ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Внутри было светло, курились в специальных держателях ароматные палочки, на многочисленных полках стояли статуэтки. У входа, на небольших стульчиках, восседали двое громил. Их задачей, видимо, было уберегать неосторожных посетителей магазинчика от тяжкого греха – кражи. Внешне похожие на два изваяния – просто чуть крупнее, чем остальные, имеющиеся в ассортименте, – громилы внимательно следили за каждым движением любого, кто находился рядом с полками. А устроен магазинчик был так, что много людей в нем просто бы не поместились.

Из-за столика вскочил толстый бородатый торговец с лицом мелкого барышника и засеменил к вошедшим.

– Чем могу служить, господа? – живо проговорил хозяин «Статуэток».

Судя по всему, он даже не знает, как взяться за резец, и просто скупает у неизвестных мастеров их поделки за гроши.

– Я хотел бы осмотреть твой товар, – произнес принц.

– Как вам будет угодно, господин, – поклонился толстяк. – Как вам будет угодно.

Он отошел в сторонку и стал о чем-то шептаться с Коктаром, Талигхилл же побрел вдоль полок с товаром, разглядывая то одну, то другую статуэтку. Пожалуй, вот эта: длиннобородый старец стоит, опираясь на посох, и, прищурившись, глядит вдаль. Интересно, что он видел за все то время, пока стоял здесь? Наше счастье, что некоторые из вещей не могут говорить, иначе они порассказали бы!…

Странно, почему фигурка кажется такой знакомой?

– Сколько стоит вот эта?

Толстяк вздрогнул, подскочил к полкам:

– Которая, господин? Вот эта? Понимаете…

Принц резким жестом остановил торговца:

– Избавь меня от истории, которая поведает об уникальности этой статуэтки. Просто назови цену.

Толстяк выпалил сумму и чуть ли не зажмурился в надежде: «А вдруг? Кто их знает, этих вельмож… В деньгах не разбираются, так что…»

– Я просил назвать цену одной статуэтки, а не всего магазина, – покачал головой Талигхилл – Мне он ни к чему.

– Но, господин…

Позади чуть пошевелился Джергил, демонстративно зевнул и хрустнул пальцами.

Толстяк нервно зыркнул на громил, но те по-прежнему безмятежно восседали на стульях. Никто ведь ничего не украл

– Хорошо, господин, – обреченно сказал торговец.

И ведь все равно назвал завышенную цену!

– Заплатите ему, – велел Талигхилл. – И проследите, чтобы упаковал ее, как должно.

Принц вышел из магазинчика и снова забрался на подушки. Следом за ним из «Статуэток» вышел Коктар и склонился перед паланкином:

– Куда вы пожелаете отправиться теперь?

– Пожалуй, к выходу. Проводник кашлянул:

– Если мне будет позволено… Недавно на рынке появился товар, достойный господина.

– Что за товар? – раздраженно спросил Талигхилл. Хотя, пожалуй, этот малый должен разбираться в таких вещах и вряд ли предложит мне купить несколько мешков черного перца.

– О, господин, это очень необычный товар, – прицокнул языком Коктар. – Это игра.

– Игра?

– Игра, господин. Прошу вас, взгляните на нее, и, если вы сочтете, что она не стоит вашего внимания, я откажусь от платы за свои услуги.

– А если стоит, потребуешь в десять раз больше, – усмехнулся Талигхилл. – Хорошо, договорились. Веди.

Как раз в это время из магазинчика вышли Джергил с Храррипом. Они передали принцу небольшой сверток, который тот уложил в специальное отделение, устроенное в паланкине для подобных вещиц. Потом отправились вслед за Коктаром.

Проводник не обманул. По крайней мере, других людей товар неизвестного купца привлекал очень сильно. Носильщикам было все сложнее протискиваться сквозь толпу; пару раз телохранителям даже пришлось поработать кулаками, подгоняя нерасторопных.

– Махтас, великая игра, достойная Пресветлых, – вешал издалека чей-то зычный голос. – Махтас, великая…

Паланкин опустили, принц вышел и, ведомый Коктаром, приблизился к шатру, откуда и доносился завлекающий голос. Джергил шел чуть впереди и буквально расшвыривал липнувших ко входу людей.

– Они что, играют в нее? – спросил у проводника Талигхилл.

Тот удивленно обернулся, потом покачал головой:

– Смотрят, господин.

Просто смотрят?

