ЛитМир - Электронная Библиотека

Сейчас, вспомнив эту историю, тот стеклянный взгляд Пельникова и его бессознательную реакцию, больше похожую на рывок кавказской овчарки при команде «фас», он старательно изучал своих бойцов, пытаясь выявить хоть какие-то признаки неудовольствия или несогласия. Но сейчас Дегтярев больше всего на свете боялся увидеть такой же остекленевший взгляд у кого-нибудь из своих боевых товарищей.

Убедившись в отсутствии хоть каких-то настораживающих признаков, Олег приступил к инструктажу.

— Значит, так, естественно, в открытую мы не попрем к нашим с криками «Мама, я вернулся!». Сразу контрики возьмут в оборот и всех выпотрошат, конечно, нам этого не хотелось бы. Пока немного затаимся возле одного из бункеров-спутников и установим канал связи с нашими ребятами, которые прибудут на дежурство.

— А если будут не те?

— График дежурств я на всякий случай уточнил перед выездом, через два дня на «Заозерный» как раз заступает группа капитана Карпова… Так что слушай мой приказ.

Все находящиеся в бронетранспортере внимательно уставились на своего командира.

— При наступлении темноты скрыто выдвигаемся к бункеру «Заозерный», забазируемся в трех километрах южнее, в развалинах фермерского хозяйства, и устанавливаем наблюдение за окрестностями. При смене гарнизона попытаемся установить контакт. Еще раз обращаю внимание всех на обязательный режим радиомолчания. Все, а теперь всем спать, завтра будет трудная ночь. Чеботаев дежурит первым, за ним — Перминов и Хрулев.

Бойцы молча кивнули и расползлись по своим лежанкам. Чеботаев, натянув противогаз, гулко хлопнув дверью, вылез на улицу, проверить окрестности. Средства наблюдения замаскированного в развалинах бронетранспортера не позволяли в полной мере контролировать обстановку, поэтому дежурному приходилось во время каждой остановки выходить, скрытно прокладывать кабеля и устанавливать по периметру видеокамеры, чем Чеботаев и пошел заниматься.

Олег закрыл глаза, как бы задремав, но накачанный адреналином организм от практически постоянного стресса пока отказывался засыпать, и майор прокручивал в голове воспоминания о последних событиях своей жизни.

Глава 6

Хороший обед, хотя больше по времени подходящий для раннего ужина, прибавил сил и бодрости. Чувство умиротворения как бы оттеснило на задворки памяти неприятные, трагические ночные события и позволяло смотреть в будущее с определенной долей оптимизма. Но война дала о себе знать. Через час после наступления темноты в городе завыли сирены, и мы с Санькой и еще двумя нашими бойцами, которых на носилках несли молчаливые здоровяки в общевойсковой форме РККА, хотя их ведомственная принадлежность не вызывала сомнений, спустились в бомбоубежище, где уже собрался весь состав госпиталя. Это был подвал дома старой постройки с широченными стенами, чуть ли не больше метра толщиной, из инкерманского камня, поэтому в бомбоубежище стояла достаточно низкая температура, и многие раненые кутались в солдатские одеяла.

Мы с Санькой примостились в уголке, окруженные двумя охранниками, и с интересом рассматривали людей вокруг. Двух наших лежачих раненых положили рядом. Один из них, сержант из «внутряков», еще не пришел в себя после экстренно проведенной операции, а вот второй, из недавнего пополнения, был в сознании и с интересом вертел головой по сторонам. Он, когда увидел меня с Санькой, обрадовался и попытался заговорить: охранники тихо, но вежливо и достаточно настойчиво попросили не разговаривать. Несмотря на большое количество людей и явную перегруженность бомбоубежища, благодаря охранникам вокруг нас образовалось свободное пространство, в которое никто не пытался проникнуть: все в помещении демонстративно делали вид, что нас не существует. В пяти метрах, над носилками с тяжело раненным матросом склонилась недавняя знакомая военврач Воронова. Что-то там произошло, и на ее встревоженный окрик к ней подбежала медсестра, на ходу подтягивая тяжелую брезентовую сумку с красным крестом. Приглушенные крики, стоны и так заполняли бомбоубежище, но тут и мне стало понятно, что перед нами развернулась картина агонии.

