ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Кто доставил? — спросил Лэт, с опаской оглядываясь по сторонам.

— Кариль, а ей какая-то другая эльфийка. Только они его не распознали, увидев лишь "краса-а-авчика в синем шелковом плаще".

— Значит он уже во дворце… А ведь нам неслыханно повезло!

— То-то я сама себе завидую, — сухо заметила я, не понимавшая его восторгов.

— Послушайте, он мог объявиться на окраине города и здорово успеть напакостить, прежде чем мы его нашли. А тут он под боком! К тому же здесь один из объектов мести… Так что далеко не уйдет! Эй, Иллия, потише, оставишь Бэл'Лион без наследника!… Сейчас надо предупредить деда и поднимать всю охрану на уши.

— Заодно и заговорщиков предупредите, — посоветовала язвительно я, все-таки ставя корзину с апельсинами, которую хотела запустить в принца, обратно на стол.

— Не учи эльфа из лука стрелять! Все будет конфиденциально.

— Батюшки, какие длинные слова ты знаешь!

— Я вообще умный!

— А сразу не скажешь.

— Успокойтесь! — раздраженно бросил Вирд. — Нашли время!… Оссолоэт, ты стрелой летишь к деду, я за… Гвардией и магами. Иллия, ты сидишь в комнате! — с нажимом закончил он.

— Думаешь, усидит? — насмешливо поинтересовался принц.

— Уважаемая княжна Лацская, у меня к вам огромная просьба… — официально начал Вирдирион, но надолго его сдержанности не хватило и дальше в голосе послышались угрожающие ноты:- Хотя бы сутки посиди в комнате, ни во что не вляпываясь и никому не мешая! Иначе я тебе сам шею сверну, чтобы не мучилась!

Пока мы с Лэтом раскрывали в удивлении рты, пытаясь переварить услышанное, он подхватил корзину с лазуриками и вышел.

— Верни цветы! — крикнула я в закрывающуюся дверь. Кто бы сомневался, что мне не ответят!

— Ты произвела на него впечатление! — удовлетворенно хмыкнул Лэт. — Правда, я еще не понял какое. Ладно, я побежал по поручениям. Как горько быть самым младшим!

— Лэт, чуть не забыла, а где мои магистры?

— Отбыли за подмогой.

— В смысле?…

— Ну когда они узнали об участии демона, то предложили помощь своего коллеги-тифлинга, который уж о жителях Бездны знает больше любого демонолога.

— Если речь идет о магистре Рэмме, то — да! Он профессионал высшего качества!

— Никто и не ждал, что ты будешь хаять собственных учителей.

— Потому что не за что! А у меня на родине знают, что со мной случилось?

Он покривился, как от зубной боли, но все-таки ответил:

— Нет.

— Ага, поэтому вы магистров и выслали.

— Мы их не высылали. И вообще, у нас с твоей Академией сейчас мир, дружба и сотрудничество!

— Потому как припекло вас сильно, — не удержалась-таки я от ядовитого замечания.

— Кто бы говорил?!- отплатил мне такой же монетой Оссолоэт. — Сама вся в дырках как арицский сыр! Перессорилась со всеми от дроу до демонов! И еще чего-то возникает!

— Перессорилась я со всеми по вашей вине. А так характер у меня очень покладистый…

— Угу!… Покладистый — это в смысле: "Да поклала я на всех!…"?

— Не цените вы своего счастья в моем лице, — сделала я заключение.

— Почему?… Мы ценим. Только, боюсь, столько счастья нам без сердечных капель не перенести!

Он ушел, а я опять осталась одна, если не считать невеселых дум о приближающейся схватке с демоном. А она будет, Лазаол не той расы, чтобы простить свой проигрыш.

Если день начался паршиво, с чего бы ему закончиться хорошо! Ближе к вечеру ко мне пришла группа незнакомых эльфов в судейских мантиях, их сопровождали Исиан и еще три телохранителя короля.

