ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

/Да или нет?/ Посмотрим…

/Понятно/».

Но ведь и в самом деле, как поступить? Человек не хотел умирать, особенно же — сидя рядом с дверью, за которой был выход.

«/Ну, во-первых, ты не уверен, что там выход. А во-вторых…/ Ключ бы. Найти бы ключ от двери!

/Да послушай…/ Ключ, так его растак! Может, у Дер-Рокты… Хотя нет, встречаться с ним лишний раз — не хочу.

Мертвые Боги, смешно-то как! Я, якобы Строитель, — а ключей…»

ГОРОД. БИБЛИОТЕКА.

12. …остановился и запрокинул голову, подставляя звездному душу бледное, с черными вишнями глаз лицо. Жадно раздувая ноздри, ты вдыхал влажновато-насмешливое дыхание ветра: «Строи-и-итель».

ЧЕЛОВЕК. СЕЙЧАС.

13. Спускаться было легче, нежели подниматься. Темнота уже не надоедала своими нашептываниями, да и внутренний голос приумолк. Торжествовал. Даже ступеньки, казалось, стали шире и надежнее.

«Вот что значит тяга к жизни», — подумалось невпопад. Человек ощущал себя невинно осужденным на казнь преступником, которого в последний момент помиловали. Хотелось спеть что-нибудь, но на ум не приходило ничего, кроме совершенно неуместных здесь: «Под небом голубым есть город золотой, с прозрачными воротами и яркою звездой…» Человек стал насвистывать этот мотивчик, чувствуя, как раскрывается свободным цветком зажатая душа.

Внизу было еще темнее, чем наверху. Ночь продолжалась и заканчиваться, похоже, не собиралась.

«Ну что же, это даже хорошо. Дер-Рокта обещал зайти завтра, после захода солнца. Но солнце еще не вставало, завтра не начиналось. Вот и хорошо.

/Ты же просто оттягиваешь неизбежное/.

Смерть — тоже неизбежное. Но все мы только тем и занимаемся, что откладываем момент ее прихода на как можно более длительный срок».

Он возвращался к фонтану, с удовольствием представляя себе, как станет ужинать высушенными плодами. Конечно, вкус у них уже не тот, но ничего страшного. Мир вообще очень не совершенен, так что требовать слишком многого от обычных сухофруктов просто глупо.

Человек немного задержался на площади, поправил меч на поясе и спустился в коридоры. В тишину коридоров.

«Совсем об этом забыл».

С тех пор, как он ушел, капанье так и не возобновилось.

«Ну и пусть. Только мешало».

Осторожно ступая, он направился к комнатке. Тишина кралась по пятам, нависая бесформенной тенью, тихонько и ненавязчиво дыша в затылок. Ее холодное дыхание вызывало дрожь во всем теле, но — не оборачиваться же! Нет, не оборачиваться.

Человек толкнул дверь комнатки (там — темно), вошел и поскорее — но стараясь не пробудить движениями дремлющей паники — заперся изнутри. На мгновение пожалел о потушеной свече.

Свеча зажглась.

— Кое-что изменилось, — сказал со своего стула Дер-Рокта. — Насколько я понимаю, завтра может и не наступить. Поэтому я пришел.

ГОРОД. БИБЛИОТЕКА.

14. Когда ищешь самого себя, проверяй, чтобы не подсунули подделку.

Глава четвертая

ЧЕЛОВЕК. СЕЙЧАС.

1. Гость выглядел как обычно: черная с золотым рубашка, алый пиджак, бледное лицо с зеленовато-кошачьими глазами, остроконечный подбородок. Глаза и подбородок внимательно изучали собеседника.

— Присаживайтесь, — предложил Дер-Рокта. — Думаю, разговор у нас будет долгим. Вы ведь опять принесли с собой массу вопросов. И искренне верите, что мне известны ответы на них.

— А это не так?

— Отчасти так, отчасти — нет, — тонкие пальцы выбили на колене короткую энергичную дробь. Звук получился такой, словно стучали по дереву. — Задавайте, посмотрим, смогу ли я помочь.

— Почему? — до сих пор человек старался не смотреть в глаза этому созданию, но сейчас пересилил себя и взглянул. Лучше бы не делал этого. — Почему вы согласны помочь мне?

Пиджак пошевелился, отмечая пожатие плечей:

— Это моя… работа, если так можно выразиться. Пускай даже мне кажется, что все ответы не приведут ни к чему существенному, — даже тогда я должен отвечать. Разумеется, если знаю ответ и уполномочен.

— Кем? Или чем?

