ЛитМир - Электронная Библиотека

– Феникс, я не поняла, вы там воюете или анекдоты травите? Может, хватит? Наверно, пора уже высаживаться?

– База, как я рад тебя слышать! – тут я был искренен на все триста процентов.

– Еще чего-нибудь добавите?

– База, я тебя обожаю. Ты там готовься, сейчас быстренько прыгну и к вам. Супружеский долг – дело суровое, но нужное…

– Да что-то не верится. Вы там все навоеваться не можете. Что ты, что Бычок. Кстати, тут Белка спрашивает, как он там?

– В госпитале. Броником осколок словил, да головой дверь.

– Серьезно?

– Нет. Но эвакуировать придется.

– Хорошо. Ну что дальше?

– Вы отслеживаете нас?

– Да. Скорость и местоположение определили. Какая у вас высота?

– Решетников?

– Три пятьсот.

Я уже дал команду пилоту:

– Выполняйте распоряжения Базы.

Он уже серьезно ответил:

– Вас понял. База, я Баклан-29. Жду указаний.

– Поворот на восток на тридцать градусов.

Самолет заметно наклонился.

– Так следовать пять минут. Затем спускаетесь на восемьсот метров и готовите выброску по сигналу.

– Вас понял.

Я коротко бросил своим бойцам:

– Приготовились.

Мы поснимали полушубки, лица были еще на аэродроме закамуфлированы тактическим кремом, поэтому стали проверять снаряжение, приборы ночного видения, радиопередатчики и парашюты. Самолет пошел на снижение, и в наушниках послышался голос моей супруги:

– Сброс.

Под нами раскрылись створки бомбового люка, и мы втроем прыгнули в черноту, расстилавшуюся под бомбардировщиком.

В наушниках раздался голос Решетникова:

– Удачи, ребята. Привет Базе.

Болтаясь в воздухе, я успел прохрипеть:

– И тебе, капитан, удачи. Доберись живой. С меня бутылка.

– Договорились, майор.

Глава 15

После попытки захвата бункера из 41-го года и получения информации, что группа контакта во главе с Оргуловым, отправившаяся в Севастополь, не уничтожена и есть шанс ее скорого возвращения, общая атмосфера напряженности на базе стала постепенно спадать. Регулярная связь с Кристиной, которая сидела где-то под Москвой на закрытом объекте, давала вполне полную и оперативную информацию о событиях в Севастополе. Выход из строя второй установки перемещения во времени при попытке захвата бункера создавал большие трудности для эвакуации раненных бойцов, поэтому возвращения Командира ждали с нетерпением не только его близкие. Многие процессы в этом времени, запущенные с подачи Оргулова и скрепленные его личным авторитетом, продолжали работать, но некоторая растерянность первых дней, вызванная непонятной ситуацией вокруг группы, отправившейся в Севастополь, передавалась в другие бункеры и убежища, уже вовлеченные в сферу интересов нового сообщества, так неожиданно сформировавшегося в развалинах Симферополя двадцать первого века.

