ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Однако, увы, мы отыскали не всех. Согласно предположениям Смутного, здесь, по эту сторону Хребта, нам их найти и не удастся. Ибо Смутный считает, что Носители воплощаются в Ллаургине равномерно относительно некоей оси или центральной точки на материке. И полагает таковой (осью или точкой — он так и не решил) Лабиринт. То есть совершенно не обязательно, чтобы они появлялись рядом с Хребтом, просто часть из них обнаруживается в Тайнангине, а часть — в Иншгурре и Трюньиле. За тайнангинскими он намерен отправиться после того, как отыщет здешних и решит, как вообще поступить, когда соберет всех семерых.

Вот тут-то самое время вспомнить про «во-вторых». во-вторых, Узлы. Вы знаете, что они частенько появляются в запеленутых районах, там ими никого не удивишь. Однако иногда Узлы падают и в других областях — и тогда считается, что падение Узлов вызвано особым вниманием Сатьякала к такому месту (или к человеку, в оном месте находящемуся). Иными словами, опосредованно, через Узлы, зверобоги пытаются влиять на Тха Реальный из Тха Внереального. Разумеется, самый живой интерес они проявляют к Носителям, если Сатьякалу удается отыскать таких (а это, как мы знаем, непросто даже для зверобогов). Так вот, согласно моим последним наблюдениям, при первой встрече двух Носителей почти всегда падает Узел. Точнее, не при встрече даже, а при их приближении друг к другу на некое критическое расстояние. (Я прочел об этом в одной из версий «Не-Бытия», которую чудом удалось раздобыть, она неполная, одна из самых «рваных», но при этом в ней обнаружились несколько раньше неизвестных и очень важных фрагментов. В том числе — и о об этом свойстве Узлов; а потом я на практике убедился, что книга не лжет).

Поэтому прошу вас быть осторожнее. Насколько я понял, после первой встречи двух Носителей Узлы больше на них не падают (или падают, но не из-за самого факта повторной встречи). Однако, как вы понимаете, я ничего не могу утверждать наверняка; нам приходится руководствоваться сплошными догадками, а догадки в таком деле бывают весьма далеки от истины. И, добавлю, опасны. А в нашем случае они опасны вдвойне.

Скоро начнется бег наперегонки со временем. Я еще не знаю когда; каждая из сторон накапливает силы — не в физическом плане, ибо в том, что мы задумали, мощь телесная, количество бойцов и пр. будут значить мало, почти ничего. Главное знания. Прежде всего — о природе Носителей, о том, что произойдет, когда они, все семеро, окажутся в одном месте. И что произойдет, если не окажутся.

Ах, мне бы поговорить с кем-нибудь из паттов или настоятелей главных двенадцати монастырей! Увы, я так и не сумел подобраться ни к одному этих людей; были беседы с несколькими прозверевшими, но особой пользы от них не проистекло. А церковники низкого ранга, вроде жрецов и эпимелитов, о Носителях имеют представление весьма смутное, впрочем, как и о Преданном Забвению и «Не-Бытии».

в-третьих, паломничество. Я настоятельно прошу вас отправиться к Ллусиму вместе с Флориной — даже не потому, что вы один из немногих, кто знает, что и зачем происходит. Дело в другом: я боюсь за девочку. Случайно мне удалось выяснить, что одним из Носителей является некто Кайнор из Мьекра по прозвищу Рыжий Гвоздь, жонглер, автор популярных в народе гвоздилок: я проследил его судьбу от рождения до нынешних дней (насколько, разумеется, это возможно). Его необходимо отвезти к Ллусиму, о чем я позаботился, написав соответствующее завещание. Но жонглер этот — человек опасный, и я бы просил вас приглядеть за ним. На первый взгляд он может показаться простым мужланом, хитрым, но не тонким — однако не полагайтесь на первое впечатление. Он будет ерничать и корчить из себя шута, но даже если он предъявит вам колпак с бубенцами, завизированный самим Суиттаром XII, не верьте, опасайтесь этого Гвоздя. (Кстати, добавлю: он является осведомителем моего шурина, хотя к запретникам, кажется, отношения не имеет.)

Как заставить его отправиться в паломничество, повторяю, моя забота, вам же нужно лишь сопроводить жонглера и флорину до озера. Там вас будет ждать Смутный, и, надеюсь, он многое прояснит.