Через пять минут военврач выпрямилась, опустив голову, осталась стоять возле носилок. В свете слабых лампочек и нескольких керосиновых фонарей, установленных в специальных подставках на стенах, был виден испачканный кровью халат. Она провела тыльной стороной кисти, испачканной в крови, по лбу, убирая выбившуюся из-под шапочки прядь темных волос, оставляя при этом на бледной коже темный красный след. На фоне воющих на улице сирен, грохота зенитных орудий и нескольких недалеких взрывов тяжелых авиабомб развернувшаяся перед нами картина смерти раненого матроса пробрала не меня одного. Санька отвернулся, опустил голову и как бы невзначай стал поглаживать цевье автомата.

Это было труднее всего, видеть смерть рядом. Я всегда с трудом понимал врачей, точнее хирургов, которые всю жизнь ходят рука об руку со смертью и умудряются оставаться людьми, хотя не все, многие просто черствеют и начинают смотреть на больных, как сборщик конвейера на типовую деталь. Да, мы были не мальчики, и воевали, и убивали, подрывали, расстреливали, резали, сжигали, теряли друзей и уничтожали врагов, добивали раненых и просто зачищали ненужных пленных, походя полоснув штык-ножом по горлу, но все это проходило либо в горячке боя, либо в рамках выполняемого задания. А тут просто так, рядом, когда ты остаешься немым свидетелем, смотришь, как в театре, наблюдаешь смерть чуть ли не в тепличных условиях. Мы еще настолько не очерствели, чтоб на такое спокойно реагировать, поэтому, когда уже под утро скомандовали отбой воздушной тревоги, молча поднялись в свою палату. Даже бойцы НКВД выглядели задумчивыми.

После ночных волнений мы с Санькой все равно не могли заснуть и встретили утренний рассвет в своей палате, тихо переговариваясь о возможном развитии ситуации.

— Ну что, командир, что думаешь делать?

— А тут и думать нечего. Пока НКВД будет устраивать разборки и раскручивать заговор, нам нужно снова нестись под Борисполь и переходить через действующее окно в бункер.

— А окно под Севастополем что, вообще нереально включить? Может, там народ сам справится?

— Сомневаюсь. Я, конечно, не знаю всех последствий экстренного отключения портала, как-то бог миловал, но вот то, что придется заново проводить юстировку волновой линзы, это к бабке не ходи. Иначе они давно с нами связались бы. Да и при отражении штурма могли там во время перестрелки что-то повредить. Поэтому придется лететь, времени вообще нет: группировке, окруженной под Борисполем, и так не хватает ресурсов, и им там как единому войсковому соединению существовать осталось буквально несколько дней, а тут реально от нас многое зависит. И вывоз раненых, и снабжение боеприпасами, и подвоз горючего и продуктов. Наверно, Судоплатов пришел к таким же выводам, и самолетик уже готовят.

— Да я тоже про это думал, но восемьдесят тысяч прогнать через порталы, из-под Киева в Крым… Тут кто угодно заинтересуется таким феноменом.

— Знаешь, Санька, устал я голову ломать еще над этими проблемами. Пусть руководство СССР и Ставка об этом думают, разрабатывают информационное прикрытие и легендирование. Мы им за определенное количество горючего и продуктов просто организуем транспортную поддержку, а дальше не будем заморачиваться. У нас там и так скоро война начнется, чувствую, все, что до этого было, только цветочки. Кстати, Санька, хотел тебя спросить…

— О чем?

— Да вот тогда, когда бункер «внутряков» бандюки захватили, как ты смог по-тихому просочиться к стеллажам, где они свои маски хранили?

— Да, если честно сказать, самому до сих пор не верится. Реально тогда сам не до конца понимал ситуацию, какой-то задор был. Правда, потом, помнишь, как меня отходняк бить начал после всего этого.

— Ага, помню, как Катька тебя немецким трофейным шнапсом отпаивала.

— Ладно, командир. Сам будешь прыгать под Борисполем? Ты и так весь помятый, может, повременим?

18
{"b":"189621","o":1}