ЛитМир - Электронная Библиотека

— Капитан, вы хотите изменить судьбу вашей Родины?

— Конечно.

— Так прекращайте рефлексировать, как восторженная курсистка, и займитесь делом. Если не можете, то… Ну в общем, найдем другое решение и других людей. Тем более у нас мало времени и нужно оказать помощь раненым. Выполняйте приказ. Они бы вас не пощадили.

Он немного помялся.

— Осмелюсь доложить, господин полковник, люди уже трое суток не ели.

— Понятно. Сейчас организуем…

Всегда совместный труд и особенно прием пищи быстро сближали людей. Хотя, конечно, еще быстрее общий язык находили курильщики, которые, как члены какой-то секты, где все пользовались тайными знаками, сразу устанавливали контакт, преодолевая психологический барьер первичного знакомства.

В данной ситуации у нас получилось вообще комбинированное воздействие: сначала вместе собирали трупы немцев, потом, пока от портала тащили продукты, устроили совместное раскуривание немецких же трофейных сигарет образца 1941 года. Но все равно шок от встречи с потомками не проходил, и спасенные люди с опаской поглядывали на пришельцев из будущего в необычной пятнистой форме. Санька заливался соловьем, показывая свою широкую военно-морскую душу, даже Дегтярев и тот, быстро распределив солдат, кого на уборку, а кого в боевое охранение, пытался хохмить, но пока особых успехов не достиг. Я, как командир, наблюдая все это со стороны, пока старался не делать выводов — люди были просто вымотаны, голодны и испытали сильный шок, и что-то решать можно будет после небольшой психологической передышки.

Все это время Маринка с донельзя серьезным видом оказывала медицинскую помощь раненым, виртуозно делая уколы, используя одноразовые шприцы из медицинского пластика. Я прекрасно видел, что она, несмотря на все свое самомнение и привычный для медиков и, особенно для хирургов, апломб, смущается под пристальным вниманием предков. Но тем не менее она лихо разрезала грязные бинты, приговаривая что-то ласковое, успокаивая стонущих людей, и ловко обрабатывала раны. Молодая девушка, которая, как я понял, в отряде предков выполняла функции сестры милосердия, сидела рядом и широко раскрытыми глазами наблюдала за манипуляциями женщины-доктора из будущего. Тут я ее понимал: человечество за один век сделало огромный рывок в области производства оружия для уничтожения себе подобных, но и медицина тоже не стояла на месте. Тем более женщин-врачей в этом времени было не так уж и много, а точнее их практически вообще не было, и тут наша Маринка выступает в роли ангела-спасителя. Люди, смотря на ее уверенные движения, начали понимать, что им оказывается действительно квалифицированная помощь. Если честно, то я сам залюбовался. Несмотря на рождение ребенка, она сохранила стройную фигуру, которую не скрывал, а только подчеркивал тщательно ушитый и отглаженный камуфляж. Густые каштановые волосы, удерживаемые заколкой, открывали шею и маленькие ушки с красными капельками скромных сережек, и от этого она выглядела как-то необыкновенно женственно.

Почувствовав взгляд, она обернулась и, как всегда необъяснимым образом поняв мои мысли, улыбнулась, непроизвольно поправила челку, выбившуюся из-под форменной кепки, рукой в резиновой перчатке. Странно, тягостные мысли от всей сложившейся ситуации, не дающие мне покоя, как-то сразу улетучились, и я реально почувствовал исходящее от Маринки доброе тепло, которое нежным покрывалом на мгновения окутало меня, отгородив от грязи и страданий. Несколько секунд сидел, наслаждаясь этим состоянием, но прагматичный разум, бесстрастно анализирующий всё вокруг, подал сигнал, что это слишком все необычно. Странно, таких ощущений никогда не испытывал, но мне кажется, что или я научился воспринимать эмоции людей, направленные на меня, либо Маринка в результате наших бешеных прыжков по разным мирам приобрела определенные качества. Но через несколько секунд всё исчезло, как не бывало, хотя настроение поднялось, и я, сделав пару шагов к импровизированному госпиталю, поинтересовался у нашего милого доктора:

— Мариша, ну что тут?

