ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Чьей?

— Ну, можно его, — принц кивнул на Эрвиана. Бедный эльф побелел, потом покраснел, затем позеленел и, сменив еще два раза окрас остановился на сером.

— А огласите весь список, пожалуйста, — попросила я.

— Ты лучше его сама напиши, потом сочтемся.

— А как же аванс?!…- «возмутилась» я.

— Эрвиан, дама требует аванса, — «сочувственно» развел руками принц.

— Ваш… Ваше… — заикаясь, попытался сказать что-то Эрвиан.

— Думаешь, она ждет моего аванса?!- «удивился» Оссолоэт. — Дороговато… А скольких допрашивать надо?

Помощник продолжал хлопать глазами, но, заметив, наконец, как дергаются в еле скрываемой улыбке губы сюзерена, облегченно вздохнул и бросил на меня убийственный взгляд.

— Четверых, — ответил он.

— Иллия, а у «внушителей» какая такса?

— Допрос: от двухсот пятидесяти до четырехсот пятидесяти никсов, смотря по ситуации.

Оссолоэт задумался, видать, решая, во сколько себя оценить, а потом кивнул:

— Я тебе в долг запишу.

— Нахал!…- беззлобно отозвалась я, — Еще кто кому запишет?!

Он рассмеялся и, подхватив меня под руку, сказал.

— Договорились. Идем, а то, как бы пленники чего не учудили.

Мы вернулись к особняку. Все присутствующие у входа встретили нас выпученными глазами и отвисшими челюстями, и только Владыка наоборот сузил глаза и поджал губы.

Пленники сидели на стульях посередине зала на первом этаже. Около каждого стояло по два охранника. Вид у заговорщиков был на редкость потрепанным, но в глазах стояла подозрительная самоуверенность.

— Молчат? — весело поинтересовался принц у Зоррвиэля, входя в зал.

— Пока, да, — кивнул тот. — Но если Владыка разрешит… — его пальцы как бы невзначай скользнули по рукоятке ножа, торчащего за поясом.

— Это не обязательно, — отозвался Вирдирион и подтолкнул меня вперед. — Магитресса, ваш выход!

Пленники повскакивали с мест, но бдительная стража мгновенно заломила им руки и усадила обратно.

— Владыка! — выкрикнул один из преступников, — Вы позволите человеку копаться в наших мозгах?!

— Позволю, — просто ответил он и, бросив на меня насмешливый взгляд, добавил:- В семье же нет секретов друг от друга!

Под пристальными взглядами всех эльфов мне стало как-то неуютно. Вот перед людьми все было нормально, а сейчас начала краснеть. Наверное, из-за того, что парни из Академии воспринимали все такие высказывания как шутку, а эти поверили… что я с этим гадом!… Ведь даже тени сомнения в глазах не видно. Они что действительно полагают, что он настолько неотразим?!… Сволочи самовлюбленные!

Оссолоэт хохотнул:

— Я что-то пропустил?!- спросил он, оглядывая нас двоих.

— Потом тебе все расскажут и даже покажут спину, — с показной небрежностью отозвалась я, подходя к пленникам, и с удовольствием наблюдая, как изобразить радугу лицом попытался уже Владыка. Правда, того хватило только на два цвета красный и оранжевый.

— Какие будут пожелания? — спросила я у принца.

— То есть?…- не понял тот.

— Заказчик может сам выбрать, как добывать информацию. Могу «Подчинением», могу «Вытягиванием», могу просто просканировать.

— А какая разница?

— Ну, «Подчинение» вы видели, — начала я профессиональным тоном, — просканировать я могу его зрительные образы, а «Вытягивание» — это вынуждение объекта говорить… Нет, ни как в «Подчинении», там сами хотят говорить, а здесь… вырывании, что ли, из мозга информации… В общем, ковер советую убрать, а то пятна останутся.

— Как я понял, — подал голос Владыка, — «Подчинение» — это безболезненный вариант, а «Вытягивание» наоборот.

— Ну, это сильно упрощенная трактовка, но, в общем-то, верная, — кивнула я, уверенная, что сейчас закажут "Подчинение".

Эльфы переглянулись, и лица многих исказились хищным оскалом.

— Вы не посмеете!…- выкрикнул все тот же предатель.

— Владыка?…- спросил Оссолоэт, плотоядный блеск в глазах у которого появился, чуть ли не первым.

