ЛитМир - Электронная Библиотека

– Куда? И так времени много потеряли. Ждем Судоплатова и летим. Это без вариантов. Вариации могут быть только в составе или количестве сопровождающих.

– Ну, я так и думал. Кстати, командир, а есть тут у них самолеты, чтоб без прыжков можно было приземлиться? Кажется, партизан так из тыла забирали. Что-то типа того «кукурузника», которым тебя тогда из-под Могилева вывезли.

– Да, самый лучший вариант. Что-то мне тоже не особенно хочется ночью с парашютом прыгать. Опыт есть, и при этом не самый приятный. По идее, утром увидим Судоплатова, который нас будет по заданию Берии зацеловывать и одновременно всех вокруг строить и пинать. Кстати, а ты что, прыгать боишься?

Я на него подозрительно уставился и несколько театрально сузил глаза. Санька не понял моей игры и слегка заерзал, как бы оправдываясь.

– Да как-то не было практики, да и высоту я не очень люблю.

– Понятно. Санька, не заморачивайся, придумаем что-нибудь.

За таким разговором мы дождались завтрака. Когда мы, перекусив, попивали горячий чаек, к нам в палату без стука буквально влетел порученец Нефедова с новостью, что под утро Судоплатов прилетел на «спарке» прямо в Севастополь, приземлившись на аэродроме на Херсонесе, и через десять минут будет у нас. Это известие не могло не радовать. Мы с Санькой были не теми людьми, кто в такой обстановке мог спокойно сидеть без дела, поэтому известие о том, что ожидание заканчивается, вселило в нас дополнительную порцию оптимизма.

В действительности пришлось ждать чуть больше десяти минут, но все равно Судоплатов появился неожиданно, по-деловому влетев в палату, блестя начищенными сапогами и распространяя вокруг себя запах табака, одеколона и сапожной ваксы. Бегло оглядев две стандартные койки, выбеленный потолок и выкрашенные зеленой масляной краской стены, он кивнул головой и жизнерадостно поздоровался, со своей обычной доброжелательной улыбкой профессионального разведчика.

– Доброе утро, Сергей Иванович.

– Доброе оно-то доброе, Павел Анатольевич. Я смотрю, у нас уже входит в привычку встречаться в критических ситуациях. Вам не кажется, что это уже больше начинает походить на водевиль?

Но по усталому лицу Судоплатова было видно, что шутить у него нет желания, и он, не поддержав тон разговора, сразу перешел к делу.

– Да, что-то не очень. Слишком много людей гибнет, и, к сожалению, тут вина лежит теперь только на нас. Со своей стороны вы все делаете безупречно, даже при угрозе щадили наших бойцов. Моему руководству это известно и соответственно оценено.

– Цену знаете?

– Да. Вы потеряли убитыми трех человек.

– Поверьте, для нас это очень много, с учетом того, что большинство остальных ранены. Но давайте поговорим более конструктивно.

– Конечно, я для этого лично и прилетел, бросив все дела.

– О самолете вы уже побеспокоились?

Судоплатов ухмыльнулся.

– Да. Как я понял, вам нужно срочно попасть на вашу базу, а это возможно только через окно в районе Борисполя.

– Не совсем, можно попробовать и через окно в районе Нежина или Фастова. Но эти окна находятся на территории, уже захваченной противником, хотя вероятность словить шальную пулю под Борисполем намного выше. Тут зависит от обстановки на территории, окруженной группировки. Надеюсь, вы запросили сводку?

– Да, но связь работает с перебоями, поэтому информация будет ближе к вечеру.

– Хорошо. Но у вас, как у профессионала, какие идеи по поводу порядка доставки? Одиночная заброска или группой?

– Да, группа, конечно, предпочтительней, но лучше бы разыграть бориспольский вариант. И вам привычнее, и мне поспокойнее.

– Ну, вам виднее. А теперь давайте вернемся к нашим баранам. Вы начали разбирательства по поводу недавних инцидентов?

Судоплатов немного изменился в лице, прекрасно понимая всю серьезность ситуации.

