ЛитМир - Электронная Библиотека

— Ну что там с поисками Лебедева?

— Машина найдена в районе Максимовой дачи. На заднем сиденье — следы крови.

— Это все? А свидетели, а бойцы на контрольно-пропускных пунктах при въезде в город?

— Опрошены. Составлены словесные портреты, но дело было ночью, и сопровождающие Лебедева люди показали спецпропуска, поэтому их не стали задерживать и сразу пропустили.

— Что еще делаете для поиска?

— Ведутся масштабные поисковые мероприятия. Привлечены сотрудники горотдела НКВД, военной контрразведки штаба флота и уголовного розыска Севастополя. Первые доклады ожидаем в течение часа.

Судоплатов взял из лежащей на столе пачки папиросу, задумчиво ее размял и, чиркнув спичкой, прикурил, пустив густые клубы дыма.

— Каково количество крови в машине? Можно ли сказать, что человек был убит?

— По мнению врача, привлеченного для экспертизы, количество крови говорит, вероятнее всего, о рассеченной голове в результате удара. Это подтверждают и частицы волос, прилипшие к обивке сиденья вместе с пятнами крови.

— Оглушили ударом по голове?

— Вероятнее всего.

Судоплатов замолчал, обдумывая сложившуюся ситуацию.

— Значит, так. Жесткий контроль всех выездов из города. Особое внимание на контрабандистов и любые попытки покинуть город морским путем. Лебедев не должен попасть в руки противника живым. Кстати, что там насчет немецкой разведгруппы? Почему не доложили, что они имели огневой контакт с нашей группой?

— Высадка группы была зафиксирована, и предприняты все меры для ее поиска и уничтожения. То, что на них наткнулась группа майора Кречетова, было доложено Лебедеву, он приказал это все держать в секрете.

— Что с группой?

— Уничтожена.

— Что-то успели передать?

— Служба радиоперехвата флота сумела восстановить свое оборудование, после того как вышли из строя большинство радиопередатчиков, только недавно. Пока докладывают, что в эфир, после того как наладили работу радиопеленгаторов, никто не выходил.

— Хорошо… Хотя чего тут хорошего. За это время, как говорит один знакомый майор, германцы могли прокукарекать все что угодно. Будем надеяться, что они ничего не успели передать. Вот, кстати, вам и задание…

Нефедов снова подскочил, и его покрытая потом лысина блеснула в свете тусклой лампочки, освещающей кабинет.

— Проверьте радиостанцию, захваченную у разгромленной разведгруппы. Рабочая она или нет, и успели они что-то передать…

Собравшиеся в кабинете руководители подразделений горотдела НКВД Севастополя уже давно прониклись моментом, поэтому со всем вниманием слушали московского гостя. В этот момент зазвонил телефон, и Судоплатов кивнул головой Нефедову, чтоб тот поднял трубку. Сказав несколько фраз, начальник горотдела передал трубку:

— Вас, Москва.

Судоплатов взял трубку, кивнул Нефедову и коротко сказал:

— Подождите в коридоре.

Когда дверь закрылась за последним человеком, он уже бодрым голосом проговорил:

— Слушаю.

Ему ответил знакомый баритон, в котором чуть-чуть проскальзывали кавказские нотки, что говорило о некотором волнении собеседника.

— Добрый вечер, Павел Анатольевич.

— Добрый вечер, товарищ народный комиссар.

— Ну что там, как погода на Юге?

— Вполне терпимо.

— Странник?

— Потерял троих людей, один из которых — наш человек, из группы майора Фролова. Большинство ранены, двое тяжело. Сам очень сильно избит, но держится неплохо.

— Кто посмел?

В голосе прорезался металл.

— Майор Ивакян со своими людьми. Во время боя в катакомбах все убиты.

— Как настроение Странника?

— Нормально. Он однозначно дал понять, что понимает ситуацию, но на будущее выдвинул определенные требования…

— Что за требования?

— Вполне приемлемые и разумные. Я дал согласие.

— Хорошо, потом лично все расскажете. Что еще?

— Странника нужно срочно перебросить под Борисполь. Там работающее окно. По его словам, здесь окно выведено из строя.

— Других вариантов нет?

— Нет.

