ЛитМир - Электронная Библиотека

За соседним столом сидел Зяблик, точнее, боец Воропаев, который, оправившись после ранения, чаще всего стал привлекаться к дежурствам – у парня обнаружилась буквально маниакальная тяга к технике, и особенно к компьютерам и информационным технологиям. Он мог часами просиживать за монитором, изучая документацию или в компании с такими же подорванными ребятами из технической группы поднимать очередной неработающий персональный компьютер. Это не освобождало его от боевых дежурств, и Воропаев положенное время мотался в охране конвоев, сидел в засадах с группой скрытого сопровождения или гнал по мертвым улицам умершего города к месту боевого столкновения в составе отряда быстрого реагирования. Но в этот момент он с интересом возился с компьютером, нанося на карту города результаты работы системы радиоперехвата не только штатной и давно функционирующей системы, но и недавно поставленного на боевое дежурство комплекса радиоэлектронной разведки, привезенного Дегтяревым.

Услышав шаги, Катя подняла глаза, коротко бросив «Привет», вернулась к интересному общению с Кристиной. Васильев решил ее отвлечь.

– Ты скоро? Поговорить надо.

Артемьева, не отрываясь от клавиатуры, коротко спросила:

– Вадим, что-то серьезное?

– Да так, чуйка, что дермецо какое-то лезет… Кстати, что там у наших предков? Как там Оргулов?

– Да вроде конфликт разрулили. Собираются или сегодня вечером, или завтра отправить командира самолетом под Борисполь. Хотя, по нашей информации, там начались тяжелые бои…

Свернув окно чата, она крутнулась на кресле и уже повернулась лицом к Васильеву, всем своим видом показывая готовность общаться.

– Говори.

– А Светлана где?

– После дежурства сменилась, сейчас с детьми возится, если хочешь, могу ее вызвать.

– Не помешает.

Артемьева подняла трубку телефона, набрала двухзначный номер и, дождавшись ответа, заговорила:

– Света, тут Васильев приехал, можешь подойти?

Выслушав ответ, положила трубку.

– Сейчас подойдет.

Пока было время, Вадим поднял тему ситуации в прошлом:

– Что там с нашими незваными гостями из прошлого?

Артемьева молча кликнула «мышкой», разворачивая на весь экран монитора картинку с видеокамеры, расположенной в комнате, где проводили допрос одного из задержанных капитан Строгов и лейтенант Коротков. Из динамика раздались голоса – внутренние помещения, где ставились видеокамеры, обязательно оборудовались активными микрофонами…

Понаблюдав минуты две, Катерина констатировала:

– Процесс идет, НКВД – работает…

В этот момент разговор прервался пронзительно громко заигравшим вызовом видеодомофона. Через секунду на пульте загорелся зеленый сигнал, говорящий о положительной идентификации электронного ключа. Уже привычно пробежавшись глазами по мониторам, где передавались изображения с камер наблюдения, Артемьева грациозно потянулась к белой коробке домофона и нажала кнопку с изображением ключа. Васильев невольно залюбовался Снежной Королевой: несмотря на рождение ребенка, ее фигура почти не изменилась и она выглядела все так же вызывающе-привлекательно даже в камуфляже и с пистолетом в набедренной кобуре…

Светлана влетела в комнату и с ходу чуть взволнованно спросила:

– Что-то случилось?

– Пока нет, но в ближайшее время может…

– Есть информация? Ты ведь разведку к аэропорту отправлял….

– Да, но сначала ответьте, что у вас по этой группе, сидящей в районе аэропорта?

– Армейцы. Пару раз связывались с абонентом в Одесской области. Скорее всего, по душу Дегтярева приехали.

– Ну, мои ребята так же решили. Вчера Кукушки там немного полазали и срисовали двоих часовых. По оружию и экипировке можно делать выводы, что армейцы, ну уж очень все это напоминает обеспечение группы Дегтярева.

– Диверсанты?

– Да скорее разведка. В здании бывшей мини-гостиницы при аэропорту они развернули пост наблюдения: на крышу выкинули несколько антенн. Очень все похоже на то оборудование, что нам Дегтярев оставил. Боевики больше выполняют охранные функции. Иногда ходят в патрули, не удаляясь от временной базы больше чем на два-три километра.

– И что нам с ними делать? Валить смысла нет – если это дружки Дегтярева, то потом будет не совсем приятно.