– Павел Анатольевич, понимаете, каково оно нам? Открытая диверсия с нападением на нашу базу. Скажем так, с нашей стороны вы в последний раз находите понимание сложившейся ситуации. Я не буду обсуждать и странную утечку информации к немцам, и возможные дерганья английской и американской разведок, тут до конца не все понятно, хотя прослеживается одна очень неприятная закономерность. В общем, с моей стороны будет предложение…

– Я вас внимательно слушаю.

– В ваше время методики психокодирования и противодействия детектору лжи еще неизвестны, поэтому мы и выловили сразу несколько ваших агентов, которых вы завербовали среди бывших пленных. Думаю, ваши оппоненты тоже не в состоянии что-то противопоставить в этой области, поэтому наше условие таково: все, кто допускается до работы с нами, имеет доступ к реальной информации о нас, будут проверяться нашими специалистами на детекторе лжи по методикам нашего времени. Причем такая проверка будет проводиться несколько раз и без всякой определенной периодичности.

– Ну, в принципе, я не думаю, что это вызовет несогласие моего руководства, но есть пара вопросов.

– Задавайте.

– Где гарантии того, что ваши специалисты не загипнотизируют наших людей, и впоследствии они станут вашими марионетками? Это первое. Второе: почему проверки будут проводиться несколько раз и без всякой периодичности?

– Ну, на первый вопрос могу ответить прямо. Даже в наше время таких методик программирования людей еще не наработано. Что-то эпизодически мелькало, но так, на грани слухов. Если б мы это умели, то не заморачивались бы контактами с вами, а просто запрограммировали несколько человек из вашей организации и работали, не афишируя вообще свое присутствие. Или так же с германцами. Берем какого-нибудь оберлейтенанта Ганса, берем на контроль, дальше полковника, и к концу месяца в генштабе вермахта половина людей были бы нашими агентами, которые были бы уверены, что работают добровольно.

Судоплатов слушал меня очень внимательно, и на миг его взгляд затуманился. Видимо, главный специалист по спецоперациям представлял, как будет обставлять Гитлера и Черчилля своими людьми, и в нужный момент они просто придушат этих монстров политики. Но тут он прекратил мечтания и продолжил разговор:

– Да, жаль. А по второму вопросу?

– Ну, тут вы не хуже меня знаете, что такое профилактические проверки. Где гарантия того, что человек, прошедший сегодня проверку, не будет завтра завербован. А так будут бояться, тем более если напустить тумана про наши возможности, то трижды будут бояться.

– Да, в этом есть смысл.

– Конечно. Когда я был в Москве, вы проигнорировали мое предложение, и результат – утечка стратегической информации к противнику. Да и самого чуть не грохнули.

– Ну, Сергей Иванович, кто старое помянет…

– Это проходит на бытовом уровне, а у нас сейчас очень непростая ситуация. Кстати, когда мы выходили на вашу сторону, натолкнулись на разведгруппу противника, что там с ней, не успели ли они прокукарекать своим?

– Хм. Я об этом в первый раз слышу. Хорошо, что сказали. Видимо, местные товарищи меня еще не успели известить.

– Ага. А вы что, нашу подборку не читали относительно Нефедова?

– Да как-то не хватило времени.

– Зря.

– Он что, предаст?

– Фактически – да. Как только доберусь до базы, сделаю вам заново подборочку материалов.

– Да-а-а-а. Мне что, его прямо сейчас арестовать?

– Не спешите, время еще будет.

– Обрадовали. А вот насчет немецкой разведгруппы – это интересная информация. Я проверю.

– Вот и хорошо. Тогда ждем информацию из окруженной группировки и готовим вылет. Кстати, а что вы там подготовили?

– Знакомый вам Р-5.

– Так это только для меня любимого.

– Что-то посерьезнее, типа «Дугласа», физически не успеваем подготовить до вечера. Это не Москва, к сожалению.

– А особые полномочия?

– Сергей Иванович, вы действительно считаете НКВД таким уж всесильным?

– Грешен, подвержен стереотипному мышлению.

– Ну, тогда давайте лечитесь, а я ближе к вечеру к вам заеду.

– Будете искать Лебедева, заговор и прикрывать тыл своего начальника?

19
{"b":"189623","o":1}