ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

К счастью, Иссканра пение не отвлекло — он помнил махсраев по Сна-Тонру и знал, на что они способны. Прыжок, взмах мечом, еще прыжок — оставшийся в живых монстр распахивает клюв и плюет в Иссканра ядовитой слюной, но парень успевает увернуться, одновременно делая выпад, — и лезвие отделяет голову чудовища от тела.

— …в пучине не сгинул, не шел он ко дну, он в кружке своей утонул! — жизнеутверждающе закончил балладу Быйца.

Иссканр засмеялся, счищая с клинка вязкую фиолетовую жидкость. А потом тихо произнес:

— Вот уж не ожидал повстречать их здесь…

«Кажется, это не самое страшное, с чем мы столкнемся в Лабиринте», — подумал Фриний.

Но промолчал. Медленно, делая вид, будто ничего особенного не случилось, он опустил занесенный для удара посох и в который раз поморщился из-за боли в мизинце.

Похоже, никто ничего не заметил. Они и не должны. Они ведь не понимают… да не допустят зверобоги, чтобы поняли!

Мизинец болел невыносимо.

* * *

Кормили в холодной так себе. А вот ходили сюда все, кому не лень. Прямо день открытых дверей устроили, как в каком-нибудь ллусимском Храме Первой Книги.

Сперва спустился таариг. Значок он уже прицепил наново, кафтан поменял. лысина, правда, блестела тусклее, и сонливость в глазах пропала.

— Я тебя помню, — сказал он без обиняков, — ты сюда не первый год приезжаешь, так? Но раньше всегда был в компании, а теперь заявился один. С чего вдруг?

Кайнор собрался было отвечать, но «ихняя справедливость» покачал головой:

— Правду. Иначе ты у меня отсюда никогда не выйдешь. А если Узел долго будет на нас лежать… — И снова покачал головой, мол, ты же не дурак, должен понимать.

Кайнор понимал — и очень хорошо.

— Гонятся за мной — вот и пришлось дать дёру. Так, один тамошний рогоносец застал в постели со своей женой, вот я и подался в бега прямо в чем был. Думал встретиться со своими в столице.

— Ну как знаешь, — сказал, поджав губы, таариг. — Не хочешь говорить правду — не говори. Но если захочешь, чтоб я тебя выпустил, придумай другую историю, чтобы концы с концами сходились. Объясни, например, зачем переодел в свое платье Кнурша, если действительно от рогоносца удирал. И, — добавил он, уже стоя у двери, — сделай так, чтобы Узел исчез. Тогда и поговорим.

Господин Туллэк, врачеватель, явился много позже. Кайнор успел как следует вздремнуть и проснулся от стука — создалось впечатление, будто во дворе открыли столярную мастерскую. Некоторое время он лежал, ловя ускользающие клочья дремы, а потом дверь в камеру с грохотом распахнулась и пришлось-таки вставать.

— А-а, это вы… — Гвоздь зевнул и сел на ободранном тюфяке, всю солому из которого, кажется, давно вытащили крысы. — Что, уже утро?

Господин Туллэк дождался, пока один из стражников принесет и поставит у стены табурет — на котором врачеватель и устроился, опершись руками на трость. По просьбе господина Туллэка стражник воткнул в гнездо на стене горящий факел, после чего вышел и закрыл за собой дверь.

— Так вы думаете, сейчас утро, — переспросил врачеватель, внимательно глядя на Гвоздя. — Сколько, по-вашему, времени прошло с тех пор, как вы оказались здесь?

— Часов семь-восемь, а то и больше.

— Десять, — отрезал господин Туллэк. — Я нарочно воспользовался клепсидрой, чтобы знать наверняка. В конце концов, все эти пружины-колеса в часах со стрелками могут сломаться, но отверстие в стеклянных колбах вряд ли расширится или сузится, и вода не станет капать медленнее, верно?

Кайнор кивнул, размышляя о том, далеко ли ушел стражник и сможет ли он сам в случае чего справиться с сумасшедшим врачевателем.

— Не удивляйтесь, — сказал господин Туллэк, — лучше посмотрите в окно.

Конечно, называть окном эту щель у самого потолка было тем еще преувеличением, но Гвоздь решил не занудствовать. Он встал ногами на койку и выглянул наружу. Холодная располагалась в здании местного, с позволения сказать, Центра королевской власти — точнее, в подвалах дома, где таариг вершил свой справедливый суд, а также (в свободное от работы время) жил и, судя по звукам, доносящимся со двора, занимался столярничаньем — так, для души. Окно камеры Гвоздя выходило во внутренний двор упомянутого здания; сейчас здесь царил полумрак.

«Предрассветные сумерки, если врачеватель не врет. Только… какие же предрассветные, если десять часов?!» — удивился Кайнор.

Он осторожно, чтобы не разболелись свежие раны, сел на койку и вопросительно поглядел на господина Туллэка.

