ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

8. Так наказаны были зандробы и те, кто поклонялся Низвергнутому, — и наказывались впредь. Язвили яро их фистамьенны, во славу зверобогов, и гнев их гудел в Небесах, аки похоронные барабаны. И истреблено было до корня племя зандробов, племя же пралюдей — не до конца, ибо много было их и живучи были они.

9. Душа же Низвергнутого разбита была на части… — и каждой суждено было воплотиться в людях — и так бесконечно…

10. Но горстка сторонников Низвергнутого бежала за Хребет, в земли Запада — и там скрылись они от гнева Сатьякала — но не навечно.

11. На Ллаургин же опустилась Сеть…

12. И с тех пор прозван Ллаургин Отсеченным… Снова изменился лик Земли, и там, где прежде были горы, провалы образовались, а где прежде расстилались равнины, вздымался отныне Сломанный Хребет.

VIII. Цикл восьмой: Захребетные походы

1. Третье Нисхождение завершилось, но не было покоя и мира в Ллаургине Отсеченном.

2. Тогда повелели зверобоги через жрецов своих, дабы объявило королевство Иншгурранское вкупе с герцогством Трюньильским священный поход против сторонников Низвергнутого, что обосновались за Хребтом, в Тайнангине.

3. По призыву королевскому поднялись и стар, и млад — и собралось два войска огромных, и перешли они Сломанный Хребет по северному и южному перевалам, и обрушились на Тайнангин — и предали многие города и деревни огню и мечу.

4. Многие достойные мужи снискали в том походе славу, но много и погибло их, приобщаясь к высшим естественности и беззаботности.

5. Однако ж не доблестью, но числом сильны были враги, и вынуждены были объединенные войска отступить, когда миновал второй десяток лет с начала войны.

6. И на долгие годы заперты были перевалы, ведущие на Запад от Сломанного Хребта. Возвел там король Акхалод Второй твердыни необоримые и дал северной поименование Десница Закона, а южной — Кинжал Справедливости. Перед ними же возвел он по стене, дабы оградить земли Иншгурры и Трюньила от скверны западной.

7. Однако ж скверна и яд разъедают и гранит; стало так, что годы спустя начали тайнангинцы проникать на Восток и совершать набеги на мирные поселения. Тогда же в герцогстве Трюньил новый правитель, Ишмур, коего прозвали Двуличным, отверг прежние вассальные клятвы Акхалоду Второму и восстал против власти королевской, извечной.

8. Потому долго терпели иншгурранцы беды всяческие от бандитов с Запада. Пока наконец не расправился Акхалод Второй с Ишмуром Двуличным и не передал правление герцогством племяннику его, Дайсу Скромному. Тогда, объединив усилия свои, отомстили Иншгурра и Трюньил Тайнангину, и прогнали врагов за Хребет, и сами пошли вослед.

9. И поскольку дела их были угодны Сатьякалу, одерживали в той войне армии Востока победы одну за другой…

10. В той войне Церковь всевозможным образом помогала и поддерживала армии Востока, ибо таковой была воля зверобогов. И множество монахов и пастырей облачились в доспехи и взяли в правую руку меч, в левой же держали «Бытие» — и так пошли во имя истины в земли Запада и сражались там, и верою своею поддерживали и вдохновляли мирян на подвиги великие.

11. Но не суждено было окончательно победить тайнангинцев армиям Востока ни во Втором, ни в следующих захребетных походах. Ибо с годами забывались откровения Нисходительных Лет и вера в сердцах людей становилась слабее, уступая место привычке. Прежде же, чем выступать против врага внешнего, надлежит побороть сомненья в себе.

12. И тому помогать назначена была Церковь Сатьякалова.

Книга шестая. Церковь Сатьякалова

II. Цикл второй: Иерархия

1. …И тогда наконец воцарились в Ллаургине Отсеченном мир и покой, ибо Церковь святая заботилась о том премного. И велено было князьям ее, дабы впредь в каждом округе поставлен был свой пастырь, что станет называться архиэпимелитом, а области, кои Корона именует округом, будут для них эпимелитством. В каждом же эпимелитстве следует поставить множество храмов, храмовен и монастырей; и пусть из всех храмов выбран будет один заглавный; так же — из монастырей. И отец-настоятель того монастыря в паре с архиэпимелитом станут править, первый — монахами, другой — бельцами.

