ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Я хочу лечь, — сказала она, решительно отметая чувство жалости, которое вызвала в ней его унылая поза.

Он не шевельнулся. С минуту она стояла в нерешительности, не зная, то ли снова ударить его, то ли подойти и обнять. Он так страдал, а она любила его больше всех на свете — независимо от того, что он говорил и что делал! Внезапно что-то надломилось у нее внутри, и со стоном, похожим на сдержанное рыдание, она упала перед ним на колени и, ухватившись руками за его запястья, отвела его ладони от лица.

— Ты действительно хочешь знать, что случилось сегодня? — резко спросила она. — Он стал приставать ко мне, я его оттолкнула, а он в отместку начал поддразнивать меня насчет Линды!

Глаза Алекс излучали обиду. Дейв опустил веки, будто желая защититься.

— Линда, — низким голосом повторила Алекс, передразнивая Зака, — видный юрист, женщина, которая гораздо больше подходит для Дэйва Мастерсона, чем жалкая маленькая Алекс!

— Это неправда, — с трудом выдавил он.

— Нет? — переспросила она, едва сдерживая слезы. — Я… я думаю, это правда. Мы отдалились друг от друга, мы разошлись, Дэйв! Ты идешь своим путем, а я стою на месте. И Линда Марсден, которая принадлежит твоему миру, подходит теперь тебе гораздо больше!

К ее удивлению, он расхохотался, отрицательно мотая головой, как будто не веря, что она в самом деле могла сказать такое.

— С чего ты это взяла? — серьезно спросил он, успокоившись. — Я что, горю желанием бросить тебя? Может, мои чемоданы уже упакованы и стоят у дверей? Если я такая сволочь, то почему ты думаешь, что я не в состоянии уйти, если хочу?

Алекс вдруг обнаружила, что это Дейв держал ее за запястья, а не наоборот.

— Линда, — пробормотала Алекс, — она…

— Черт с ней, с этой Линдой, — нарочито резко оборвал ее Дэйв. — Речь идет вовсе не о ней. Речь о тебе и обо мне, можем ли мы еще выносить друг друга.

— Это просто твоя нечистая совесть, — вздохнула она. — Ты не уходишь, потому что чувствуешь себя виноватым!

— Какая-то совесть у меня, конечно, есть, — согласился Дэйв, — но не стоит приписывать мне незаслуженные качества, — предостерег он. — Я не стал бы делать из себя мученика, Алекс. Если бы я считал, что наш брак — это потеря времени, то давно бы ушел. Можешь быть уверена. Сейчас браки распадаются сплошь и рядом. Нет, я остаюсь с тобой совсем по другой причине.

Он притянул ее к себе и крепко поцеловал.

— Я хочу тебя, — пробормотал Дэйв, — я не могу насытиться тобой! Даже семь лет спустя меня бросает в жар от одного взгляда на тебя! Боже мой! Я не могу отказаться от тебя, хотя чувствую, что тебе со мной плохо. — Он тряхнул головой. — Но все это не объясняет, почему ты не бросила меня, — хмуро продолжил он. — Почему терпишь меня, когда я так тебя обидел, разрушил твою веру, сделал тебя несчастной? Почему? — Он сжал ее руки. — Почему ты не прогнала меня?

— Я…

Нет. Алекс качнула головой, отказываясь отвечать, потому что ответ стал бы новым, унижением для ее и без того измученной души.

— Хочешь ли ты покончить с этим? Хочешь, чтобы я ушел из твоей жизни?

Она вздрогнула.

— Нет, — прошептала она, чувствуя, что готова разрыдаться.

— Почему нет? — безжалостно допытывался он. — Как ты можешь выносить то, что я живу в одном доме с тобой, сплю в одной постели, дотрагиваюсь до тебя, обнимаю тебя? Как ты терпишь все это, Алекс?

Потому что я люблю тебя, мерзкий ублюдок! Она беспомощно всхлипнула.

Дэйв глубоко вздохнул и разжал пальцы, сжимающие ее запястья. В следующую секунду его руки обвились вокруг нее, и он откинулся назад, увлекая ее за собой, прижимая к себе так крепко, что она едва могла дышать.

— Тебе все еще кажется, что мы отдалились? — спросил он.

— Нет, — пробормотала она.

— Тогда не говори мне об этом больше, — хрипло сказал он и, не давая ей опомниться, стал целовать ее горячо и страстно, пока она не начала томно погружаться в теплую негу его ласк.

— И как это ты позволяешь этому подонку прикасаться к тебе, Алекс? — Грубый вопрос заставил ее очнуться.