Наконец они протолкались к центру шатра и остановились недалеко от ограды, сооруженной из толстого каната, натянутого на металлические шесты. На канате через равные промежутки висели треугольные флажки, которые, впрочем, мало помогали сдерживать натиск любопытствующей толпы. Больше этому способствовало присутствие высоких мускулистых молодцов, застывших по периметру ограждения и сжимавших в руках короткие увесистые дубинки.

За ограждением, на большом круглом столе была разложена огромная доска, расчерченная на правильные восьмиугольники, между которыми виднелись пометки, выполненные искусной рукой каллиграфа. На восьмиугольниках стояли какие-то фигурки, но до тех пор, пока Талигхилл не подошел ближе, он так и не смог понять, кого они изображали. У доски в мягком кресле сидел седовласый старик в дорогом халате и полуприщуренными глазами наблюдал за толпой. Видимо, подобное зрелище представало перед его взором столь часто, что ничего нового он не ждал Как не ждал и потенциальных покупателей своего специфического товара.

Но вот старик заметил Талигхилла, и лицо торговца на мгновение дрогнуло. Он перевел взгляд на зазывалу, потом – снова на Талигхилла и спутников принца. Коктар еле заметно кивнул старику. Пресветлый заметил, хотя и смолчал. Не стоит забывать, что проводник работает одновременно на себя, клиента и торговцев.

– Ну и что же дальше? – спросил принц. – Мы так и будем стоять и пялиться на эти фигурки или же кто-то соблаговолит объяснить нам суть игры?

– Разумеется, господин, – испуганно ответил Коктар – Сию минуту.

Старик уже встал со своего кресла и приближался к ним.

– Я вижу, господ заинтересовал махтас, – проговорил он резким скрипучим голосом, внимательно разглядывая Талигхилла. Похоже, торговец проверял на глаз, хватит ли незнакомцу денег, чтобы купить игру, стоит ли тратить время. Хотя Коктар редко ошибается.

Принц кивнул старику, что да, мол, заинтересовал, но не слишком. Он был знаком с обычаями рынка: стоит хоть на мгновение показать, что хочешь чего-то, как это «что-то» поднимется в цене просто неимоверно. И скорее из принципа, чем от жадности Талигхилл не собирался переплачивать.

– Пойдемте, пойдемте, – проскрипел старик. – Я все расскажу и покажу.

Он приподнял канат так, чтобы можно было пройти через ограждение, и выжидающе посмотрел на Пресветлого. Принц склонил голову и перешел на ту сторону, за ним последовали телохранители с Коктаром. Толпа недовольно зашумела, когда охранники по приказу старика стали выпроваживать всех из шатра, помогая самым нерасторопным толчками в спину.

Старик снова уселся в свое кресло и предложил принцу немного подождать: сейчас «парни» закончат и принесут точно такое же кресло ему. Талигхилл опешил от такой неучтивости, хотел было послать все к демонам и отправиться обратно в усадьбу, но передумал. Потому что присмотрелся наконец к фигуркам, что стояли на доске, и понял: перед ним миниатюрные изображения крепостей. А еще – воинов и боевых зверей, колесниц и деревьев. Он не знал, чему удивляться больше: тому ли, что все это столь правдоподобно, или тому, что каждая фигурка размером с сустав его пальца. О том, чтобы рассердиться и уйти, он уже и не думал.

Стражники тем временем выгнали зрителей, опустили полог шатра и принесли Талигхиллу кресло. Тот рассеянно рухнул в него, не отрывая взора от доски и всматриваясь в детали: каждая фигурка отличалась от прочих. Я знаю, что так пялиться на товар нельзя, но… А вон тот, вон тот, с надменным лицом и плюмажем из пышных перьев – хорош, до чего же хорош! Вот только… как в это играть?

Старик с довольным видом сидел напротив, медленно потирая руки, словно у него внезапно заломило кости Он дал покупателю (кажется, уже не потенциальному, а самому что ни на есть настоящему) как следует рассмотреть фигурки, а потом чуть слышно кашлянул, чтобы привлечь к себе внимание.

5
{"b":"1893","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Ненависть. Хроники русофобии
Презентация ящика Пандоры
Любовница
Пиковая дама и благородный король
Попутчица. Рассказы о жизни, которые согревают
Исцеление от травмы. Авторская программа, которая вернет здоровье вашему организму
Пчелы
Последнее прости
Литерные дела Лубянки