ЛитМир - Электронная Библиотека

— Что-то еще?

— Пока нет, но вся агентура в Севастополе и его окрестностях ориентирована на срочный сбор информации по нашим фигурантам. Но это будет не так быстро: информаторы, оставшиеся после того, как из Крыма было выселено татарское население, среди которого у нас была мощная и разветвленная разведывательная сеть, не обладают достаточным доступом, поэтому приходится довольствоваться не совсем достоверной информацией.

— Понятно, Дитрих. Можете идти, связь по старой схеме. По результатам операции «Прометей» докладывать незамедлительно. К сожалению…

Канарис поморщился. Ему, адмиралу и начальнику одной из самых сильных спецслужб мира, приходилось терпеть давление со стороны Гейдриха.

— …от меня требуют подключения к операции специалистов имперской безопасности. Я как могу, торможу этот процесс, но возможности для маневра очень ограничены. Поэтому постарайтесь подготовить «братьям по оружию» поле деятельности.

— Уже сделано. Это было предусмотрено при проработке операции прикрытия: по плану, при выходе «Прометея» на финишный путь, возможно подключение кого-то из наших оппонентов, с целью не сильно, но засветить их участие в переправке русского генерала через линию фронта с соответствующим документированием этого факта. Думаю, в случае непрогнозируемого развития ситуации это может пригодиться…

Буквально на мгновение на лице майора проскочила легкая презрительная усмешка, которая быстро сменилась обычным спокойным и сосредоточенным выражением.

— Что по людям Бормана?

— Крутятся под ногами, работают грубо, непрофессионально засветив свой интерес в этом направлении, но по нашей информации и по данным из гестапо, даже к предварительному осмыслению ситуации они не пришли. Мы им пока не мешаем, пусть создают ненужную суету, тем самым мешая людям Шульца плотно нас вести. По моим данным, у них уже произошло несколько серьезных столкновений.

Канарис чуть усмехнулся.

— И мы, конечно, тут ни при чем?

Мартелл уж слишком преувеличенно пожал плечами, что вызвало легкие смешки у обоих офицеров абвера…

Глава 9

Под вечер меня еще раз посетила Воронова, так же спокойно и деловито расспросила о состоянии здоровья и уже собиралась уходить, когда я попытался завести разговор и разъяснить ситуацию с непонятной мне антипатией со стороны симпатичной женщины. Санька как раз где-то в госпитале ошивался, как он сказал, пошел налаживать отношения с местным контингентом. Хотя, скорее всего, пошел точить лясы с моряками, которых Судоплатов прислал для нашей охраны. Тут он найдет достойных слушателей для своих историй.

— Товарищ военврач, скажите, я вам лично неприятен или это из-за моей ведомственной принадлежности?

Она уже успела сделать шаг к двери, услышав мой вопрос, повернулась, и темная прядь волос, выбившаяся из-под медицинской шапочки, засверкала в свете электрической лампочки. Ее брови чуть поднялись, как бы в немом вопросе, выдавая эмоции, но ровный голос подтвердил ее умение контролировать себя. Она устало и отчужденно ответила вопросом на вопрос:

— С чего вы взяли?

— Да так, наблюдение. Я женатый человек и, к счастью, у меня хорошие отношения с супругой, но тем не менее, когда интересная женщина без видимых причин ко мне относится подчеркнуто враждебно, это не то чтобы не нравится, скорее настораживает.

Она спокойно, подчеркнуто вежливо ответила:

— Вы ошибаетесь. Это не так.

— Хм. Наверно. Вы прекрасно держите себя в руках, но я имел возможность наблюдать вашу обычную манеру поведения с другими ранеными. Поэтому и сделал такие выводы. Себя вы неплохо контролируете, но вот некоторые мелочи вас выдают.

На ее лице впервые появились некоторые признаки эмоций. Но тут скорее прослеживались следы презрения и раздражения, что мне очень не понравилось.

— И что же я вам такого показываю, товарищ майор государственной безопасности?

