ЛитМир - Электронная Библиотека

– Да, похоже, только это больше напоминает выброс энергии при аварийном отключении портала. При какой процедуре это делается? А?

– Попытка захвата… – ошарашенно проговорил Артемьев.

– Вот и я про то. Короче, обыграли нас, Саня, по всем статьям. Одна надежда, что в бункере народ нормально сработал и дал нападавшим по зубам, а дальше пойдут переговоры.

– Нам-то что делать?

– Ждать. Местные армейцы не полезут. БТР подбит, но пулеметы у него действуют. Кстати, вы там пленных захватили, что они говорят, кто давал команду нас прессовать?

– Ссылаются на своих командиров. Двоих мы взяли, но они в джипе были. Когда возвращались, одного прямо в голову шальной пулей, а второго осколком гранаты.

– Да уж, весело. Сколько вообще народа полегло?

– Ну, с нашей стороны ты знаешь, а с их человек десять, не больше, старались щадить, стреляли по ногам.

– Да уж, удружили нам предки. Кстати, что там в штольнях?

– Ребята вроде прошерстили, выловили человек двадцать, половину пинками выгнали, а часть сидят в соседнем коридоре, связанные стяжками.

Тут из темноты галереи показался Егор Карев, толкающий перед собой двух девушек в красноармейской форме. Они были явно напуганы и постоянно спотыкались о разбросанные по полу деревянные ящики и бутылки с шампанским.

– Товарищ майор, вот еще нашел, прятались в закутке, говорят, телефонистки.

– Ну, давай веди их сюда, интересно будет пообщаться.

Девушки настороженно подошли к сидящему на деревянном ящике человеку в форме майора НКВД, необычной экипировке и с разбитым лицом.

– Представьтесь.

Помещение освещалось небольшим фонарем на светодиодах, заливая все вокруг бледным голубоватым светом, создавая при этом на стенах гротескные картины из движущихся теней.

Одна из них, высокая, широкоплечая, в мужских штанах, со злобой зыркнула и отвернулась, а вторая, невысокая пышечка с растрепанными густыми волосами, помялась, видимо, желая что-то спросить, но смолчала.

– Девушки, значит, так, объясняю ситуацию. Я – майор Кречетов, Главное управление государственной безопасности НКВД СССР.

Высокая только чуть хмыкнула, и на лице на мгновение появилась презрительная гримаса.

– Егор, эту, – кивнул в сторону высокой, – к остальным, вторую оставь.

– Есть, сделаю.

Она попробовала упираться, но Егор с силой так сжал ей руку, что она охнула от боли и не стала противиться.

Девушка, оставшаяся одна, смотрела себе под ноги, боясь встречаться со мной взглядом.

– Как тебя зовут?

Она что-то пробурчала.

– Повтори, не слышу.

– Ирина.

– Вот и хорошо, Ира.

Мой мозг лихорадочно работал, ища выход из сложившейся ситуации. Сейчас мы считались террористами, которые захватили заложников, но противная сторона была еще не в курсе правил диалога, которые выработались к концу века. Еще не было показательных захватов людей, перед камерами, еще бородатые абреки не прикрывались беременными женщинами и не дарили их приговоренным детям просроченные «Сникерсы».

– Значит, так, Ира, слушай меня внимательно.

Она молчала.

– Посмотри мне в глаза.

Никакой реакции. Ладно, уже строже:

– Посмотри мне в глаза.

Она несмело подняла глаза и уставилась на меня. «Ну совсем дите, ну кто таких на войну берет, вон вся дрожит от страха».

– Ира, запомни, никто здесь ничего плохого тебе не сделает. Запомни. Поняла?

Она еле заметно кивнула головой.

– Повторяй: «Со мной никто ничего здесь не сделает. Все будет хорошо». Ну, повтори.

Девушка на автомате проговорила фразу. Потом еще раз, и еще, по мере повторения она немного успокоилась.

– Ну вот и хорошо. Значит, так, Ира. Тут есть много раненых, им нужно срочно оказать помощь, но у нас нет такой возможности. Мы сейчас известим людей на улице, что ты выходишь. Ты передашь им следующие требования, запоминай. Первое. Два человека с носилками без ремней, без оружия, без гимнастерок – забирают раненых. Второе. Немедленный приезд начальника Севастопольского горотдела НКВД старшего лейтенанта госбезопасности Нефедова. Все, Ира, иди.