— Время снаружи течет иначе, — промолвил тот наконец. — Мы в Соснах живем, как и жили до падения Узла. А солнце движется по небу не так быстро. И вообще жизнь, оставшаяся по ту сторону нашей местной Пелены, замедлилась. Я попросил ребятишек сбегать к Родниковой рощице посмотреть на грачей. Грачи переместились, они почти опустились на ветви… сейчас, наверное, уже сидят.

— А здесь, значит, только-только вечер наступил, — подытожил Гвоздь. — Забавно.

— Кто вы такой? — вдруг спросил у него врачеватель. — Мне Борк-Шрам рассказал, что прошептала вам тогда Матиль. И эти зрачки, про которые вы спрашивали… в первый момент, когда я осматривал ее, мне действительно показалось, что они не совсем обычной формы, но потом… А-а, не о том я говорю! Вы хоть знаете, почему, как считается, иногда падают Узлы?

— Неужели из-за бродячих жонглеров?

— Если это необычные бродячие жонглеры — да, из-за них. Есть люди, которые… привлекают особое внимание Сатьякала.

— Особые люди, — хмыкнул Гвоздь, хотя в происходящем не находил ничего веселого.

— Особые. Поговаривают, что в Сна-Тонре случилось именно это: туда приехал кто-то, обративший на себя внимание зверобогов.

— Это был не я, клянусь! — признаться, Кайнор бывал в Сна-Тонре, маршрут Жмуновой труппы проходил и там; слышал Гвоздь и про разрушения в северной части города, но он действительно не был в городе, когда случилась катастрофа. — И почему, как вы считаете, привлекшие внимание зверобогов оказываются под Узлом?

— Не секрет, что Сатьякал пытается влиять на мир. собственно, и делает это. Отсечь Ллаургин или уничтожить пралюдей для него ничего не стоило. А цели… что мы знаем о целях Сатьякала? Мы можем лишь догадываться. Я думал, вы мне поможете.

— Я?! Чем? Я не философ, не чародей и не ученый.

— И я… Вокруг вас происходят необычные вещи. Поверьте, я не горю желанием копаться в чужих тайнах — всё, чего я добиваюсь, это чтобы пропал Узел. За долгие годы я навидался всякого — и хотел бы дожить свой век тихо, спокойно. Меня, признаюсь, пугают кое-какие вести, которыми со мной делится Борк-Шрам, а получает он их от таких, как вы.

— Вы меня и в этом обвиняете? — теперь Гвоздю стало по-настоящему смешно.

— Я вас ни в чем не обвиняю, для этого существует таариг… и господин Хожмур. Но поймите, падение Узла, ваше появление здесь, то, что случилось с Матиль, — всё это, скорее всего, связано.

— В единый Узел.

— Да. Если хотите — да! Вы знаете об этом больше, чем я. Хорошо, ничего не рассказывайте мне, но хотя бы разберитесь в этом сами — и сделайте что-нибудь!

— Сидя в холодной?

— Если вам понадобится помощь… но сперва вам придется предъявить мне убедительные доказательства того, что вы знаете, как заставить Узел исчезнуть. — Врачеватель поднялся с табурета и собрался было уходить.

Кайнор кашлянул:

— Господин Туллэк…

— Да?

— Вы ведь, кажется, тоже не чародей и не ученый, верно? Тогда откуда вы столько знаете об Узлах?

Пухленький человечек улыбнулся так, что Кайнор пожалел о своем вопросе.

— Я был за Хребтом, господин жонглер. Участвовал в двух захребетных походах. И видел многое, а слышал еще больше — такого, о чем здесь, в Иншгурре и Трюньиле, попросту предпочитают забыть. Или не знают. Мы считаем, что мир заканчивается там, где заканчиваются границы нашего королевства и Трюньила. Те, кто побывал за Хребтом, понимают: мир намного больше, чем мы себе представляли. Он больше даже, чем весь Ллаургин, включая захребетный Тайнангин и запеленутые земли. И намного сложнее. А порой — намного страшнее, чем мы себе можем представить. — Врачеватель покачал головой, что-то припоминая. — Но когда понимаешь это, постепенно начинаешь понимать и то, что, где бы ты ни жил, любовь, дружба, честь, верность везде одинаковы. И еще — начинаешь ценить покой. Мир, господин жонглер, — произнес он тихо, — в конце концов, всего лишь то, что мы носим в самих себе. Я хочу умереть спокойно — умереть и знать, что родным мне людям не будет угрожать ничто, кроме обычных житейских невзгод. Я видел графов и простолюдинов, готовых собственноручно убить человека за горсть монет, за славу, за власть. Но нам, тем, кто живет в тихих деревеньках вроде Трех Сосен, дороже покой — и за него мы, господин жонглер, тоже готовы бороться всеми способами.

26
{"b":"1891","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Почти касаясь
Судный мозг
Понаехавшая
Развивающие занятия «ленивой мамы»
Тень ингениума
Око за око
Без ярлыков. Женский взгляд на лидерство и успех
Оранжевая собака из воздушных шаров. Дутые сенсации и подлинные шедевры: что и как на рынке современного искусства
Долина драконов. Магическая Экспедиция