Вирдирион равнодушно осмотрел четырех затихших эльфов.

— Предлагаю начать с "Вытягивания", — он указал на одного из преступников. — А потом «убедим» остальных сотрудничать.

— Мм-да, что-то я в вас пропустила… — оглядывала я кивающих эльфов. — А почему именно с этого?

Вокруг воцарилась тишина. Я обвела недоуменным взглядом всех присутствующих.

Наконец, сам приговоренный поднял на меня глаза и с ненавистью выплюнул:

— Потому что, ведьма, это я убил охрану и передал тебя госпоже Дорисии!

Я рванулась вперед, но тут же чьи-то руки обхватили меня стальным кольцом.

— Иллия, они нужны нам живыми, — услышала я голос Оссолоэта.

— А я вам троих оставлю! — выкрикнула я, пытаясь вырваться.

— Он же этого от тебя и хочет, — заговорил у меня над ухом Вирдирион. — Он хочет быстрой смерти, — я обмякла, понимая, что тот прав.

— Отпусти, я контролирую себя.

Владыка ослабил хватку, я вырвалась и пнула стул, на котором сидел это эльфийский выродок, хоть немного утешив себя видом его расквашенной физиономией.

— Иллия?!…

— Ты же сказала, что контролируешь себя.

— Это я сделала вполне осознанно… Так начинаем!

— Иллия… — Вирдирион потянул меня за руку, я повернулась:- Небольшое пожелание: пусть они доживут до конца процедуры. Не перестарайся, они будут нужны на суде.

— Ладно… — равнодушно кивнула я и в упор посмотрела на эльфа, которого стража уже подняла с пола. — Кто послал вас сюда?

Тот дернулся всем телом, охранники схватили его за плечи. Он вскинул голову и затрясся, голова запрокинулась, и из глаз потекли кровавые струйки.

Долго держится… Неужели кого-то близкого прикрывает?!

— Кто послал вас сюда? — с нажимом повторила я.

— Принцесса Белвериль, — прокашлял он, наконец.

От вскриков заложило уши. Слышались самые разнообразные мнения, кричали и о том, что это не правда, и о том, что это позор, и о том, что нужно допросить подробнее и даже о том, что кто-то догадывался о подобном. Не кричали только Оссолоэт, который казалось, окаменел от услышанного, и Вирдирион, который почему-то стал теребить левую мочку уха.

— Кто такая эта Белвериль? — спросила я у Владыки, но тот не ответил и даже не посмотрел на меня. — Кто такая Белвериль?!- повторила я настойчивее, но результат был прежний.

Я встала лицом к Вирдириону, но тот смотрел поверх меня, а так как alfi был выше меня на голову, то мои испепеляющие взгляды его не достигали. Оглядевшись, я заметила невысокий стульчик, потащила к застывшему эльфу и, встав на него, сграбастала Владыку за воротник рубашки и трясла приговаривая:

— Кто та-ка-я Бел-ве-риль?!!…

Уже на последнем восклицании, он оторвал от себя мои руки и, судя по выражению лица, хотел сказать какую-то резкость, но передумал и плохо скрываемой злостью ответил.

— Принцесса Белвериль — младшая дочь короля Шеолмина.

Оссолоэт вздрогнул как от пощечины и с такой же злостью добавил:

— И твоя нареченная.

Глава 7 Тени сгущаются.

Победитель — не тот, кто победил,

а тот, кто при этом еще и выжил.

Мастер Виссар.

Что меня больше поразило, предательство члена королевской семьи или то, что Владыка помолвлен, сказать трудно. Хотя почему меня должна волновать личная жизнь этого гада?!… Тьфу, на него!… И этот прЫнц, что б его… не мог сказать?!! Когда я слезала со стула, то заехала локтем под дых Вирдириону и отдавила ногу Оссолоэту… конечно, совершенно случайно.

Что, не верите?… Вот и они не поверили, наградив меня очень недружелюбными взглядами. Допрос дальше продолжить мне не дали и даже хуже, сразу же выпроводили из зала, где находились пленники. Ушла я вполне тихо, так побунтовала для порядка, уронила люстру на заговорщиков, придавила столом Оссолоэта, Владыка, увы, от вазы увернулся. После чего с гордо поднятой головой отправилась в свою комнату, а оттуда… Правильно под окна зала, где проходило «заседание», так даже больше услышу.

90
{"b":"189519","o":1}