Она удивленно смотрела на меня, как бы не веря. Я чуть повысил голос:

– Игорь! Игорь Дунаев!

– Я, товарищ майор.

– Ты там вроде знакомого нашел?

– Да нет, моряк просто. Так, покричали, и все.

– Ну вот покричи, что выпускаем девчонку-телефонистку, чтоб не стреляли.

– Хорошо, сделаем.

Я на спину откинулся и прислонился затылком к прохладной стене, опять навалилась тошнота, и хотелось лечь на пол и свернуться калачиком. За углом в темноту что-то кричал Дунаев, но сквозь шум в голове я плохо воспринимал все происходящее и постепенно скатывался в дрему. Тут меня кто-то бесцеремонно начал трясти.

– Товарищ майор, санитары пришли за ранеными.

– Обыскали?

– Конечно, все нормально.

– Давай их сюда.

То, что это никакие не санитары, было видно невооруженным глазом. Молодые сильные парни, скорее всего, либо армейская разведка, либо моряки переоделись. Они осторожно, но с явным интересом пялились на нашу амуницию, особенно на приборы ночного видения, которые носили на головах бойцы, но пытались казаться простоватыми увальнями.

– Ладно, «санитары».

Я специально выделил это слово.

– Значит, так, расклад такой. Первое. То, что вы не те, за кого себя выдаете, это и ежу понятно, наверно, из разведбата, но это не важно. Важно другое: мы не враги. Мы специальная группа Главного управления госбезопасности НКВД СССР, которая подчиняется непосредственно народному комиссару товарищу Берии. То, что здесь произошло, это элементарная провокация.

Один из них угрюмо прокомментировал:

– А убитые?

– Мы оборонялись и стреляли поверх голов, если вы не обратили внимание, а когда ваши идиоты поперли в атаку, били только по ногам – у нас тут практически все снайпера. Так что не советую снова лезть, в следующий раз всех положим уже без всякой жалости. Это первое. Второе. Мне нужна связь с Москвой. Наш канал связи погиб вместе с радиостанцией на бронетранспортере. Связь буду держать через начальника горотдела НКВД Севастополя. Понятно? Забирайте раненых, только без шуток, терпение у нас закончилось.

Они забрали одного человека и ушли в темноту, но вскоре вернулись. Потом еще одного, и все это делалось под пристальным контролем наших бойцов. После того как унесли пятого раненого, они попросили привлечь еще санитаров, но получили отказ:

– Только вы. Носилки можете передавать другой паре, которые будут находиться не ближе сорока метров от выхода. Все, это без вариантов.

Я опять начал проваливаться в дрему, и показалось, что прошло не более сорока минут, когда меня осторожно потряс Дунаев и доложил, что один из «санитаров» хочет пообщаться:

– Ну, веди его.

Тот не стал терять время и коротко доложил:

– Был звонок из штаба, получили приказ прекратить огонь и что вроде как вы свои.

Я тут же встрепенулся и сказал:

– И что? Я должен вас теперь сюда пустить толпой? Условие вы слышали: минимум Нефедов, максимум – прямая связь с Москвой с Главным управлением НКВД. Тяните «полевку», подключайте к вашим коммутаторам, но обеспечьте связь. Нас тут слишком «ласково» приняли, чтоб всем доверять. И главное, без фокусов.

Тот немного смутился, пожал плечами и коротко ответил:

– Я передам.

Через минут двадцать все тот же «санитар» сообщил, что приехал Нефедов.

– Давай его сюда.

Нефедов оказался крупным коренастым мужчиной с обритой налысо, круглой головой. Он сильно волновался, от этого потел даже на таком холоде, поэтому, помимо своей воли, часто протирал голову носовым платком.

– Товарищ майор, старший лейтенант госбезопасности Нефедов. Вы майор Кречетов?

– Да.

– Это очень хорошо. Только что звонил товарищ народный комиссар и дал жесткие указания на ваш счет.

Я ухмыльнулся. Ситуацию давно уже прокачал и прекрасно понимал, что сейчас Берия ни при чем. Скорее всего, это частная инициатива какого-то урода, имеющего доступ к информации по пришельцам во времени и сумевшего протолкнуть в новое управление своего человека – провокатора Ивакяна. Поэтому реакция Берии говорила о том, что с Базы, скорее всего, высказали свое «фи» Москве, и, зная Светлану, во вполне своеобразной форме, о чем говорит оперативность и подчеркнутое дружелюбие в действиях Нефедова.

13
{"b":"189623","o":1}