2. И надлежит архиэпимелиту воспитать из числа наиболее просвещенных церковников — эпимелитов, дабы те, в свою очередь, воспитывали и учили грамоте и Закону Зверобожьему жрецов. Жрецам же надлежит хранить в храмах своих Книгу и читать ее прихожанам, и толковать святые слова, дабы не было разночтений и дабы ересь не произрастала в умах неокрепших.

3. Пусть будет так в каждом городе и каждой деревне — свой пастырь или несколько пастырей. И надлежит возвести в каждой храмовне идолов пустотелых, куда ежемесячно, сообразно покровителю, вкладываться будут щедрые дары — во благо Сатьякала и на процветание Церкви.

4. В храмах же, кои суть не просто храмовни увеличенные, но и нечто большее, ибо хранят Ллаургин от падения Сети и гнева Сатьякалова, надлежит тоже установить идолов, и еженедельно службы читать с проповедями, и устраивать пляски и пенье ритуальные, кои должны приближать мирян к высшим естественности и беззаботности.

5. В монастырях же надлежит находиться тем, кто взалкал более, чем благ земной жизни, небесных идеалов. И пусть же они, запершись в стенах ото всех искусов мирских, трудятся над телом своим и душою. И пусть устраивают зверства, кои суть пенье и пляски, и многое что еще, о чем сказано будет в отдельном месте, — и в тех зверствахпусть принимают участие лишь взрослые, но не дети; и самые усердные из них достигнут прозверения еще при жизни своей.

6. Прозверевших же надлежит слушать внимательно, ибо они суть уста Сатьякала и волю его выражают в такие моменты. И должно быть по воле той небесной.

7. Верховному же отцу-настоятелю надлежит заботиться обо всех монастырях в его эпимелитстве и обо всех монахах. Ибо лучшие из них, отринув мирские искусы, могут, однако, возвращаться в мир, в рясу облаченными, и странствовать по нему в делах монастыря или же с целью проповедей такого образа жизни. А монастырям следует поддерживать связи с внешним миром, и торговать тем, что произведут монахи своим трудом в стенах обители, — и в том нет зазорного или греховного.

8. Для общего же Совета надлежит собираться высшим иерархам церкви не менее раза в три года, в Храме Первой Книги, что у озера Ллусим. Для того выбирают двенадцать отцов-настоятелей (кои — верховные для каждого эпимелитства) и двенадцать паттов. Паттов же выбирают из эпимелитов и архиэпимелитов, по одному из каждого округа. И может быть так, что паттом станет не архиэпимелит (что случается обычно), но и простой эпимелит.

9. В год соборный церемонии, с Печатаньем связанные, надлежит проводить особо пышно, и устраивать шествия со священными реликвиями, дабы явлена была людям великая милость и великие чудеса.

10. Однако ж в первую очередь и наиглавнейшее чудо — Печатанье Книги, о чем будет сказано особо.

11. Собор Двадцати Четырех есть высшая церковная власть и решать ему все наиважнейшие дела Церкви.

12. Однако не следует ему вмешиваться в мирские дела, кроме особых случаев, и после окончания Собора каждый патт становится лишь тем, кем был. И так — до следующего Собора.

Книга восьмая. Книга

ХII. Цикл двенадцатый: Печатанье

1. Печатать Книгу надлежит в Ллусимском Храме, коий еще именуется Храмом Первой Книги. И делать то — по осени, начиная со дня Рассекающего Плавника.

2. Для того надлежит приготовить бассейн, вымыв его и вытерев насухо — и проследив, чтобы ничего не попало туда и не загрязнило стенки.

3. Заготовки для будущих Книг пусть приготовляются со всем тщанием, под неусыпным присмотром жрецов и под ритуальные песнопения.

140
{"b":"1891","o":1}