— Хорошо. Действуйте. Нашли этих сук?

— Ищем. Жду следственную группу.

— Лебедева нашли?

— Пока нет. Видимо, его оглушили и где-то спрятали в городе. Местный начальник горотдела развил бурную деятельность.

— Еще бы. За шкуру свою боится. Это все?

— Пока да. Ближе к вечеру будет более полная информация.

Судя по тону голоса, Берия услышал не все, что хотел, поэтому он недовольно буркнул:

— Ладно, держите меня в курсе. — И бросил трубку.

Глава 7

Лаврентий Павлович Берия снова, в который раз, снял пенсне, тщательно протер платком стекла и посмотрел на часы. Он сидел в приемной Сталина уже второй час, ожидая, когда Хозяин его примет, но у того был на приеме Молотов, и приходилось терпеливо ждать, когда же его вызовут. Сомнений в том, что с него спросят по поводу фактического провала «Оракула», и очень жестко спросят, не было, поэтому он решил поспешить доложить, тем самым хоть как-то показать, что контролирует ситуацию. И хотя он сделал все что мог в нынешних непростых условиях игры в высших партийных эшелонах власти, у Берии возникали большие сомнения по поводу своей дальнейшей судьбы. Наконец двери кабинета Сталина открылись, и оттуда чуть ли не выбежал Молотов, нервно сжимая в руке кожаную папку для докладов. Резвой рысцой он, кивнув на прощание неизменному Поскребышеву, выскочил прочь из приемной. И тут же, дождавшись звонка, к Хозяину пригласили Берию. На дрожащих ногах, покрываясь липким холодным потом, всесильный нарком сделал несколько шагов, открыл заветные двери.

Сталин встретил его тяжелым взглядом, сидя за столом и держа в руке свою трубку:

— Лаврентий, что у нас такого нового по «Оракулу», что ты лично прибежал докладывать?

Берия, успокоившись, спокойным голосом, в котором волнение выдавалось только усилившимся кавказским акцентом, начал:

— Они смогли выйти на нашу территорию, — отрапортовал Берия, даже и не пытаясь присесть. — В районе Севастополя. Туда был направлен Лебедев…

— И что там за история со взрывами и стрельбой? — Сталин, не отрывая взгляда, смотрел на несколько стушевавшегося грозного наркома.

«Интересно, это кто успел доложить? Кто такой резвый, неужели Кузнецов, получив информацию по своим каналам, уже успел настучать, паскуда?»

— Неизвестным пока образом был спровоцирован конфликт моряков и пехотинцев, задействованных в обороне Севастополя, с прибывшей группой, которой командовал Зимин. Бой длился несколько часов, но тут потомки повели себя вполне достойно — пытались не убивать нападавших, стреляя по ногам. Но тем не менее, при попытке прорыва они потеряли трех человек и были уничтожены все транспортные средства визитеров.

Докладывая о сложившейся ситуации, о которой буквально час назад ему сообщил из Севастополя Судоплатов, Берия внимательно наблюдал за выражением лица Хозяина. Сталин спокойно спросил:

— Что с Зиминым?

— Сильно избит и в настоящий момент находится в госпитале Черноморского флота, но его жизни ничего не угрожает. Но это не все. Подразделение неизвестной принадлежности попыталось атаковать из нашего времени портал.

— Что?!!!!!

Такой злости Берия давно не видел у Хозяина. Но вспышка гнева была очень короткой, и Сталин быстро взял себя в руки и уже спокойным, деловым тоном спросил:

— И что потомки?

— Аварийно отключили портал в Севастополь. Обезоружили нападавших и связались через «Усадьбу» со мной напрямую.

Сталин снова раскурил трубку, выпустив клубы дыма, прокручивая в голове ситуацию.

— Лаврентий, несмотря на все это, потомки тебе все еще доверяют? Судя по их реакции, они явно считают, что МЫ в этом не замешаны. — Лицо Сталина стало чуть мягче.

— Да, после моего прибытия на объект у меня был с ними разговор через окно, которое все еще расположено под Борисполем. Они, используя свою систему, передали фотографии, протоколы допросов нападавших, но однозначно требуют возвращения своих людей к ним.

21
{"b":"189621","o":1}