Местная девушка, Анна Россохацкая, которая как могла помогала Кузьминой, стрельнула глазками и вернулась к работе, но ее ушки покраснели, что говорило о смущении. Маринка в этот момент поднялась, подозвала одного из солдат Мещерского и попросила его примкнуть штык и воткнуть винтовку в землю. Тот удивленно пожал плечами, но перечить не стал, и через пару мгновений девушка прикрепляла к прикладу вертикально стоявшей винтовки пластиковые емкости, распаковала систему и поставила капельницу полковнику, что вызвало большой интерес окружающих.

Настроив систему, она повернула голову:

— Трое тяжелых, включая полковника. Требуется срочное хирургическое вмешательство. Остальные полегче. Много загноений. Хотя тут проблем не вижу, сам знаешь, как антибиотики действуют на предков.

— Хорошо. Ждали только тебя. Тогда готовься к переходу к точке выхода и организуй транспортировку тяжелых.

Она кивнула головой в знак согласия и вернулась к простреленному плечу молодого солдата, который после укола обезболивающего с восхищением и благодарностью смотрел на женщину-доктора в пятнистой форме, умело обрабатывающую начавшую гноиться рану.

Глава 4

Снова сижу и снова наблюдаю за нашими новыми знакомыми. Лето, тепло, птички поют, а вот невеселые мысли меня опять одолевают в предчувствии больших, если можно так сказать, жирных неприятностей. Это даже не чуйка, а реально проведенный анализ ситуации, но тем не менее самолюбие не позволяло признаться кому-либо, даже самому себе, о допущенных просчетах.

Наше пребывание в 1914-м идет по отработанному сценарию. Приведя вчера людей к точке выхода и организовав лагерь, мы, используя все имеющиеся в наличии возможности, изучали пришедших к нам людей. После совместного перехода и эвакуации трех тяжелораненых в наше время, где Маринка их вывезла в бункер в Молодежном, в свое великолепно оборудованное медицинское логово, и провела серию экстренных операций, отчуждения и недоверия при общении с пришельцами из будущего уже не ощущалось. Даже самые завзятые скептики были поражены появляющимся прямо из воздуха людям, выносившим коробки с продуктами и походным снаряжением. Впечатление, которое нам удалось произвести на предков, вызвало, конечно, неоднозначную реакцию, но все поголовно старались демонстрировать свое дружелюбие и признательность за спасение, тем более оказанная Маринкой медицинская помощь на фоне местной медицины оказалась весьма эффективной.

По прошествии суток, несмотря на всё, основным препятствием в общении были скорее различия в разговорном языке и определенные культурные несоответствия. Все-таки за сто лет многое поменялось, и наш красивый и могучий русский язык наполнился множеством жаргонизмов и словами, позаимствованными из английского языка, что, по мнению тех же господ офицеров, первое время сильно их напрягало. К тому же определенные выражения и словосочетания, к нашему удивлению, вообще кардинально поменяли свой смысл, да и постановка фраз, расстановка ударений и скорость передачи информации сильно мешали в установлении контакта. Но время шло, мы, если учесть наше желание незаметно инфильтроваться в этот мир, старательно изучали манеру общения предков, так сказать на бытовом уровне. К вечеру второго дня, когда вымотанные люди немного отъелись и отоспались, под руководством Артемьева, который с нашего согласия стал опекать предков, были установлены палатки, оборудованы полевая кухня, отхожее место и разъяснены основные принципы формирования минных полей. Санька в красках с особым рвением объяснил, чем чревато для незнающих беглецов, имеющих информацию стратегического характера, покинуть наш лагерь, не зная проходов в минных полях. Все это время мы старательно избегали каких-либо разговоров по поводу будущего вообще и наших новых знакомых в частности, хотя попытки были, но мы их мягко пресекали. Общая напряженность нарастала, чего собственно мы и добивались. Реально шла серьезная кропотливая работа по изучению пришедших к нам людей и разделение их на группы по степени опасности для нас, по уровню лояльности к России, к русскому народу, к императору, составлялись индивидуальные индексы политической активности. На каждого человека открывалось личное дело, скрупулезно собиралась и анализировалась информация о происхождении, о родственниках, о возможных связях со всякого рода деструктивными организациями, составлялись вопросы для проработки на детекторе лжи, через который будут обязаны пройти все без исключения.

10
{"b":"189643","o":1}