ЛитМир - Электронная Библиотека

Судя по докладу своего подчиненного, Рейнхард Гейдрих мог сделать вывод, что Канарис все равно пытается что-то делать у него за спиной. Анализ отрывочных данных радиоперехвата, прослушивания телефонных линий и некоторых помещений в здании военной разведки, докладов осведомителей позволил узнать об операции «Прометей», которая проводится в условиях строжайшей секретности на территории СССР, оккупированной германскими войсками. Задачи, время проведения, фигуранты, задействованные силы были неизвестны, но вот то, что операцию курировал доверенный человек Канариса, который засветился в событиях под русским городом Фастовом, где однозначно отметились гипотетические пришельцы из будущего, наводило на размышления.

Гейдрих, будучи материалистом, не сильно верил в эту историю, но накопленные факты никак по-другому не объяснялись, поэтому, пойдя по пути Канариса, некоторое время назад в недрах РСХА была собрана своя аналитическая группа, которая провела всесторонний анализ с рассмотрением всех возможных, даже невероятных объяснений. И к его удивлению, возможность вмешательства путешественников во времени оценивалась больше семидесяти процентов, что было очень серьезным сигналом…

От размышлений шефа главного управления имперской безопасности отвлекло легкое дуновение воздуха и хлопок закрываемой папки. Гейдрих поднял глаза и внимательно посмотрел на докладчика – Франца Шульца, начальника отдела А4, четвертого департамента РСХА, которого он довольно часто, минуя его непосредственного начальника Генриха Мюллера, привлекал для выполнения неких деликатных заданий. Отдел А4, четвертого департамента, более известного как гестапо, помимо всего прочего, занимался наружным наблюдением, ликвидациями и многими другими интересными делами, которые были так необходимы при устранении врагов рейха, хотя Гейдрих частенько пользовался столь мощным оружием для сведения счетов с личными врагами.

– Что еще можете сказать?

– Еще раз повторюсь, что вся операция проводится в условиях строгой секретности. Удалось отследить глубоко спрятанный интерес в рамках этой операции к концентрационному лагерю Замосць в Польше, но кто именно из заключенных заинтересовал Канариса, выяснить не удалось. Мои специалисты провели анализ…

Гейдрих с интересом смотрел на подчиненного и чуть кивнул головой, как бы давая разрешение продолжать доклад. Щульц снова открыл папку и положил перед начальством белый мелованный лист с отпечатанным списком фамилий. Начальник РСХА подтянул список к себе, бегло пробежал глазами, привычно пропустив шапку с символикой имперской безопасности и регистрационными номерами секретного делопроизводства, стал вчитываться в списки. Через две минуты он снова поднял голову на замершего перед ним штурмбаннфюрера СС и коротко спросил:

– Вы, Щульц, считаете, что Канариса интересует кто-то из пленных русских генералов?

– Вполне возможно, что кто-то из них имеет более высокую ценность для русских, нежели мы знаем, и адмиралу Канарису поставили условие – при проведении переговоров в качестве подтверждения своих намерений либо ликвидировать, либо передать кого-то из этого списка русским.

– Вы контролируете ситуацию?

– Абсолютно. В Замосць направлены и внедрены в среду заключенных несколько наших агентов. Учитывая, что это может быть отвлекающей операцией абвера, аналогичные действия были проведены и с другими лагерями, где содержатся русские генералы.

Гейдрих вздохнул и откинулся на спинку кресла, постукивая тонкими пальцами скрипача по крышке стола, выбивая ритм только ему одному известной мелодии. Он прекрасно помнил разговор с испуганным Канарисом и фамилию русского генерала Карбышева.

– Вполне разумно. Это все, что можете сказать?

– На данный момент – да. Работа ведется, и достаточно плотно.

– Хорошо. Но есть пока только косвенная информация из другого источника, что адмирала Канариса интересует русский генерал Карбышев. Обратите на него особое внимание. По данному вопросу вы будете отчитываться только передо мной. Если у вашего начальника возникнут какие-либо вопросы, направляйте сразу ко мне.

– Если Карбышев действительно основной фигурант операции абвера, наши действия?

– Наблюдать и фиксировать. Чем больше люди Канариса наследят, тем потом будет проще их утопить при неблагоприятном развитии ситуации. Ступайте.

