ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Принц снова посмотрел на игральную доску. Голубь продолжал биться на ней, расшвыривая воителей и башенки в разные стороны. Видимо, когда падал, он сломал себе крыло и теперь никак не мог понять, почему же ему так больно.

Талигхилл осторожно протянул руки и взял в ладони маленькое липкое тельце. Голубь еще несколько раз ударил крыльями и затих. Тогда принц приподнял его и внимательно осмотрел. На лапке птицы он нашел то, что искал – миниатюрную бамбуковую трубочку, залитую с обеих сторон воском. Он отвязал трубочку от лапки голубя, а птицу уложил обратно на доску. Сокол потоптался на месте, наклонил голову сначала так, потом этак, присматриваясь к человеку. Спасшаяся добыча безжизненно лежала на доске, вывернув левое крыло.

Сцарапать воск и выбить на ладонь плотно свернутую трубочку было делом одной минуты. Потом принц развернул послание, прочитал, перечитал еще раз, дернул шеей, словно на нее села докучливая муха, медленно отложил записку в сторону.

«Этого не может быть… Отец мертв? То есть… Руалнир – мертв? Война? Войско хуминов уже движется к границе? Бред какой-то!»

Талигхилл встал с кресла и направился к дворцу расшатанной походкой дряхлого старика.

Голубь почувствовал, что теперь его уже ничто не спасет, снова забился на доске, сполз почти к самому ее краю. Тогда сокол решил, что опасности нет, и слетел со своего наблюдательного поста. Он упал на добычу, ударил клювом, потом еще раз и еще – для верности, после тяжело взлетел с безжизненным телом в когтях и отправился подальше в сад, чтобы беспрепятственно пообедать.

Подбежал встревоженный Джергил:

– Что с вами, господин? На вас кровь.

– Не моя, Джергил. Еще не моя.

Телохранитель пронзительно свистнул, в галерее появились несколько охранников, и все они помчались в сад выяснять, что же произошло. Талигхилл стоял, схватившись за плечо Джер-гила и не замечая, что тот едва удерживается от вскрика. Телохранителю было больно. Принцу было больнее во сто крат.

/смещение, от которого во рту остается горький привкус; у горла – колючий ком/

Храмовый район Гардгэна, как и столичный рынок, жил своей жизнью, обособленной, но не изолированной. В нем размещались все храмы и строения, связанные с той или иной религией. Кроме, разумеется, запрещенных культов Фаал-Загура и его жены. Приверженцы этих культов до сих пор считали, что Бог Боли и Богиня Отчаяния живы, хотя на самом-то деле, конечно… Ну, положим, как было на самом деле, знали одни Боги, но уж они-то точно правды не скажут. Боги вообще крайне молчаливы. Для того и существуют жрецы – чтобы говорить вместо Богов. А в случае чего… там уж между собой как-нибудь разберутся.

Вэтнэкл редко бывал в этом районе. Ув-Дайгрэйс, которому он поклонялся, не требовал от своих приверженцев ни частых посещений храма, ни обильных жертвоприношений. Раньше было совсем по-другому. Но времена меняются, и Боги достаточно мудры, чтобы не требовать от людей невозможного.

Молодой воин ступил на мощенную черным булыжником улицу Церемоний. На этой самой широкой и длинной улице храмового района сейчас почти не было прохожих. Где-то вдалеке брели два монаха Оаль-Зиира – тощие фигуры в белых халатах, постукивающие хэшагами – традиционными для служителей этого культа посохами. У облупленной стены храма Гээр-Дила, Бога Удачи, сидел низенький обрюзгший человечек и торговал амулетами. Заприметив Вэтнэкла, он набрал в грудь побольше воздуха и крикнул:

– Молодой человек! А молодой человек! Мне кажется, вам сейчас не помешает немного удачи. Могу кое-что предложить.

Вэтнэкл отмахнулся от продавца и поспешил дальше. Удача, конечно, ему сейчас не помешала бы. Но вряд ли у торговца найдется что-нибудь по-настоящему эффективное – особенно если учесть масштаб того, что надвигается…

Молодой воин помотал головой: думать об этом сейчас не стоило. Он и не знает всей правды-то. Вот только брошенные мимоходом фразы, которые довелось услышать Вэтнэклу… их было достаточно. Предостаточно.