— Вы сочтете это насмешкой, попыткой уклониться, но… Мирозданием. Уполномочен мирозданием. И отчасти — вами же.

— Не понимаю, — признался человек.

— И не нужно. Вы ведь хотели спросить о другом. Вот и спрашивайте.

— Знаете, сегодня вечером… ночью — я столкнулся с неким существом…

Дер-Рокта прервал его взмахом руки:

— Знаю, знаю. Метаморф. Превращенец. Заблудшая душа. Что характерно — в себе самом заблудшая.

Гость чему-то усмехнулся, потом кивнул:

— Ну-ну, так что же вы хотели спросить?

— Вы уже встречались с ним, раньше?

Дер-Рокта кивнул:

— А как же, встречался. И с ним встречался. Он помнит, да? Забавно, забавно. Впрочем… Ну так в чем же, собственно, дело?

— Вы не забыли обстоятельств, при которых?..

Гость резко покачал яйцеподобной головой — в какое-то мгновение человеку показалось, что она сейчас соскользнет с алых пиджачных плеч и упадет на пол, трескаясь, расплескивая содержимое, и…

— Не забыл, не имею обыкновения. Что именно вас интересует?

— Вы пришли в город, к Строителю. Зачем?

— Это был очень старый Строитель, — сказал Дер-Рокта. — Все вы со временем стареете — и тогда начинаете совершать ошибки. И поначалу, будучи молодыми, вы порой отказываетесь от моих предложений, но я прихожу к вам снова. И опять, и опять — до тех пор, пока еще остается смысл приходить. Как правило, наступает такой момент, когда соглашаются даже самые… стойкие. Я хотел сейчас сказать «упрямые», но подумал, что это будет несправедливо. Стойкие — да, но не упрямые.

— А он… он согласился?

— Какая разница? Ровно никакой. Он — это он, а вы — это вы. Не полагайтесь на случайности, мой вам совет. Решайте за себя.

— Вот она, свобода выбора? — иронически усмехнулся человек.

— Совершенно верно, совершенно верно. С первого до последнего шага — свобода выбора. В конце концов, вас ведь никто не делает Строителями — никогда и никто. Вы сами ими становитесь — в силу тех или иных причин. Так что… — гость элегантно развел руками и пошевелил подбородком.

— Между прочим, — добавил Дер-Рокта после небольшой паузы, — этот ваш метаморф — пример того, как не следует относиться к свободе выбора. Он оказался неспособным решить, какую из Иллюзий принять. Или решал слишком долго… Одним словом, в результате сам стал Иллюзией, если можно так выразиться, Иллюзией-В-Себе.

— Хорошенькая Иллюзия, — хмыкнул человек. — Он ведь пытался меня убить — моими же руками. Вынудить к самоубийству.

— Ничуть, — возразил, качая головой, гость. — Ничуть. Не вынудить, нет. Просто он попытался сделать вас частью своей Иллюзии. Вы воспротивились. Кстати, почему? Мне казалось, он довольно силен в этом отношении.

— Заврался. Пару Преображений назад я…

ГОРОД. БИБЛИОТЕКА.

2. …шел по городу. Был тот редкий час, когда прежние обитатели уже исчезли, а новые еще не появились…

3. — Послушай, — сказал ты Обитателю, — послушай меня внимательно. Я видел многих, поверь. Все были разные, но заканчивали одинаково. Иногда лучший выход кажется худшим. Послушай…

— Нет, Строитель. Нет.

— Что? — удивленно переспросил ты.

Но ответа уже не последовало.

ЧЕЛОВЕК. СЕЙЧАС.

4. — …Позже, когда мы встретились с ним, метаморф сказал, что слышал о Строителях только один раз. И рассказал про тот случай, когда видел вас.

— Ну и что же? — удивился Дер-Рокта.

— Но ведь он назвал меня Строителем, значит, знал…

Гость расхохотался, задорно, жизнерадостно. Человека передернуло.

— Ничего это не значит, — молвил, отсмеявшись, Дер-Рокта. — Ровным счетом ничего. Но — вы угадали, он и вправду пытался подчинить вас своей Иллюзии. А насчет самого слабого и постоянного места города, точки, которой метаморф пытался представить вас… Конечно же, это не так. Потому что Строитель никогда не может быть самой постоянной частью города, ведь Строитель меняется. Кстати, вы, наверное, и сами почувствовали. Много ли вы помните из своей прошлой жизни — не сейчас, когда находитесь в поле моей Иллюзии, а в обычное время? Вот то-то и оно.

26
{"b":"1892","o":1}