Щульц щелкнул каблуками и, скрипя по паркету натертыми до блеска сапогами, вышел из кабинета.

Гейдрих еще несколько минут барабанил пальцами по столу, прокручивая ситуацию с пришельцами из будущего в уме. Складывающаяся картина ему очень не нравилась, но пока было слишком мало информации, чтоб впадать в панику, но и хороших тенденций пока не наблюдалось.

Больше для самоуспокоения он вполголоса произнес:

– Так и сделаем, подождем, чего там накопает Старый Лис.

После чего волевым усилием переключился на другие проблемы, требующие его непосредственного вмешательства.

* * *

В это время адмирал Канарис встречался с одним из своих людей на явочной квартире в пригороде Берлина, про которую еще не знали люди Гейдриха. Шеф абвера был прекрасно осведомлен про плотную опеку со стороны ищеек Щульца и по возможности старался им подыгрывать, создавая таким образом у руководства РСХА видимость своей полной управляемости. Хотя, учитывая опыт и знания о бывшем сослуживце, Гейдрихе, Канарис нисколько не сомневался, что тот ему не поверил: таковы правила закулисной возни в высших эшелонах власти рейха. Адмирал прекрасно отдавал себе отчет, что его оппонент будет по мере своих сил держать все под контролем и на финишной прямой, в зависимости от результата, либо избавится от Канариса и получит все лавры, или свалит всю вину на него, предварительно подчистив лишние хвосты. Политика безжалостна, особенно в военное время. Но и послушной марионеткой он оставаться не собирался, поэтому ситуация развивалась по нескольким направлениям, и одно из них было специально очень ювелирно и мастерски засвечено перед специалистами гестапо, которые уже продолжительное время упорно искали компромат на руководство военной разведки вермахта.

Переправка к русским пленного генерала Карбышева, о которой так настаивали пришельцы, будет, конечно, проведена, и даже при непосредственном контроле Гейдриха, пусть мальчик будет доволен, а вот настоящая игра уже идет, и давно, с того момента, как прошло внедрение майора Густава фон Витерсхайма. Советские спецслужбы все же пошли на контакт и в самом разгаре шли интересные и многообещающие переговоры, но спусковым механизмом для более серьезного диалога было возвращение генерала Карбышева. Аналитики абвера чуть ли не под микроскопом изучили биографию этого человека, но так и не нашли причины, почему он так заинтересовал пришельцев. То, что пришельцы существуют и они те, за кого себя выдают, адмирал получил подтверждение совсем недавно, использовав очень простой, но действенный метод. Перед отправкой майора фон Витерсхайма ему были указаны четыре возможных варианта информации, которую он может получить, и для каждого из вариантов был разработан свой канал связи. Аналитики разработали следующие наиболее вероятные версии: пришельцы из будущего существуют и помогают предкам, пытаясь изменить прошлое; пришельцев нет, но русские получают военно-техническую информацию из необычных источников; это все мистификация русских спецслужб с использованием новейших технических разработок; иные причины, природа которых неизвестна на нынешний момент.

Поэтому, прояснив в первом приближении ситуацию, Густав просто раскрыл русским тот канал связи, который соответствовал полученной информации. Телеграмма, отправленная в Стокгольм по указанному адресу, самим фактом своего прихода многое сказала германским разведчикам. Теперь Канарис точно знал, что пришельцы пришли из будущего, являются профессиональными военными, а в будущем прошла глобальная война, о чем говорила не новая, со следами многочисленных ремонтов, но весьма эффективная боевая техника. Это было выяснено не сразу: со временем тщательно произведенный сбор свидетельских показаний очевидцев применения необычной боевой техники, позволил с немецкой педантичностью выделить множество интересных мелочей, которые до этого не принимались во внимание. Мелкие факты, которые до этого вызывали недоумение, теперь прекрасно укладывались в картину катаклизма в будущем: регулярный, обязательный и подчеркнуто тщательный сбор всех продуктов, горючего и боеприпасов, да и сами пришельцы выглядели весьма колоритно: как правило, это были бледные, изможденные люди в необычной и обязательно не новой военной форме. Исходя из полученной информации уже можно было делать серьезные выводы и рассчитывать будущие ходы в этой смертельной игре.

25
{"b":"189623","o":1}