ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

/получается, не все!/

башни, здесь нет. Нужно искать какой-нибудь другой.

Логичнее всего было бы вернуться к Мугиду и попросить его помочь мне. Вот только я не помнил, которая из дверей ведет в ту комнатку.

Тогда я стал наудачу открывать все двери подряд. Вернее, пытаться открывать, потому что большая их часть была заперта. Открытые, впрочем, тоже не помогли мне в решении задачи. За некоторыми оказывались пустые ниши в человеческий рост, за другими – кладовые, доверху набитые каким-то хламом, паутиной и мышиным пометом. Я даже вспугнул пару раз мышей, которые, несмотря на обещание Мугида «разобраться» с грызунами, по-прежнему обитали в гостинице.

В общем, там было все, кроме того, что я искал.

Весь в пыли, уставший и порядком струхнувший, я набрел-таки на дверь, за которой имелась лестница. Только радоваться было еще рано – лестница состояла из двух низеньких ступенек, расположенных в очередной нише. Эти ступеньки поднимались к глухой стене и… все. Великолепно!

И я бы, наверное, миновал эту псевдолестницу, но мое внимание привлекла небольшая хвостатая тень, метнувшаяся в дальний угол ниши из-под ног. Мышь! Даже здесь – мышь!

Маленький грызун стрелой мчался к глухой стенке, смешно подпрыгивая на ступеньках: одна, вторая… Вот он забрался на верхнюю, остановился на секундочку, чтобы оглянуться. Оглянулся. Опасность (то есть я) все еще нависала над ним. Тогда зверек, не мешкая, прыгнул прямо в стенку.

И исчез.

Я потер рукой правый глаз: эт-то еще что за фокусы?!

Глаз послушно выдавил слезу, поморгал. Все равно в пределах видимости мыши не было.

Какого?..

Стена молчала.

Другой бы, наверное, понял, что к чему, и попытался прыгнуть в стену. Я не такой.

Для начала я оставил дверь в нишу открытой, после чего направился к ближайшей доступной мне кладовой. Вытащил из общей кучи несколько сломанных стульев, испорченную китару с одной струной, покрытый плесенью фолиант – и поволок все это к «волшебной» стене. Отломил от принесенного стула ножку и ткнул в стену.

Ножка наполовину ушла в нее, не испытывая ощутимого сопротивления. Я потянул обратно. И – нате вам! – в руках у меня осталась только та половина, которая была по эту сторону стены.

Как интересно!

Швырнул оставшийся кусок ножки в стену. Улетел и не вернулся – как и не было Вслед за ним отправилось все остальное раздобытое мной добро.

Когда я сообразил, что падать на кучу сломанных стульев и однострунную китару будет не совсем приятно, у меня в руках оставался только плесневелый фолиант. Я подумал, что уж он-то ничего не изменит, и швырнул том вслед за остальными предметами.

А потом прыгнул сам.

И конечно, приземлился на все это барахло – хорошо так приземлился. Аж что-то треснуло подо мной. Кажется, китара

Огляделся.

Я полулежал в уже знакомых мне обломках мебели на первом этаже «Башни», таком родном и уютном. Наверное, нужно было закричать: «Люди, я вернулся!» или что-нибудь подобное, но я всегда, при любых обстоятельствах, оставался излишне черствым и крайне циничным человеком. Поэтому я только порадовался тому, что Мугиду придется разбираться со всей этой древней дрянью, которую я сюда нашвырял. Надеюсь, слуги спросят у него об этом прежде, чем вынести все барахло на мусорник. А может, даже увидит кто-то из гостей…

С такими, прямо скажем, недостойными мыслями я пошел к лестнице, чтобы по ней, широкой и надежной, подняться на третий этаж и навестить наконец Карну. Все-таки скоро обед – пора бы и исполнить то, что задумал за завтраком. Самое время.

Найти на третьем этаже девятую комнату оказалось не так сложно. Я мельком пожалел о том, что не привел себя в порядок после утренних приключений, но отринул в сторону все упаднические мысли и постучал.

– Кто там? – спросили за дверью слабым голосом. Похоже, девушке совсем плохо.

– Это я, Нулкэр.

– Входите, – точно таким же печально-болезненным тоном. – Не заперто.

Я толкнул дверь и шагнул в комнату, ожидая увидеть Карну почти что при смерти.

Девушка сидела на кровати, забравшись в нее с ногами, и держала в руках книгу.

