ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
A
A

— Все хорошо, — промурлыкала я, наслаждаясь массажем головы, — но зачем такие большие хлопоты? Ванны было бы вполне достаточно.

— Ты мое спасение от скуки, — ответила Хитоми. — Здесь все чужое, незнакомое — не знаю, куда себя деть. А тут Шеолмин велел позаботиться о тебе… К тому же женщина на свидании всегда должна выглядеть великолепно!

— Но я не собираюсь сегодня на свидание!

— А должна бы, — продолжала та тоном наставницы. — После таких стрессов необходим мужчина… Чтобы расслабиться и отдохнуть душой и телом. Природа всегда требует свое и следует подчиниться ее зову. Тогда не будет ни депрессии, ни агрессии, ни психозов.

Я слушала ее, открыв рот, неужели серьезно говорит? Да, похоже, что не шутит и полностью уверена в своей правоте. Пексинка меж тем продолжала убеждать меня:

— От воздержания ничего не жди… кроме прыщей. Посмотри, какие красавцы вокруг ходят! И бросают на тебя, между прочим, очень заинтересованные взгляды…

— Это, какие еще взгляды? — запрокинула я голову к ней. — Они ж с таким презрением смотрят вслед, что хочется закопаться в землю.

— Молодая ты еще, — она накрыла мне голову полотенцем и отошла ополоснуть руки. — Плохо знаешь мужчин и еще хуже эльфов. Эльф никогда не покажет при посторонних, как он заинтересован женщиной. Сдержанность в чувствах — вот их девиз. Так что эльфийкам остается только догадываться, что у их кавалеров на уме. Подчас за самой бесстрастной маской така-а-ая буря чувств бушует!… А у тебя выбор просто роскошный!… Оссолоэт, конечно, неплох, но рекомендую все же Владыку…

Я так резко дернулась в кресле, что одна из служанок меня уколола ножницами.

— Просити, госпоса, — испугалась девушка, — я слусяйно.

— Ничего страшного, — отмахнулась я, — сама виновата.

Я была в шоке, если госпожа Хитоми любовница короля, то, как она может сравнивать?! Не может же она спать еще и с принцем… и с Владыкой?! Или может?… Может, это я чего-то не знаю о внутреннем укладе эльфов?

— Ну что ты с таким изумлением на меня смотришь? — рассмеялась она. — У хорошей хозяйки гостям всегда будет уютно… Правда, девочки? — прислужницы — пексинки заулыбались ей в ответ, дружно что-то мяукнув в знак согласия. — А еще хорошая хозяйка всегда найдет способ узнать насколько уютно ее гостям.

Я с удивлением слушала откровения Хитоми, и мне хотелось истерично засмеяться. Интересно было бы посмотреть на эльфов, если бы те узнали, что за ними наблюдали в такой пикантный момент. Оссолоэт более естественный, но вот Владыка!… Знатно бы его перекосило! Так и подмывает рассказать!…

После того как мое многострадальное тело привели в порядок пришло время заняться одеждой… которой у меня теперь не было. Ну, если не считать двух лохмотьев белого и черного цветов и белых ботфорт. Я сразу отмела все предложения госпожи Хитоми взять один из ее нарядов. В пексинском халатоподобном платье я перед эльфами не появлюсь! И не просите, и не умоляйте… Тогда пексинка предложила мне, страшно смущаясь так как считала это рабочей одеждой, штанишки из синего шелка и такую же кофточку, я согласилась. Разувать пришлось одну из служанок, так как у Хитоми оказалась настолько маленькая нога, что я поразилась, как она вообще может ходить и сохранять равновесие.

Посмотрев на себя в зеркало, я согласилась с пексинкой, что выгляжу отлично (Хитоми настаивала на «превосходно», но мы — девушки скромные!) и что жизнь вообще-то налаживается.

Глава 6 Осколки прошлого.

Дела давно минувших дней…

А. С. Пушкин.

Ближе к вечеру я убрала ментальный блок и сама связалась с магистром Лаурентием. Искренняя радость в голосе Учителя умилила меня до слез. Правда потом он стряхнул с меня грезы, посулив два месяца дежурства вне очереди, за то, что оборвала ментальный контакт общения. А когда я осторожно напомнила, что вообще-то уже закончила Академию, наставник ни сколько не смутился и обещал усадить меня за переписывания тома Маары, вырванные страницы которого были, по его словам, просто бесценны. Если вспомнить, что книга написана на таллаосе, то можно пожалеть, что вышла живой с эльфийской базы.

