без войска… «Зацикливаюсь. Нужно думать о чем-нибудь другом. Проклятье, ну где же там Биммин, что ж он так долго?!»

В дверь постучали.

— Входи! — Дэррин развернулся спиной к окну, в нетерпении сложил на груди руки.

Биммин, придерживая одной рукой рукоять меча, кивнул Правителю и поправил длинные рыжие усы. При своем маленьком росте он ухитрялся выглядеть степенно и уверенно, с достоинством удерживая на плечах груз должности Первого советника. Правда, когда они с Дэррином не были в окружении придворных, всякая официальность исчезала — оба гнома были давними друзьями.

— Ну что? — спросил Правитель.

— Все готово. Войска покинут Свакр-Рогг в течение суток. — Рыжеволосый советник пересек комнату и сел в кресло, закидывая ногу за ногу: — А что ты намереваешься делать дальше?

— В каком смысле? — осторожно поинтересовался Дэррин.

— В том смысле, что твой Темный бог в следующий раз может потребовать чего-нибудь еще более сумасбродного. И что тогда?

— Еще более сумасбродного! — иронически хмыкнул Правитель. — Куда уж более… — Потом внезапно оттолкнулся от подоконника, подошел к Биммину и уселся на краешек стола: — У тебя есть идеи?

Советник медленно покачал головой:

— Прости. Ни одной стоящей.

— То-то и оно. Иначе бы…

Дверь распахнулась, словно от сквозняка, но только это был не сквозняк. Это был Темный бог.

— Все отменяется, — произнес он, стоя в дверном проеме и даже не потрудившись войти. — Возвращайте войска в столицу — наша дичь сама явится сюда. Пока — все. — Дверь захлопнулась.

— Создается впечатление, что он просто-таки ночует здесь, — заметил Биммин. — Ну, — советник поднялся из кресла, — пойду. Признаться, все эти перемещения войска… Ладно, ты ведь сам все знаешь. Ничего, что-нибудь придумается. Сходи в библиотеку, что ли. Может, там найдешь что-то интересненькое. Так сказать, отвечающее теме.

Дэррин кивнул:

— Хорошая мысль. Да только там вряд ли есть труды об уничтожении богов.

Биммин развел руками и удалился. Правитель подошел к окну, выглянул наружу, измеряя расстояние от своей комнаты до рыжей дорожки внизу.

Почему-то вспомнились драконы. «Интересно, а как это — летать?..»

Осень молчала, только легонько ворошила листья под окном. Кровавые листья.

Человек вышел из вагона метро и стал подниматься на поверхность по широкой грязной лестнице с несколькими площадками-пролетами. Миновав турникеты и прозрачные вращающиеся двери, он очутился в прокуренном подземном переходе. У стен выстроились лоточники, предлагавшие все, что угодно, но человек прошел мимо и уже собирался идти наверх, когда его внимание привлекла книжная раскладка: на деревянном столике, прижатые протянутой леской, лежали книги в цветастых твердых обложках. Фантастика, почти только одна фантастика. Он заинтересованно подошел, еще не собираясь ничего покупать, просто привлекла одна книжонка — то ли своим названием («Собственные миры»), то ли рисунком (высокая фигура силуэтом, в руках которой два мира: один в виде стандартного шарика голубого цвета, другой — черепаха с тремя китами на панцире, а уже на китах — выпуклая толстая пластина с миниатюрными деревьями, животными и людьми). В принципе, и название и иллюстрация были банальны. Но зато очень актуальны.

83
{"b":"1890","o":1}