ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Она догадывалась об этом. С тех пор, как Мэнди открыла ей глаза на то, кем она и Дэйв на самом деле были друг для друга, Алекс подозревала, что ее беременность стала ловушкой для Дэйва. У него просто не стало выбора.

Дэйв снова сжал ее руки.

— Ты должна понять мои мотивы. Я не хотел покидать тебя! — горячо проговорил он. — Но я был готов исчезнуть из твоей жизни ради твоего блага! Ты была слишком юной и слишком привлекательной для меня. Новое место работы было вроде перекрестка, до которого я дошел, и я принял его, потому что считал это лучшим решением для нас обоих! Но возвращаясь из Лондона, я чувствовал себя до ужаса несчастным. Холодные слова прощания, которые я должен был сказать тебе, все время прокручивались у меня в голове.

Он остановился, его взгляд потемнел, отражая давнишнюю боль.

— А там оказалась ты, — продолжал он охрипшим голосом. — Ты стояла передо мной и смотрела на меня так… так… — Он прикрыл ладонью глаза, его пальцы дрожали. — У меня внутри все перевернулось. Я помню, что было потом. Мы оказались вместе, в постели, хотя я знал, что не должен допускать этого, что из-за этого мне еще сложнее будет выполнить принятое решение. Как после этого сказать женщине, что собираешься бросить ее? — произнес он сдавленным голосом, слишком поглощенный собственными переживаниями, чтобы заметить, как побледнела Алекс. — И пока я собирался с духом, чтобы произнести эти проклятые слова, ты положила голову мне на колено и спокойно сказала: «Я беременна, Дэйв. Что нам делать?» — Он тихо засмеялся, встряхивая темноволосой головой. — Это было похоже на вручение решения о помиловании в тот момент, когда петля уже затягивалась на шее приговоренного! Я понял, что спасен. Я сидел и тихо радовался: мне уже не нужно было расставаться с тобой, потому что теперь я был просто необходим тебе! Необходим! Я мог отбросить мысли о твоей карьере и не принимать в расчет твою юность. И я мог сделать то, что на самом деле хотел: похитить и спрятать тебя так, чтобы никто не знал, каким замечательным сокровищем я владею!

Дэйв сделал глубокий вдох и продолжил уже спокойнее:

— Итак, мы поженились, переехали в убогую тесную квартирку в Камден-Тауне. У нас не было ни денег, ни собственности, но я никогда не был так счастлив, как тогда! Потом появились близнецы. Как раз в это время мне улыбнулась удача. Ты знаешь, что я тогда увлекался покупкой акций, считая, что в один прекрасный день смогу заработать на этом. И действительно, один из пакетов принес мне неплохие деньги. Это была моя первая серьезная операция на бирже, и я стоял перед выбором: купить на эти деньги домик или снова пустить их в оборот. Я выбрал второе, — виновато признался он, как если бы это был смертельный грех.

Может, так оно и было в тот момент, допустила Алекс, но только потому, что он не захотел посоветоваться сначала с ней. Но, в то же время, признала она, Дэйв, наверное, не стал бы тем, кем он стал, если бы оглядывался на других, прежде чем принять рискованное решение.

— Потом меня несколько месяцев мучила совесть, потому что я видел, что жизнь с двумя младенцами в тесной квартире стала почти невозможной. Тут акции начали приносить большие дивиденды, их курс пополз с такой скоростью, что я смог провернуть вторую удачную операцию и хорошо заработать. После этого мне уже не нужно было оглядываться назад. Мы купили дом. Я основал свою собственную компанию и стал прибирать к рукам находящиеся в бедственном положении маленькие компании. Приобретал контрольный пакет, затем вкладывал деньги и в итоге получал эффективно работающую фирму. «Мастерсон Холдингс» неуклонно разрасталась, пока не превратилась в то, что ты видишь сегодня. Но все требует жертв, — добавил он со вздохом. — Чем больше становилась компания, тем больше времени мне приходилось заниматься ее делами. Я должен вращаться в определенных общественных кругах, чтобы быть в курсе событий. Но чем ближе я знакомился с этим миром, тем сильнее переполнялся решимостью не допустить, чтобы хоть одна капелька этой грязи коснулась тебя. Ты была моим розовым садом среди диких джунглей, единственной неизменной вещью в моей жизни. Я приходил домой и видел твое светлое лицо, лицо семнадцатилетней девочки, в которую когда-то влюбился, и знал, что готов бороться с самим дьяволом, лишь бы сохранить тебя такой!