Судейские с важным видом расселись у стола, достали из принесенных папок какие-то записи и принялись задавать каверзные и тупые вопросы, например: на основании чего вы сделали выводы, что орден угрожал правящей династии? Почему вы решили, что за покушениями на Владыку стоят эльфы? Откуда вы получили сведенья о составе ордена?…

Я смотрела на них как на идиотов, они на меня как на закоренелого шпиона на допросах. После пятнадцати таких вопросов, до меня начало доходить, что эти законодатели пытаются обелить преступников, перевесив все их грехи на меня и на тех покойников-заговорщиков, которые уже в оправдании не нуждаются. Когда это понимание полностью сформировалось в моей голове, я наградила их презрительно-насмешливым взглядом и сказала:

— Мужики, вы можете, как угодно изгаляться над своими законами и пытаться переиначить случившееся, но вряд ли вам удаться убедить меня, что смерть была бы крайне полезна для моего здоровья! Я так же сомневаюсь, что вам удаться убедить в этом короля и Владыку… Господа, не смею вас больше задерживать, — я сделала очень красноречивый жест в сторону двери.

Эльфы убрали все бумаги и вышли, у некоторых при этом был чрезвычайно довольный и торжествующий вид. Ну как же иначе: заставили-таки человеческую гадину нервничать!

— Господин Исиан, — окликнула я капитана телохранителей, — вы не могли бы остаться? Я бы хотела сказать вам пару слов.

Исиан пораженно замер, услышав от меня настолько вежливое обращение, повернулся ответить что-то формальное, например: давайте поговорим попозже, но потом заметил мой взгляд и… Я клянусь вам — он, вздрогнул, будто смерч перед собой увидел, потом слегка кивнул одному из своих подчиненных и тот плотно закрыл дверь за "законниками".

— Что это сейчас было? — «Смерч» начал движение к эльфу.

— Представители суда пришли задать вам несколько вопросов, чтобы иметь полное представление о ситуации, сложившейся во время процветания ордена "Тень грифона", а также суметь предоставить Его Величеству полный отчет о…

— Исиан!… В трех словах… Этот высокий слог оставь для завтрашнего… суда.

— В трех словах?!… Ты в дерьме! — коротко бросил он мне. Я подумала, что эльф припомнил мое поведение в особняке госпожи Хитоми, но в его голосе не было злорадства или удовольствия, просто констатация факта. — Завтра на суде будет объявлено, что орден соблюдал интересы Бэл'Лиона и стремился только к возвышению и защите эльфийской расы, а, следовательно, не представлял угрозы ни для правящей династии, ни для государства в целом. — Он взял со стола перо для письма, забытое делегацией и начал вертеть его в руках. — Правда и в его рядах встречались некоторые индивиды, которые слишком утрировали высказывания и речи Пророка и решили пойти своими, отвергаемые остальным орденом, путями в достижении цели… Например: убить короля, — перо сломалось в руках эльфа и осколок вонзился палец, потекла кровь, но тот не обратил на это внимание, — так как полагали, что молодой наследник более подвержен влиянию новых идей, или Владыку, чтобы alfilahnts стали более зависимы и посговорчивее, или выкрасть «внушителя», чтобы исследовать ее и помочь эльфам развить ментальные способности… Конечно, такие отступники заслуживают порицания и тех, кто еще не понес наказания, ждет ссылка, но… ведь все их помыслы были о благе эльфов. Суд, конечно, им это зачтет!… Правда при этом пострадали невинные, — перо клочками осыпалось на пол, — так идеалы требуют жертв. А вот то, что человек чуть не спровоцировал гражданскую войну в Бэл'Лионе, будет разбираться на Межрасовом совете, и виновная должна быть по всей строгости наказана.

— Я надеюсь, вы сейчас пошутили? — тупо спросила я, глядя эльфу в глаза. Тот горько усмехнулся, давая понять, что тоже этого бы хотел. — Та-а-ак… — спокойно Иллия, спокойно. — Значит, орден мы причислим к лику святых, Дорисия с Фамирэтом и Ясариэтом — зарвавшиеся активисты, а я — провокатор гражданской войны?… Прелестно! А куда мы запишем погибших друидов, эльфов-телохранителей и прочих случайных лиц? В жертвы идеалов?!… А ваши идеалы не треснут от таких даров?!!

— Это не наши идеалы, — качнул головой Исиан. — Вам уже не раз говорили, княжна, не гребите всех под одну гребенку. Не всем эльфам по нраву то, что творит Совет! Поэтому у нас есть «монархисты» — те, кто всегда поддерживают политику короля и «советники» — те, кто выступают за Совет… и таких немало, а у нас, увы, не абсолютная монархия. А Совет, в данном случае, поддерживает некоторые пункты того проклятого ордена.

101
{"b":"189519","o":1}