ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Лазаол — демон?!- ахнула та, после чего закатила глаза и осела на руки придворного. Оррригинально, оррригинально… Мы почти тебе поверили.

— Унесите ее, — приказал Владыка. — Но куда-то в комнату во дворце, и у дверей поставить стражу. Остальные… Господа вам нечем заняться?

Толпа начала редеть и вскоре пропала.

— Ни одно безобразие без тебя не обходится, — посетовал Вирдирион, заходя в комнату. — Дамы, мое почтение, — поприветствовал он присутствующих, но, как мне показалось, без меня. То ли я не дама, то ли почтения не заслужила?

— Как ты себя чувствуешь? — осмотрел меня alfi взглядом обывателя присматривающегося к покупаемой кобыле.

— Не дождетесь! — ответила я и даже попыталась упереть руки в бока, но рана напомнила, что пока зарываться не стоит.

— Сейчас магистр осмотрит твою рану. Потом, будь так любезна, просмотри вот эти данные. Если заметишь не состыковки или опознаешь кого-то на портретах, дашь мне знать, — тон у него был очень деловой и холодный, что меня лично сильно задело.

— Нет в тебе рома-а-антики… Даже элементарного участия нет, — пожаловалась я, напустив в глаза побольше грусти. — Оссолоэт мне цветы принес, госпожа Хитоми фрукты, госпожа Зельфиль красивое платье… И только ты какие-то скучные бумажки.

— Это потому что никого из выше перечисленных не волнует, хотя Оссолоэта должен бы, завтрашний суд, если это посмешище можно так назвать.

— Какой суд? — округлила я глаза.

— Вот прочитаешь эти "скучные бумажки" и поймешь. Мне пора. Магистр Арвисиан, как осмотрите Иллию, я вас жду у себя.

— И это все, что ты хотел мне сказать? — помимо воли возмутилась я, поражаясь его равнодушию

Он уже почти дошел до двери, замер и, полуобернувшись, возразил:

— Нет не все… Но сейчас не время и не место.

"Странный он какой-то в последнее время", — мелькала у меня в голове мысль, пока тот покидал комнату.

Следом за ним ушли и Хитоми с прислужницей, а за тем и Зельфиль со своей племянницей. У последней был задумчиво-восхищенный взгляд, видно, пыталась представить, что она расскажет подружкам о Владыке Старших и его отношениях с человеком.

Маг осмотрел меня, хоть это было и необязательно, восхищенно поцокал языком над ранами и удалился, посоветовав напоследок все же больше уделить внимание своему здоровью, а не папке, которую принес Владыка.

Возможно, он был и прав, но слово «суд» не давало мне покоя особенно из-за тех интонаций, в которых говорил о нем Вирдирион. Если уж даже эльф остался недоволен от предстоящего действа, то уж я-то, наверное, и подавно.

Я как раз изучала показания одной из предательниц (кстати, из тех, что свидетельствовали против меня), когда в дверь вновь постучали.

— Войдите, — отозвалась я, не поворачиваясь, увлеченно читая исповедь "о соблазнении и обмане", которая могла выбить слезу и из тролля.

— Госпожа Иллия, вам еще цветы! — окликнул меня жизнерадостный голосок Кариль.

— Угу… От кого? — спросила я без особого энтузиазма.

— Я не знаю. Мне их Астерия передала, а ей какой-то мужчина в синем шелковом плаще. Говорит краса-а-авчик!

В синем шелковом плаще?!!

Я судорожно вздохнула, боясь оказаться правой, и осторожно повернулась к подарку.

— Вот! — продолжала улыбаться Кариль и водрузила передо мною очередную корзину.

Невысокая с изогнутыми краями корзинка была элегантна и изящна, по длинной выгнутой ручке вилась темно-синяя шелковая лента, а в нутрии… Я постаралась подавить в себе первую, животную, волну страха. Лазурика или лазоревый вестник, очень красивый, очень лечебный и очень редкий цветок. Растет он около демонический дыр, но, конечно, не в таких количествах. Десять — двенадцать цветков уже предел, а здесь не меньше пятидесяти. Но в основном лазурика растет только… в Бездне.

— Ах, да, он еще просил передать, — продолжала трещать Кариль, не замечая моего состояния, — что скоро вас навестит.