Синие глаза широко распахнулись и недоуменно уставились в пытливые серые, отказываясь поверить в реальность вопроса. Но вопрос действительно прозвучал.

— Как, Алекс? — продолжал настаивать Дэйв, не услышав ответа. — Я хочу знать, мне нужно знать это! Боже, — выдохнул он. — Я должен знать!

Алекс еще мгновение смотрела на него, затем процедила сквозь зубы.

— Иди к черту.

Он готов был идти к черту, в ад, куда угодно — поняла она позже, — но только вместе с ней. С неудержимой страстью он рывком распахнул на ней халат, затем освободился от той одежды, что была на нем, и набросился на нее с такой яростью, что она почти не могла вздохнуть, пока все не кончилось.

Потом она перекатилась на свою половину кровати, а Дэйв отправился в ванную. Он был там так долго, что к тому времени, когда он вышел, Алекс уже успела свернуться калачиком под одеялом и заснуть.

Вечером следующего дня, когда она, покормив детей, как раз закончила убирать со стола, раздался телефонный звонок. Она вышла в холл и сняла трубку, раздражаясь из-за слишком большой громкости телевизора, который включили дети.

— Александра Мастерсон, — рассеянно сказала она, до предела натягивая телефонный провод в попытке дотянуться до двери гостиной и закрыть ее.

После небольшой паузы невозмутимый женский голос попросил к телефону Дэйва.

— Его еще нет, — ответила Алекс. — Передать ему что-нибудь или попросить позвонить вам, когда он вернется?

Вновь наступила пауза. Александра нетерпеливо взглянула на часы. На кухне поджаривалась на гриле пара бифштексов, если эта женщина не спешит…

— Это Линда Марсден, — объяснил голос, и Алекс застыла на месте.

9

Алекс все еще не могла оторвать глаз от телефонной трубки, которую только что осторожно положила на место, когда в дом вошел Дэйв. Увидев ее, он остановился у дверей. Ему хватило беглого взгляда, чтобы понять, что она в шоке.

— Что случилось? — резко спросил он.

— Только что звонила Линда, — безучастно сказала она. — Она хочет, чтобы ты перезвонил ей.

Не моргая, она смотрела перед собой, охваченная странным ощущением, что сейчас или потеряет сознание, или вообще рассыплется на части.

Лицо Дэйва залилось краской. Его дыхание стало прерывистым, ноздри раздулись, как у дикого животного, готового к бою. Алекс еще не видела его таким. Он бросил на пол свой кейс и, направившись к застывшей в оцепенении Алекс, отодвинул ее в сторону и прошел к себе в кабинет. А она все стояла, пытаясь понять, что произошло. Неужели упоминание о Линде могло привести Дэйва в подобное состояние? Такое состояние, что он просто взял и сдвинул жену в сторону, как физическое препятствие, как бревно, оказавшееся у него на пути. Усилием воли она подавила подступившее к горлу рыдание. Линда позвонила — и Дэйв, как одержимый, помчался на ее зов!

Алекс с детьми была в гостиной, когда туда вошел Дэйв. Он выглядел спокойным, но остатки возбуждения все еще были заметны в его глазах. Кейт подбежала к отцу, чтобы, по обыкновению, обнять его, но он лишь символически погладил ее по золотистой головке. Сэм в знак приветствия помахал ногой — он лежал, растянувшись на ковре перед телевизором, полностью поглощенный старым черно-белым фильмом. Полусонный Джеми, уютно устроившийся на руках у Алекс, милостиво посмотрел на отца и снова прижался к матери.

Дэйв, глядя только на жену, сказал:

— Извини. Она не должна была звонить сюда.

— Это не имеет значения.

— Разумеется, имеет, черт возьми! — рявкнул он, и дети дружно обернулись, в изумлении уставившись на него.

Дэйв нервно провел рукой по волосам, пытаясь взять себя в руки.

— Сэмми, Кейт. Поиграйте немного с Джеми. Мне надо поговорить с мамой.

Не дожидаясь возражений, он взял недовольного Джеми из рук Алекс, посадил на ковер рядом с Сэмом и придвинул к нему разбросанные вокруг игрушки. Затем он улыбнулся всем троим, что, как поняла Алекс, было попыткой успокоить детей, поскольку они смотрели на него в полном замешательстве. После этого он схватил Алекс за руку, заставив ее подняться на ноги, и потащил следом за собой в кабинет, отпустив только тогда, когда за ними закрылась дверь.

24
{"b":"189625","o":1}