Дэйв снова глубоко вздохнул. Никогда еще он не открывал перед Алексом так много из того, что было глубоко спрятано у него внутри.

— Наверное, дьявол услышал меня и принял вызов, — продолжил он печально, — потому что начались трудности. Ты была беременна Джеми и так тяжело его носила. А одно из моих новых приобретений оказалось вовлечено в скверную историю с мошенничеством. Потребовались месяцы, чтобы разобраться с этим. Я проводил много времени вне дома и не мог облегчить твою жизнь. Ты иногда бываешь чертовски упрямой, Алекс, — неожиданно резко вставил он. — У нас стало больше денег, чем мы могли потратить, как бы ни старались, а ты не позволяла мне нанять кого-нибудь тебе в помощь.

Алекс вздернула подбородок.

— Дэйв, если ты способен управлять в одиночку огромной компанией, то я уж как-нибудь могу справиться с одним маленьким домом, даже если в нем трое детей!

Он опять вздохнул.

— Настал момент, когда мы оба дошли до предела выносливости. Ты почти исчерпала свои силы, когда родился Джеми, и начались четыре месяца сплошного ада. Да еще близнецы тяжело заболели корью.

— И еще я узнала о твоей связи с Линдой, — холодно добавила Алекс.

Но Дэйв покачал головой.

— Нет, — сказал он. — Это было следствием того, что мои силы оказались на исходе. Я чуть не потерял все в самой опасной и жестокой из всех, что я знаю, попытке поглощения. Харви — владелец большей холдинговой компании, чем моя, — захотел вывести меня из игры и применил свое оружие, включая попытку обвинить меня в мошенничестве.

12

— Поглощение Харви? — переспросила Алекс.

Боже, а она всегда считала, что это Дэйв собирался поглотить компанию Харви, а вовсе не наоборот!

Дэйв кивнул, не обратив внимания на ее шоковое состояние.

— Это было мерзко и противно, — сказал он. — Мне пришлось пойти на такой риск, о котором даже сейчас я не могу вспомнить без содрогания. И если раньше в трудные моменты у меня была ты, и я мог всегда расслабиться и сбросить напряжение с твоей помощью, то на этот раз ты оказалась недоступной. Усталая и слабая, ты падала с ног, пытаясь разорваться между двумя больными детьми и очень неспокойным малышом. Я знаю, это звучит эгоистично, — он тяжело вздохнул, — но я чувствовал себя обиженным. Ты была нужна мне, Алекс. Но ты не могла мне помочь! А Линда, — у Дэйва перехватило дыхание, — Линда смогла. Благодаря ее неоценимой помощи я выиграл борьбу с Харви. Но, бог знает, почему облегчение, которое наступило после этой победы, окончательно выбило меня из колеи, я был не в силах управлять собой, и упал прямо в объятия Линды.

— Как долго?

Дэйв озадаченно взглянул на нее:

— Что — как долго?

— Как долго она была твоей любовницей?

Он покачал головой, на лице его появилось странное выражение.

— Она никогда не была ей, — сказал Дэйв, — в том смысле, в каком ты думаешь. Я пытался объяснить тебе, но ты не захотела слушать, да и не поверила бы. Я не виню тебя за это. В конце концов, я действительно не был верен тебе, но пределом этой неверности было то, что, потворствуя своему желанию сбросить груз проблем, я отправлялся в ресторан ужинать с Линдой, вместо того чтобы ехать домой к тебе…

Он сгорбился и замолчал, припоминая события тех дней.

— Мэнди сказала, что видела тебя выходящим из квартиры Линды, — вставила Алекс осипшим голосом.

Дэйв кивнул.

— После сражения с Харви я был немного не в себе. — Это воспоминание явно было неприятно для него. — Тогда я напился до такого состояния, что не смог вести машину. Линда уговорила меня сесть в ее машину и поехать к ней домой, чтобы я смог протрезветь. О, — добавил он с кривой ухмылкой, — не пойми меня неправильно. Она знала, что делала, и я знал, чего она ждала от меня. Но когда… — он остановился и продолжил уже без улыбки: — В конце концов, я не смог. Она не была тобой, и, неважно, пьяный или трезвый, я не смог сделать это. Я забылся в пьяном сне и утром проснулся в чужой кровати. Где она спала той ночью, я не имею понятия, но она вошла в спальню как раз в тот момент, когда я пытался прийти в себя и вспомнить, как я, черт возьми, там оказался. Состояние было отвратительное и стало еще хуже, когда она с улыбкой сказала, что для мужчины, который столько выпил, я был совсем неплох в постели.

32
{"b":"189625","o":1}