ЛитМир - Электронная Библиотека

Бойцы «Лейбштандарта» все прибывали и колонной уже поднимались внутрь портала, с ходу вступая в бой, захватывая коридоры.

Гауптштурмфюрер Готлиб Ренц стоял в коридоре, посреди трупов, держа русский штурмовой карабин в руках, и победно осматривал захваченное помещение.

«Какое все же удобное и неплохое оружие придумали коммунисты. Скоро таким будут вооружены все солдаты рейха, и мы всем покажем, кто хозяин, и в нашем времени, и в будущем».

В этот момент в аппаратной что-то заревело, и под потолком замигали несколько уцелевших после двадцатиминутного боя лампочек. Это было так неожиданно и так зловеще, что многие немецкие солдаты остановились, пытаясь понять, что происходит.

Взгляд уперся в установку, которая завибрировала и начала плавиться. В этот момент как раз через нее проходили несколько солдат, и в зал ввалились две половинки людей в полевой форме СС, чисто и аккуратно разрезанные, будто скальпелем. Это было так невероятно, и все замерли, понимая, что происходит что-то невероятное, а потом была мгновенная вспышка. Выброс энергии оказался настолько сильным, что сжег весь зал и все, что в нем находилось, прилегающие коридоры с прорвавшимися эсэсовцами, аппаратную, разнес вычислительный центр, добрался до переходного тамбура, специально оборудованного тяжелейшими дверьми для противодействия такому взрыву, расплавил их, но не смог прорваться дальше. Огненный смерч стал метаться по научному комплексу, круша и испепеляя все на своем пути, ища выход своей мощи. В итоге, пробив огромную дыру в системе вентиляции, прорвав несколько контуров защиты, пройдя вертикально вверх более пятидесяти метров по воздухозаборному колодцу, вырвался наружу, в мертвый и холодный мир, озарив его вспышкой огненного пламени, поднявшейся над поверхностью более чем на несколько сотен метров.

Более мощный и более смертоносный выброс энергии произошел в прошлом. Огромное пламя, невероятное по тем временам, в мгновение сожгло все части СС, срочно стягиваемые к месту портала, всех пленных, захваченных в будущем, тела защитников и спецназовцев, погибших в лесу, снаряжение и экипировку, которые уже вызвали большой интерес у специалистов. Ударная волна от такого выброса через несколько секунд сбила все самолеты люфтваффе, кружащие в этом районе, дошла до деревни, где находился стационарный пост наблюдения за порталами из будущего, раскидала и раздавила машины, как пушинки, взорвала бензовоз, обеспечивающий бесперебойную работу генераторов. Удар, как огромный молот, стер с лица земли домик и в комплекте с ним всех немецких специалистов, так неосмотрительно доставленных в эту глушь руководством Германии.

Всем, кто выжил, впоследствии казалось, что это больше походило на месть богов, рассердившихся на вмешательство людей в высшие материи…

Пережив ударную волну, догадываясь, что могло быть результатом, остатки группы спецназа в составе четырех человек стали отходить подальше от места возможного ядерного взрыва, в сторону канонады, пытаясь прорваться к позициям советских войск. Несмотря на светопреставление, подкоманда СС во главе с унтерштурмфюрером Шульдтом продолжала преследование пришельцев.

Во время очередной стычки, когда русские снова показали зубы, подстрелив еще двух бойцов из преследующего отряда, Шульдту удалось окружить беглецов, и немцы методично и грамотно стали их отжимать к оврагу. Вопрос уничтожения и пленения был уже вопросом времени, когда в тыл немцам ударила другая группа русских, вооруженная обычным для Красной Армии оружием. Закидав противника гранатами, красноармейцы пошли врукопашную и сумели на время изменить ход боя. Фактор внезапности сыграл свое дело, и окруженным беглецам удалось вырваться, но пришедшие на помощь были наказаны за свое вмешательство. Два неподвижных тела в маскхалатах советской армейской разведки остались лежать под деревьями.

Не сговариваясь, люди в пилотках с красными звездами и бойцы в цифровом камуфляже, разгрузках и оружием двадцать первого века, подхватив раненных, бросились бежать в сторону далекой канонады.

