ЛитМир - Электронная Библиотека

«Это судьба, — подумал Торн, глядя сверху вниз на фекалии суточной давности. — Это судьба». Здешние края были слишком безгномными, чтобы думать о совпадении. Главарь хищно прищурился и позвал своих следопытов. Спустя десять минут они отыскали отлично замаскированное место стоянки. Если б не знали, что оно где-то рядом, — ни за что бы не нашли. «Вот так-то, Ищущий, — мрачно подумал Торн, рассматривая небольшую, хорошо скрытую полянку, — тебе припекло сбегать в кусты, тебе или твоему альву — и вот результат. В конечном счете, так все и попадаются: когда забывают зарыть поглубже то, что имеет обыкновение смердеть. Теперь ты мой. Раньше или позже, но это уже не имеет значения».

Главарь отдал команды, и гномы отправились в путь, подобно акулам, учуявшим кровь и спешащим к раненому существу, чтобы пожрать его. Два мага начали спешно готовить все необходимое, чтобы обуздать бессмертного. Глядя на их спокойные, выверенные движения, Торн пожалел, что тогда, у пещеры, их не было с ним. Чего проще — устроить засаду и поймать Черного в ловушку, но в тот раз гному пришлось ограничиться только альвом. Он надеялся, что бессмертный придет на помощь своему спутнику, и ждал его, но тот так и не решился.

К вечеру перед гномом встал вопрос: идти дальше или же делать привал? Зудящее желание поскорее увидеть своего недруга беспомощным требовало, чтобы Торн продолжал преследование, и именно поэтому он решил устроить привал. Не хватало еще из-за собственной спешки сорвать охоту. Положим, если он в очередной раз упустит бессмертного, это будет очень огорчительно, но и только. Но есть еще альв, и камешек альвский очень нужен Прэггэ. Уж неизвестно, каким таким образом этот альв сумел сбежать от драконов и зачем Мстительной понадобился тот камень-талисман, но он ей таки понадобился — и, значит, Торн его добудет. Главарь не боялся Правительницы и не испытывал к лей какого-либо чувства, хоть немного похожего на симпатию; просто гном отлично знал, что его дальнейшая карьера, вернись он без альвова талисмана, будет короткой и в высшей степени поучительной для тех, кто сменит Торна на посту главаря банды. И потом, престиж есть престиж, его не стоит ронять.

Все уже уснули, и только Торн сидел у догорающего костра да где-то в зарослях переговаривались двое часовых. Главарь расслабленно уставился на пламя, предвкушая завтрашнюю встречу с бессмертным.

По ту сторону костра из кустов вышел человек и спокойным, размеренным шагом направился к Торну. Сквозь туманную колеблющуюся дымку, созданную пляской пламени, главарь увидел черные волнистые волосы, густые брови над тонким, с горбинкой, носом, черные одежды и… глаза. Те самые глаза.

Торн вскочил, опрокидывая в костер пустой котелок, глухо звякнувший о камни. Черный медленно поднял руку:

— Успокойся. Слишком живо реагируешь на появление давних приятелей. Стареешь, Торн.

— Ты пришел, — процедил главарь, прищурив блеснувшие во тьме глаза. — Зачем? Может, испугался?

— По-моему, испугался-то как раз ты, — улыбнулся бессмертный. — А я пришел поговорить. — Он жестом указал на расстеленный в траве плащ Торна.

— Присаживайся. Поговорим.

Гном криво усмехнулся:

— И ты присаживайся, в ногах правды нет.

— И я, — кивнул Черный. И сел.

— Ты видел стрекоз? — спросил он у Торна.

— Видел, — скупо кивнул тот. — Но мне сейчас до них дела нет. Пускай порхают. Пока.

— Теперь есть, — оборвал его бессмертный. — Так уж получилось, что мне известна цель твоей экспедиции. Так вот, Ренкр у летунов. Они захватили альва в плен.

— А ты где был? — процедил Торн.

— Мед пил, — отрезал Черный. — Это сейчас не важно.

— А что важно? — хищно сощурился главарь.

— Важно другое, — как ни в чем не бывало продолжал бессмертный. — Тебе нужен талисман.

— И ты, — добавил Торн.

— И я, — согласился Черный. — А мне нужно, чтобы Ренкр беспрепятственно добрался до своих гор. Смекаешь?

— Ну-ка, ну-ка, растолкуй неумелому, — подался всем телом вперед главарь.