Глава 8 Маски сорваны.

Ах, до чего порой обидно, что хозяина не видно,

Вверх и в темноту уходит нить,

А куклы так ему послушны, и мы верим простодушно

В то, что куклы могут говорить.

Гр. "Машина времени".

— Я вся в восторгах и предвкушении! — отозвалась я на последнее высказывание Кариль, держа небесно-голубой цветок двумя пальцами как червя и поглядывая как на гадюку.

Значит, этот гад уже успел выбраться. Быстро… А я надеялась, что у меня будет хотя бы месяц для подготовки. Остается только надеяться, что не только моя персона была причиной такой спешки. Не нужно мне такое внимание, как-нибудь перебьюсь.

— Госпожа Иллия, я что-то не так сделала? — испуганно спросила эльфийка, видимо, разглядев мою вытянутую физиономию.

— Нет, Кариль, ты здесь не при чем, — поспешила я ее успокоить. — Сделай, пожалуйста, мне еще одно одолжение: попроси Владыку Вирдириона или принца Оссолоэта зайти ко мне. Скажи, что это срочно.

Гонять короля у меня как-то совесть не позволила. Ну, а Владыка другое дело, он моложе… и вообще, должен мне как земля некромантам.

Эльфийка кивнула и, проникнувшись ответственностью к полученному заданию, выбежала из комнаты.

Я поставила в спальне несколько щитов и развернула «Щупальца»… Так посмотрим, кто вблизи меня не любит?…

Ого! У меня возникло ощущение, что единственный негодяй здесь — я! Столько в мою сторону было направленно негативных чувств, что в пору было от стыда удавиться.

Послышался стук в дверь, я напряглась, хотя и понимала, что он стучать не будет.

— Войдите.

— Говорят, ты меня вызывала? — усмехнулся Вирдирион, прикрывая за собой дверь. Эмоции еще не успели полностью уйти с моего лица и, заметив их, веселье у него исчезло. — Что случилось?

— Мне тут цветы прислали, — кивнула я на злополучную корзинку.

— Рад за тебя, — сухо отозвался Владыка.

— Не узнаешь цветочки?

— Я что похож на цветовода-любителя?

— Очень редкий вид.

— Надеюсь, твой обожатель не разорился?

— Вирд, ты что, издеваешься? — наконец, заметила я его странную реакцию на мое повествование. — Это лазурика!

Выражение его лица осталось совершенно равнодушным, что убедило меня в его полной невежественности в отношении сведений о противнике.

Мою комнату вновь кто-то собрался осчастливить своей персоной, о чем возвестила очередная дробь в дверь.

— Я занят! — откликнулся Владыка.

— Вообще-то, это моя комната, — осторожно напомнила я ему, тот раздраженно отвернулся.

Дверь приоткрылась.

— Я чего-то не понял? Мне передали, что я срочно здесь нужен.

Видимо, Кариль слишком серьезно отнеслась к своему поручению, иначе как объяснить появление у моей двери еще и Оссолоэта.

— Заходи, — приглашающим жестом позвала его я, — может хоть ты не такой неуч. Знаешь, что это? — и продемонстрировала ему лазурику.

— Цветок, — блеснул гениальностью принц.

— Мальчики, я прямо-таки завидую вашему блаженному неведенью! — умильно всплеснула я руками.

— Иллия, не умничай! — одернул меня Вирд.

— Лазурика или лазоревый вестник. Семейство: сложноцветные, время цветения: поздняя весна, характеризуется загнутыми голубыми лепестками, длинным сочным стеблем…

— Подожди я за свитком сбегаю, чтобы записать такие полезные сведенья, так необходимые в жизни любого эльфа! — ехидно перебил меня Лэт.

— …И светло-зеленым окрасом листьев, — неумолимо продолжила я, проигнорировав его насмешку. — Применяется при кровотечениях и ушибах, а также как противоядие ко многим ядам. Среда обитания… Бездна.

Возникла пауза, в течение которой эльфы сначала переглянулись, а потом уставились на злосчастную корзинку как на таракана в своем супе.

— Демон! — высказал их общую мысль Владыка.

— Браво! Чудеса дедукции! — «восторженно» зааплодировала я им.

100
{"b":"189519","o":1}