– Это чудесно, что вы пришли! Я здесь просто умираю от скуки!

Произнесено это было совсем другим голосом, энергичным и немного лукавым. Уж его-то владелица точно не умирала – ни от скуки, ни от неожиданной болезни.

Я осторожно сел на краешек кровати и попытался разобраться:

– Минуточку. Данкэн сказал мне, что вам нездоровится. Она изобразила на лице возмущение:

– Что же, вы не рады, что это не так?

– Я рад, – сказал я искренне. – Я очень рад. Просто хочу понять, что же происходит.

– Ну так я даты вам шанс! – заявила Карна. – Помните, вчера вы говорили, что Myгид, специально лишает нас свободного времени, чтобы мы не могли проникнуть в тайны «Башни»? А я, притворившись больной, предоставила вам уйму свободного времени. Используйте!

Я улыбнулся:

– Вот уж не ожидал! Недаром говорят, что в священной роще демоны водятся! Но вы же здесь скучаете одна.

Карна вернула мою улыбку, придав ей лучистое озорство:

– Верно. Но, боюсь, я делаю это не для того, чтобы вы меня развлекали. Идите и постарайтесь проникнуть в тайны «Башни», рыцарь.

Я бы предпочел услышать «мой рыцарь», но для начала неплохо. Если бы у нас было побольше времени… Даже если бы у нас его и не было, я…

Но здесь вмешался голос рассудка. Он напомнил, что те, кто приезжал в гостиницу до меня, провалили задание. А тогда ситуация была в несколько раз проще, чем сейчас. Возможно, на кону – моя жизнь, и поэтому…

– Мы обязательно продолжим этот разговор, – вымолвил я, вставая. – Обязательно.

– Посмотрим. – Карна снова раскрыла книжку. И когда я уже был у дверей, добавила: – Спасибо, что зашли.

Удивительная девушка!

Я вернулся к лестнице и решил: прежде, чем идти в библиотеку и хоронить себя заживо в книжных развалах, имеет смысл пообедать. Все эти односторонние двери и проницаемые стены необычайно повышают аппетит.

Я спустился в Большой зал.

Меня давно уже волновал вопрос, связанный с прислугой в гостинице. Сегодня утром я задумывался над этой тайной, но безуспешно. Очутившись в зале, я вспомнил еще об одном удивительном моменте в поведении слуг: когда бы вы ни вошли сюда, стол всегда накрыт и блюда, находящиеся на нем, дымятся и благоухают. Грязной посуды, как правило, нет. Что же, они стоят в тайных нишах и наблюдают за происходящим в зале, а при первой же возможности наводят порядок?

Вот и сейчас – на столе было достаточно блюд, чтобы утихомирить мой аппетит, и ни единой грязной тарелки. Просто чародейство какое-то!

Размышляя так, я отдал должное здешним поварам Ничего не скажешь, мастера своего дела! А вот, кстати, и еще один «профессионал» появился

Данкэн хмыкнул и сел на соседний стул.

– Вы не поверите, – заявил он.

– Поверю. А вот вы – не поверите, – парировал я.

– Кто на сей раз? Еще один олень?

– Мышь. Но дело не в этом.

– А в чем же?

Я рассказал.

Он подавился фазаньей ножкой и долго кашлял.

– Невероятно.

– И тем не менее… – Я развел руками. – Факты остаются фактами.

В глазах Данкэна загорелся огонек.

– Попробовать, что ли?..

– Не советую, – с нажимом произнес я. – Мугиду может не понравиться такое частое посещение его покоев. Журналист задумался. Некоторое время мы молчали, а потом Данкэн спросил:

– Но что-то же вы намерены предпринять, ведь так? Я тяжело вздохнул:

– Что, по-вашему? Мугид не преступник, а я – не полицейский, чтобы раскрывать тайну «Последней башни». Я скромный внимающий, который от нечего делать сунул нос туда, куда совать его совсем не стоило. Результат плачевный. Скажите, Данкэн, к чему мне лишние осложнения? Мугид не ущемляет моих прав, ничем не мешает мне жить спокойно. Мы заперты здесь? Заперты. Но мы бы и так оставались в гостинице все то время, пока длились повествования. Разумеется, одно дело – знать, что в любой момент можешь уйти отсюда, а другое – оказаться взаперти. И поскольку запретный плод сладок, мы так рвемся наружу. Заметьте, лишь поэтому!

40
{"b":"1893","o":1}