— Растолкую, — кивнул бессмертный. — Ты зовешь своих колдунов, и они занимаются мной, но не так, как в прошлый раз, а по-другому — так, чтобы я мог двигаться, а у тебя была гарантия, что я не сбегу. Потом мы, твой отряд и я, идем и ищем летунов. Гномов — в расход, стрекоз — тебе, талисман — тоже, а Ренкра ты отпускаешь. И даешь ему одну меганевру. Ну, как мой план?

— Все хорошо, но есть одна неувязочка, — прицокнул языком Торн. — Зачем ты мне нужен? Я и сам отыщу летунов, без твоей помощи.

— Отыщешь — ищи, — пожал плечами Черный.

— А чем ты можешь мне помочь?

— У меня есть возможность знать, где альв.

— Как?

— Так я тебе и сказал, — хохотнул бессмертный. — Не важно как, главное

— есть. Ну, по рукам?

— А где гарантия, что я тебя не обману? И вообще, зачем тебе моя помощь, если ты знаешь, где он?

— С летунами мне одному не справиться, — признался бессмертный. — А что касается гарантий… Надеюсь на твое слово.

Торн кивнул:

— Надейся.

— Так по рукам?

— По рукам. — И гном пошел будить колдунов.

«Ренкр, когда ты проснешься, я буду уже далеко. Прошу, прочти письмо до конца и не бросайся следом за мной. Это важно. Я виноват перед тобой и сейчас попытаюсь объяснить почему. Когда тебя схватили горные гномы, я стал преследовать их, сумел пробраться в Гритон-Сдраул, но потом испугался и отступил. Дело в том, что однажды я попал в плен к Торну и смог сбежать оттуда лишь благодаря счастливой случайности. Я побоялся, что все повторится, и убедил себя, что тебя уже невозможно спасти. И не спас бы, если бы не тот грифон.

Вчера ночью я заметил далекий огонек от костра. Я уверен, что это Тори. Они, без сомнения, взяли наш след. В свое дневное дежурство я оставлю лагерь и уйду к гномам, чтобы сдаться. Попытаюсь обмануть Торна и подбросить ему одну басню, которую, уверен, он заглотнет. А потом уведу их подальше от тебя. Не пытайся меня спасти — если это будет возможно, справлюсь сам. Просто отбери самое необходимое из вещей и отправляйся дальше. Постарайся раздобыть меганевру, в этом случае ты попадешь в селение намного быстрее. Повторяю, другого выхода у нас просто нет, так что не смей мучиться какими-либо сомнениями или там угрызениями совести. Дружище, вспомни, о чем говорил Король, и отправляйся в путь. Черный.

P.S. Не переживай, я, как-никак, бессмертный. И помни, что Камень нужно поместить в отверстие как можно скорее. Поторопись и не раскисай. Еще свидимся!»

«Вот проклятье, уже ночь, а этот сумасшедший меня так и не разбудил! — раздосадованно подумал Ренкр, привставая на локте и оглядываясь. — Ну и куда же он изволил подеваться?» Потом хлопнул себя по плечу, сбивая особо настырного комара, и замер, увидев прямо перед собой белый прямоугольный листок. Пока читал, в груди начало просыпаться холодное испуганное отчаяние: да как же я один выберусь из этой чужой земли, расположенной на другом краю света?!

Ренкр поднялся, растерянно оглядываясь. И правда, где-то вдали, сквозь переплетение ветвей и листвы была заметна небольшая светящаяся точка. Она бы и вовсе осталась невидимой, если б местность здесь не поднималась, так что Ренкр находился как бы на высоком гребне, а то место, где сейчас жгли костер, — в низине.

Так, ну и что дальше? Он размышлял, а руки привычно держали кусок вяленого мяса и какой-то плод, челюсти жевали.

В общем-то, Черный не оставил ему другого выбора, не идти же и вправду выручать бессмертного. Смех. Но смеяться почему-то не хотелось. Наверное, потому, что все время вспоминался страх в зрачках Черного — если он так боялся гномьего плена, то уж вовсе не из-за своей суеверности.

Ладно, хватит. Пора собирать вещи и уходить как можно дальше от этого костерка.

Всю ночь Ренкр шел, ориентируясь по звездам и пытаясь сообразить, каким же образом ему раздобыть меганевру. Потом плюнул, решив, что все равно окончательно это выяснится в самый последний момент. Нужно искать летунов, а там уж разберемся. Ближе к рассвету он устроил привал и даже попытался заснуть, понимая, что теперь придется переходить на дневную активность, а иначе меганевреров не выследить.

88
{"b":"1890","o":1}