Отряд СС, понеся значительные потери, на время отстал, но уже через десять минут бега стало ясно, что преследование продолжается, а преследователей стало больше, и они пополнили свои ряды свежими силами.

Когда командир красноармейцев, тяжело дыша, дал команду на короткую передышку, все без сил попадали на землю, но все это было сделано быстро, тихо, без грохота и лязга бросаемого оружия, и, скорее подсознательно, лежащие на земле люди заняли круговую оборону.

Командир пришельцев, отдышавшись, оглядел своих спасителей, остановился взглядом на немецких МР-40, советском ППД с дисковым магазином, карабинах Мосина и пулемете Дегтярева в руках красноармейцев, протянул руку командиру и коротко сказал:

– Спасибо, мужики, выручили.

Командир разведгруппы, посланной руководством окруженной группировки, с интересом оглядел экипировку новых знакомых, пожал протянутую руку, но, тем не менее, не выказал такого удивления, как ожидал командир пришельцев.

– Да ничего. Меня, кстати, Игорь зовут.

– Максим.

– Ну, тогда надо бежать дальше, Максим, загоняют нас они, а там ваши уже заждались.

Тот, кто представился Максимом, чуть опешил.

– Какие такие наши?

– Ну, ваши, из специального батальона НКВД, они нас и послали вас встретить и проводить в расположение.

Максим никак не мог понять, что тут происходит. То, что их раздолбали и потом гнали эсэсовцы, то, что портал накрылся медным тазом, и, видимо, на базе рванули ядерный заряд, тоже было понятно, но вот то, что их ждали и послали помощь, ну это вообще ни в какие ворота. А точнее – кто?

– А с чего ты взял, что они наши?

Этот молодой, но уже побитый жизнью армейский разведчик ухмыльнулся.

– Так и форма похожая, и оружие, и радиостанции у каждого…

Надежда, что не все потеряно, забрезжила у пришельца.

– А кто там старший, у наших?

Это они уже говорили на бегу, пытаясь хоть как-то после многокилометрового бега держать темп, потому что сзади уже начали опять хлопать выстрелы преследователей. Разведчик прохрипел:

– Майор госбезопасности Кречетов…

– Да, дела… – прохрипел тот, кто представился Максимом, при этом абсолютно ничего не понимая.

Их нагнали через полчаса и прижали к речушке с обрывистым песчаным берегом. Переправиться с ранеными не было никакой возможности – на фланге уже засел немецкий пулеметчик, который грамотно простреливал всю гладь воды. Бой принимал затяжной характер, нападавших они проредили, но все равно соотношение сил было однозначно в пользу немцев, под плотным огнем противника и советские разведчики, и спецназовцы откатывались к берегу. Игорь несколько раз пускал вверх ракеты, подавая отчаянные сигналы, прося помощь, но время шло, раненые товарищи истекали кровью, патроны заканчивались раньше, чем живые эсэсовцы, а ничего не изменялось.

Когда в автомате закончились патроны, пришлось достать «Грача» и уже отстреливаться из него. В руке оставалась последняя граната, когда натренированное ухо уловило звук боя, причем Игорь готов был поклясться, что явственно слышал характерное неторопливое тарахтенье КПВТ и хлопки автоматических пушек, которые обычно ставили на БМП-2. И как бальзам на душу был грохот танковой пушки. Интуиция и жизненный опыт подсказывали, что это звуки спасения.

Еще через пару минут из-за пригорка вылетели такие знакомые приземистые силуэты современных танков – Т-64, Т-72 и двух БМП-2, на броне которых красочно расположились бойцы в камуфляже и в форме НКВД с васильковыми фуражками и винтовками Мосина в руках. Немцы без паники встретили нового противника остервенелым огнем, прекрасно понимая, что из загонщика они превратились в жертву. Бой длился еще несколько минут, но массированное использование АГСов, спаренных пулеметов танков и боевых машин пехоты позволило задавить огнем остатки эсэсовского отряда, и, закидав их гранатами, бойцы прибывшего отряда в короткой и яростной рукопашной схватке добили ошалевшего противника.

3
{"b":"189623","o":1}