Если <зачеркнуто> что-нибудь пойдет не так, постарайтесь хотя бы пробыть в Храме до конца встречи Собора двадцати Четырех. То есть девочка наверняка там останется до этого времени, я беспокоюсь лишь о жонглере: не дайте ему уйти. Это важно; насколько важно, думаю, нет необходимости вам объяснять.

Ну вот, кажется, всё в основных чертах я изложил. Надеюсь, не слишком длинно и пространно.

Желаю вам долгих и безоблачных лет жизни, мой друг. И чистого неба над головой!»

Дальше шли подпись и отпечаток всё того же герба с волком.

Гвоздь поморщился: нельзя сказать, чтобы у графа были такие уж нелады со стилем, но сперва желать «безоблачных лет» и здесь же — «чистого неба»… Хотя у графа-то как раз «неладов» нет, ни со стилем, ни с жизнью вообще. «Сбежал под крыло Разящей», подонок. А Кайнора впутал Сатьякал ведает во что.

Словно откликаясь на эти мысли, в коридоре заскрипели доски. Слишком близко от двери, чтобы Гвоздь успел хоть что-нибудь предпринять. Если это Айю-Шун вернулся убрать ненужного свидетеля…

Дверь распахнулась.

— А я и не подозревал, что вы способны так быстро и бесшумно ходить, господин Туллэк.

Врачеватель пожал плечами:

— Вы о многом не подозревали, не так ли? — Потом указал тростью на письмо в руках Гвоздя: — Прочитали?

— Прочитал.

Господин Туллэк присел на свою койку, как обычно, вытянув правую, хромую ногу.

Оперся на трость обеими руками. Спросил:

— Хотите поговорить об этом?

«Тьфу ты, слова кладет, как какой-нибудь второсортный исцелитель душ!

С другой стороны, он исцелитель и есть. Да и с кем говорить «об этом», как не с Туллэком?»

— Почему нет? — по привычке хрустнул пальцами Гвоздь. — Поговорим.

* * *

Фриний стонал во сне — здесь, в коридорах Лабиринта. Тень его — рваная, словно состоящая из отдельных лоскутов, корчилась на стенах и потолке. И как будто дразнясь, другая тень, похожая на осьминога, повторяла эти движения — хотя ей, многощупальцевой, висеть бы неподвижно, всё-таки она — барельеф…

Или нет?

Быстро и плавно существо скользит по потолку к стене, его когти едва слышно поклацывают, отыскивая малейшие неровности, цепляясь за каменные лица, стебли, кирпичные стены замков, завитки волн… — наконец прыжок, короткий, почти беззвучный, — и создание оказывается на полу. Сейчас оно напоминает крупную обезьяну, только с большим количеством конечностей — их шесть да плюс еще хвост, который вполне сойдет за седьмую. Во всяком случае, существо при передвижении по потолку пользовалось им не реже, чем лапами.

Оказавшись на полу, шестилапое создание, похоже, чувствует себя неуверенно: поводит из стороны в сторону массивной гривастой головой, дышит, широко раздувая ноздри. Раздается невнятный то ли шепот, то ли шорох…

Во-о-от они какие. Забавные. Отсюда — совсем другие, не то что сверху.

Но еще они и опасные, ох. Каждый по-своему, а все вместе… ну, они-то как раз не вместе, но если вдруг… Тогда совсем плохо придется.

Но вряд ли у них это получится — быть вместе. Молчаливица — ну, с ней понятно. Пока не заговорит…

Железноголовый… — слишком у него голова железная, через нее не пробиться мыслям, ни туда, ни оттуда. Горбратику скоро куклиться. А широкоротый вообще не тут живет, а в прошлом, спасибо Дуйнику. Ишь как за широкоротого взялся, ветреный! Продувает ему мозги — и правильно! Может, он хоть немного поумнеет, как Дуйник.

…А Дуйник-то вправду поумнел: мы как-то раньше…

Цепкий стал, ловкий.

И папики вроде сильнее становятся. Это даже хуже, чем то, что Дуйник…

Но сюда им не пробраться, не пробраться, не пробраться!.. Никогда!

* * *

— Значит, я — Носитель?

Господин Туллэк кивнул. Смотрел он, как старый добрый дядюшка, который вынужден сообщить внучку о том, что он, внучек, скоро умрет.

58
{"b":"1891","o":1}