Храм Ув-Дайгрэйса стоял по левую руку, среди наиболее богатых и почитаемых храмов. Впрочем, даже он выглядел не так ослепительно, как когда-то… Широкие фиолетовые ступени вели к портику перед входом, обрамленному с трех сторон витыми колоннами. Распахнутые створки ворот приглашали: «Входи, прохожий!»

Вэтнэкл взбежал по ступеням, остановился перед раскрытыми створками, вызывая в душе необходимое почтительное состояние, – потом ступил в храм.

Внутри оказалось не так жарко, как на улицах; в изящных подставках дымились ароматные палочки. Когда Вэтнэкл входил, в помещении не было ни души, но через мгновение рядом с ним уже стоял мускулистый парень в традиционном одеянии младшего жреца Ув-Дайгрэйса.

– Бог Войны приветствует вас, господин, – пророкотал жрец. – Что…

– Мне нужно видеть Тиелига, – оборвал его Вэтнэкл. – Сообщение от Пресветлого Талигхилла. Срочное.

– Ступай за мной, – велел жрец.

Он направился к алтарю – высокому, со скульптурным изображением Ув-Дайгрэйса, – приоткрыл маленькую дверцу, таившуюся в стене, и жестом пригласил Вэтнэкла войти.

Молодой воин колебался недолго. Нагнувшись, он шагнул сквозь дверной проем и оказался в узком коридоре. Коридор выгибался натянутым луком, а концы его скрывались за поворотами. Сзади кашлянул жрец, Вэтнэкл смущенно отошел от двери, и тогда в коридор пробрался его провожатый. Он запер за собой дверцу и, не задерживаясь, направился в левый отрезок коридора. Вэтнэкл последовал за жрецом.

За время пути они повстречали всего одного человека. Жрец удивленно посмотрел на Вэтнэкла и его проводника, но, смолчав, отправился дальше по своим жреческим делам. А проводник уже стучался в невысокую деревянную дверь.

– Не заперто.

– К вам посланник, господин, – сообщил проводник. – От Пресветлого Талигхилла.

– Пускай войдет.

Вэтнэкл вошел.

Келья, в которой он очутился, была не слишком просторной, но одному человеку жить можно было. Этот самый человек сидел сейчас у стола и прихлебывал из пиалы душистый чай. Тиелиг внимательно посмотрел на молодого воина:

– Приду. Вот только чай допью.

Скороход – уже усатый, но еще юнец – покачал головой:

– Срочно, господин! Пресветлый Талигхилл велел… Жрец оборвал его небрежным жестом левой руки. Пиала в правой даже не покачнулась.

– Ты слышал мой ответ. Ступай.

Младший жрец мягко подтолкнул посланца к выходу, поклонился Тиелигу и закрыл за собой дверь, оставляя верховного наедине с собственными мыслями и недопитым чаем.

И как только таких молодых отправляют с подобными поручениями?

Тиелиг отогнал прочь вздорную мысль, оказавшуюся здесь совершенно некстати.

Началось.

Эта мысль тоже была некстати.

Он допил чай, отставил пиалу и начал собираться. В общем-то, особенно собирать было нечего: посох, нараг с ножами, несколько мешочков с чаем, бальзамы всякие, то да се. Мудрый живет долго, наживает мало. Потому, кстати, и живет долго.

Тиелиг вышел из кельи и прикрыл за собой дверь – не плотно, так, чтобы не нанесло через порог мусор. Воровать в храме некому. Тем более у верховного жреца. Да и уходит он не навсегда. Просто дела скорее всего потребуют его присутствия во дворце – в течение нескольких дней. Руалнир ведь просил приглядывать за сыном. А если судить по лицу скорохода, приглядывать за Талигхиллом придется. И очень внимательно.

… Началось…

ДЕНЬ ПЯТЫЙ

– А что же дальше? – требовательно спросил кто-то, и я узнал дрожащий голос Карны.

– Госпожа, – немного укоризненно проговорил Мугид. – Вам ли, историку, этого не знать?

– Но в летописях нет упоминания о верховном жреце Ув-Дайгрэйса Тиелиге, – возразила девушка. – И о многом другом тоже.

– Да, разумеется, вы правы, – согласился старик. – И обо 'всем этом вы узнаете в свой срок. Просто я хотел, чтобы мы все пообедали перед тем, как продолжим.

– Сегодня? – уточнила Карна.

– Сегодня, – заверил ее повествователь.

26
{"b":"1893","o":1}