Вмешалась Артемьева:

– Насчет дружков не уверена. Скорее всего, начальство Олега решило подстраховаться и собрать больше информации. Ну не верю я, что когда отправляли Дегтярева, они не знали про их совместную службу с командиром и длительные дружеские отношения до войны – не та организация, чтобы случайно допускать такие совпадения. Наверно, там до конца не уверены, что группу разгромили именно мы, и прежде чем кого-то наказывать, решили собрать побольше информации.

– Я так тоже думал. Поэтому там Малой им сюрприз подготовил.

– ???

– Да вывели из строя видеокамеру внешнего обзора и возле нее положили контейнер с консервами, термос с кофе и записку с частотой экстренной связи и ключами шифрования, это на случай, если станет скучно.

Светлана Оргулова ухмыльнулась.

– Разумно. Показали, что можете при случае взять за горло, но при этом продемонстрировали добрые намерения. Но все равно держите их под контролем, они люди подневольные, прикажут им нас валить, и думать не будут, это не мобилизованные или простые строевики – спецура. А что вообще по обстановке, а то тут слухи ходят…

– Да так, ничего конкретного, какая-то нервозность среди людей началась. Мелкие группы затихли – чего-то ждут. Скорее всего, прошла информация о наличии в районе неизвестного подразделения, но до моих информаторов ничего конкретного не дошло. Все на уровне слухов. Вроде как несколько раз фиксировали неизвестные машины в окрестностях города, да патрули обнаружили места, с которых вели наблюдения за маршрутами движения наших мобильных групп. Пытались делать засады, но пока ничего. Наехали на пару татарских поселений, оставшихся в окрестностях города, там в основном гражданские остались, но те божились, если к ним применительно такое выражение, что они тут ни при чем и с их стороны никто в город не лезет. Мы их для профилактики попугали, но за информацию о чужаках пообещали калым. Так что с той стороны пока ничего опасного нет. Да и мои ребята в их среде аккуратненько вербуют информаторов. У меня вроде как все. Может, у вас что нового?

– Так группу нашли, чего волноваться-то?

– Да не уверен. Мы не армейцев ждем, а внутряков или эсбэушников.

Светлана задумчиво проговорила:

– В принципе, смысл в этом есть. Один раз случайно зафиксировали кодированную передачу из города или окрестностей, и это получается, что не наши вояки. Мы-то думали, что это наши аэропортовские друзья шалят, но в свете твоей информации, что они сидят безвылазно только там, это наводит на размышления. Возможно, тут работает еще одна группа.

– С чего взяли, что это другая группа? – заинтересовался Васильев.

– Использовалась другая аппаратура: мощность сигнала, алгоритмы шифрования, скорость передачи информации, и главное, что ответная передача шла откуда-то с севера, явно не со стороны Одессы. Больше ничего узнать не смогли – возможностей аппаратуры не хватает.

– А почему меня не известили?

– А сигнал перехватили только вчера вечером.

Васильев озабоченно покивал головой и коротко спросил:

– Откуда они вещали?

– Где-то район водохранилища и университета, но передача была слишком короткой, и точно определить место не получилось. Сейчас Воропаев пытается что-то вытянуть из системы, да еще технарей из группы Борисыча подключили, но нашему колхозу такие задачи не по зубам.

– Тогда объявляем полную боеготовность?

– А не спугнем? Вдруг у них есть свои люди, и тогда они затаятся, и в таком режиме сколько нам жить придется, все время ожидая удара в спину? Надо их спровоцировать.

Артемьева почти все время молчала, слушая разговор, и, видимо, что-то придумав, подала голос:

– Света, Вадим, а почему вы думаете, что против нас будет работать большая группа? Им же надо на чем-то приехать, чем-то питаться, где-то базироваться, чем-то заряжать радиостанции. Чтобы обеспечить такие условия, потребуется немаленькая машина. А попробуйте на грузовике или БТРе скрытно погонять по улицам города, где и патрули есть, и видеокамеры навешаны. Плюс наверняка им слили информацию о наличии у нас системы вибро-сейсмических датчиков, которая позволяет контролировать и основные улицы, и подходы к убежищам. Вот и подумайте, в каких условиях они находятся и какие у них возможности получения более подробной информации для расчета сил и средств, необходимых для открытого противостояния с нами. А учитывая наши нынешние возможности, тут уже нужна войсковая операция с привлечением и брони, и артиллерии. Иначе бы они давно уже проявились, а так где-то на периферии кружат, собирают данные, наблюдают… Местных информаторов они не задействовали: прекрасно понимают, что в нынешних условиях, когда мы тут всех вокруг прикормили, их сразу же сольют. Что бы мы делали на их месте в такой ситуации?

47
{"b":"189623","o":1}