«О как, ну хоть какие-то эмоции… Даже звание выделила такой интонацией, что все сразу ясно». Когда-то, еще до войны, у меня с Борисычем был свой бизнес, и мы тогда занимались тем, что обслуживали оргтехнику у корпоративных клиентов. У одной из фирм была интересная кадровая политика — поездив по различным тренингам, молодой, энергичный, перспективный генеральный директор холдинга увлекся новыми методиками и поставил все это на поток. Результатом такого подхода было множество зубастых, амбициозных, длинноногих и фигуристых девушек, заполнивших офисы холдинга, что резко осложнило нашу работу постоянными скандалами и недовольством клиента. Спасало то, что я лично знал директора и помогал ему с оргтехникой еще с тех пор, когда он только начинал свой бизнес с маленького кабинетика на окраине города. Дошло до того, что одна из них, влюбленная в себя крашеная брюнетка с короткой модной стрижкой, обладающая осиной талией и длиннющими стройными ногами, умудрилась вывести из себя выдержанного и спокойного Борисыча. Тот, после нескольких высокопарных фраз, произнесенных со скрытым хамством и с апломбом топ-модели, уже открытым текстом послал ее вполне далеко, указав точное направление, не опускался при этом до открытого оскорбления, но этого оказалось достаточно — девочка впала в ступор. Тогда я сделал для себя небольшое открытие, которое потом частенько помогало общению с такими вот кадрами, да и вообще в жизни. Очень часто бывает необходимо вывести человека из привычной для него системы координат в некоторое пограничное состояние, после чего с напором и усердием вливать потоки необходимой информации. После этого я стал в пределах допустимого, эпизодически, мастерски издеваться над такими девушками, всем своим поведением показывая, что я солдафон и их внешние данные на меня не действуют, а потом переходил на простой человеческий язык и разговаривал. И о чудо — неприступные красавицы, вокруг которых должны штабелями лежать поклонники, вдруг становились нормальными девушками, с которыми оказалось интересно общаться. Образно говоря — сломал стереотип, по которому они оценивали меня. Тут абсолютно такая же история — сотрудник органов госбезопасности, к этому, наверно, еще какая-то личная драма, связанная с ведомством, от имени которого я сейчас выступаю. Тут, помимо моей воли, возникло желание что-то сделать, как-то изменить ситуацию, даже не из спортивного интереса — мне, как нормальному мужчине, было неприятно такое отношение со стороны интересной и привлекательной женщины, с учетом того, что я действительно был не виноват в ее проблемах. Поэтому, глубоко вздохнув, бросился в бой: противным голосом хама и отморозка продолжил:

— А то, что вы меня так презираете и ненавидите. За что? За то, что я сотрудник НКВД? Думаете, не заметно, как вы с трудом сдерживаете желание воткнуть мне скальпель в глаз. И что еще от вас ожидать? Гранату в постель или, может быть, противотанковую мину вместо утки мне подсунете?

Ну, видимый эффект от моего наезда оказался меньше чем хотелось бы, но то, что девочку задело, это точно. Она сделала шаг назад и натолкнулась на пустующую койку, по инерции, не удержав равновесия, села на нее. Со стороны это выглядело несколько комично. Но тут главное додавить, поэтому продолжил:

— Вы еще расскажите про мою контузию и то, что я несу бред. Кто вам приказал меня убить? Кто вас настроил против сотрудника Главного управления государственной безопасности?

В обществе, где простая констатация обвинения из уст сотрудника органов является серьезной угрозой, да еще это происходит в военное время, такой наезд с моей стороны выглядел достаточно угрожающе, и докторшу пробрало не на шутку. В ее глазах я сейчас выглядел полным отморозком, по ней было видно, что она в уме лихорадочно перебирала различные варианты выхода из сложившейся ситуации. Но в мои планы не входило позволить ей перехватить инициативу разговора. Немного покривившись от боли, я поднялся с кровати и продолжил:

— А ну стоять.

На мой громкий голос резко открылась дверь, и в палату буквально влетел Санька с автоматом на изготовку, при этом очень убедительно лязгнув затвором.

27
{"b":"189621","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Притчи и сказки русских писателей
Летун
Иди и возвращайся
Ограниченные невозможности. Как жить в этом мире, если ты не такой, как все
Беженец
Agile-тестирование. Обучающий курс для всей команды
Ты моя собственность
Механизмы работы мозга, которые делают нас богатыми. Понять, освоить, применить!
У кромки океана