Люди, посвященные в тайну перемещений во времени, а в большинстве своем это были офицеры и прапорщики, перешедшие на сторону майора Оргулова, продолжали работать – выполнять поставленные задачи. Капитан Васильев, взявший временно на себя обязанности военного коменданта, привлек радиолюбителей из команды Борисыча и пару дней увлеченно модернизировал систему безопасности. Конечно, что касалось бункеров, то танкисту Васильеву добавить было нечего – Оргулов и его подчиненный Артемьев понаставили разных систем контроля столько, что мышь без опознавательного знака не проскочит. Но вот относительно безопасности передвижения личного состава между убежищами возникало много вопросов. Тут Вадим напряг группу изобретателей, и в кратчайшие сроки в тестовом режиме была запущена система контроля перемещения людей и транспорта в городе и его некоторых окрестностях. Люди снаряжались браслетами, которые снимали информацию о пульсе и температуре человека и передавали информацию в специальный прибор, вмонтированный в каблук ботинка. В обычном режиме система ничего не излучала, но периодически с базы посылался кодированный радиосигнал, на который отправлялся ответ о состоянии человека либо машины. Учитывая слабость передатчика, на возможных маршрутах движения автотранспорта ставились автономные системы-ретрансляторы, с помощью которых можно было не только запеленговать индивидуальную систему слежения, но и получить точную информацию о местоположении и телеметрию о состоянии объекта. В более поздних модификациях добавлялась функция передачи тревожного сигнала. Все, конечно, было сыро и работало нестабильно, но тем не менее проводка караванов с продуктами, боеприпасами, запчастями и горючим становилась более контролируема. Народ, кто был посвящен в тайну установок перемещения во времени, не роптал и даже с некоторым энтузиазмом принимал такие нововведения, прекрасно понимая, что в случае захвата в плен они получают дополнительный шанс выжить и быть оперативно освобожденными группой быстрого реагирования. После глобальной ядерной войны человеческая жизнь ничего не стоила, поэтому такая забота в группировке Оргулова о каждом, кто покидал убежища, внушала у людей определенную уверенность в сделанном выборе.

Мобильный комплекс радиоэлектронной разведки, оставленный Дегтяревым для нужд новых соратников, несколько раз фиксировал шифрованные передачи из района аэропорта. Но информация была отрывочная, и проводить на основании этого поисковые мероприятия посчитали неоправданным риском, поэтому просто ужесточили режим безопасности, и любые перемещения людей и техники вне базы шли под постоянным контролем. Втайне даже от основного состава некоторые караваны негласно сопровождались усиленными маневренными группами, и это давало определенные результаты: попытка пощипать богатых по нынешним меркам военных очередной группой приезжих отморозков закончилась их быстрым и эффективным обнаружением и уничтожением.

По прошествии двух дней Васильев по делам заскочил на основную базу, где ему нужно было согласовать списки вновь формируемого танкового взвода, который, учитывая все увеличивающееся количество боевой техники, в ближайшее время, возможно, будет развернут в роту. Пройдя все процедуры проверки и очистки, капитан двинулся полутемными галереями бункера к посту оперативного дежурного, где на тот момент находилась Екатерина Артемьева. Он остановился перед тяжелой бронированной дверью, оборудованной несколькими дистанционно управляемыми запорами, которая ограничивала доступ в помещение, где были сосредоточены главные средства управления системами жизнеобеспечения бункера, безопасности и контроля за внешним пространством.

Он нажал кнопку вызова на антивандальной панели видеодомофона, но это была скорее дань привычке – все перемещения людей в красной зоне, где размещались службы, ответственные за работу бункера, охрану и посты управления установками путешествия во времени, плотно контролировались и системами видеонаблюдения, и многочисленными датчиками. Что Артемьев намудрил, чтобы в случае чего пресечь любую попытку захвата, Васильев не знал, но в наличии многочисленных взрывающихся сюрпризов он был уверен на сто процентов. В тамбуре перед бронированной дверью за фальшпанелями висели несколько емкостей с напалмом, и подорвать весь этот смертоносный груз дежурный мог в течение секунды.

Ответив на дежурный вопрос и приложив к считывателю свой индивидуальный ключ, Васильев стал ждать мелодичного перелива, говорящего об открытии двери. Когда зажужжали механизмы, открывающие тяжелую дверь, он чуть помог ее открыть и быстро проскользнул в еще один импровизированный тамбур. В отличие от коридора с голыми каменными стенами, по которым змеились многочисленные жгуты проводов, тут все было отделано негорючим пластиком и создавало почти домашнюю атмосферу, несмотря на военное назначение поста. Пройдя еще метров пять, он попал в святая святых бункера – центральный пост. За большим столом с тремя жидкокристаллическими мониторами в дорогом кожаном кресле развалилась Снежная Королева – Катя Артемьева. Видимо, в этот момент проходил сеанс с Кристиной в прошлом – на экране компьютера была выведена коммуникационная программа и руки порхали по клавиатуре, быстро набивая сообщения.

46
{"b":"189623","o":1}