— Нет от вас, эльфов, никаких доходов… убытки одни, — бурчала я за ужином.

— Как это нет?!- развеселился Оссолоэт. — А инкуб? Ну какая еще смертная женщина может похвастать, что за ней гоняется демон вожделения?!

— Очень остроумно!…- огрызнулась я. — Смешно до кончиков бакенбард.

— У тебя нет бакенбард.

— А мне и не смешно.

Король и Владыка, присутствующие так же за столом, наш разговор не поддерживали, тихо переговариваясь о чем-то своем.

— Ну вот почему ты такая вредная? — полез опять ко мне принц.

— Я полезная, просто вы меня не тем поливали.

Он одобрительно хохотнул оценив шутку и миролюбиво сказал:

— Не злись! Я же пытаюсь тебя развеселить.

— Если бы я злилась, ты бы об этом знал… впрочем, как и весь особняк. А шут из тебя никудышный, так, что лучше ешь.

— Хамить с бесстрастным лицом!… Слушай, у тебя родственников среди эльфов не было?… Дед, что с тобой? — обратился он к королю, который вдруг поперхнулся и закашлялся. — Тебя по спине похлопать?

Шеолмин замахал на него руками, сгибаясь под стол. Слуга моментально подскочил к своему правителю с салфеткой. Тот взял и пару раз, кашлянув в нее, выпрямился и извинился перед нами. Тут мы с Оссолоэтом уподобились Владыке, вежливо промолчав.

— Ну так, что там на счет эльфов? — вернулся к прерванной теме принц.

— Как вы меня все достали этим вопросом! — раздраженно ответила я. — Почему вы думаете, что если человек чуть симпатичнее упыря, то этим он обязан эльфийской крови?!

— Ну а чего ты так завелась? Почему сравнение с эльфами вызывает у тебя такие жгучие протесты? — Я уже давно замечала, что иногда все паясничество пропадает и тому серьезному типу, который появляется вместо прежнего шалопая, как-то язык не поворачивается хамить.

— Моя семья, в прежние времена, здорово от таких сравнений настрадалась.

— Почему? — повторился тот, делая знак, чтобы мне подлили вино. Если для непринужденного общения, так я, в общем-то, не против, а если для чего-то иного… так вам же хуже… Страшнее пьяной женщины — только пьяная женщина-маг.

— Мой прадед чуть не лишился престола из-за того, что некоторые неверноподданные наплели, что он не сын короля Иоанна.

— Ну, придворные могли болтать, что угодно, но раз семя лжи дало всходы, значит, имелся повод.

— Ну суди сам, весь повод перед тобой, — я провела руками по своему лицу. — Я — копия папы, а отец, в свою очередь, был очень похож на своего деда… Мой прадед получил в народе прозвище Красивый. Он был примерно пяти локтей росту, имел удлиненные черты лица, миндалевидные глаза, носил длинные золотистые волосы, и у него никогда не было брадобрея. Поэтому люди подумали-подумали и решили что он — эльф.

— Убойная логика, — согласился принц. — Если честно, только ты не злись, я бы тоже такое подумал.

— Уговорил, не буду. Когда я попала в Академию и начала всерьез изучать историю, то поделилась с бабушкой своими наблюдениями. Она сказала, что это, гнусные выдумки мужиков-клеветников, которым не дает покоя слава королевы Эсфирь. Она помнит прекрасно своего отца и считает его чистокровным человеком. Ей нет смысла меня обманывать.

И тут заговорил король, вкрадчиво так, растягивая слова:

— А твоя бабушка не объяснила, случайно… почему Искандер всегда прятал уши… за волосами? Даже на портретах, они у него прикрыты.

И чего это он так заинтересовался моими предками? Даже портреты рассматривал. Да и Владыка только делает вид, что увлечен заливным, а сам все в мою сторону косится.

— Случайно объяснила: королева Эсфирь рожала в путешествии (уж не знаю, какой бес понес беременную женщину по дорогам?!) и повитухи, естественно там не было. Роды принимала телохранительница из Пексина. Она слишком сильно сжала головку, и ушки деформировались. Каждому разумному существу вполне естественно прикрывать изъяны на своем теле.

82
{"b":"189519","o":1}