ЛитМир - Электронная Библиотека

На итальянском крейсере ревет сирена, но никто пока ничего не понимает. Все только видели, как на борт яхты заскочили боевые пловцы, а в свете наступающего рассвета с такого расстояния трудно было определить свои это или чужие, тем более подрыв английского крейсера и был задуман на случай попытки захвата дуче.

«Раймондо Монтекукколи» стал набирать ход, забирая вправо, стараясь максимально быстро приблизиться к яхте. На это понадобилось несколько томительных минут. К всеобщему удивлению и радости экипажа, на палубе появился сам дуче в сопровождении двух пловцов и замахал рукой, показывая, чтобы итальянский крейсер оставался на должной дистанции.

Стоящий рядом с диктатором боевик на корявом итальянском языке прокомментировал происходящее:

— Вы правильно сделали, господин Муссолини.

Тот проскрежетал зубами, но сдержался и только коротко бросил:

— А у меня и моей страны есть выбор, господин пришелец?

— Выбор есть всегда, вопрос в другом: насколько он верен? Только это вы будете обсуждать уже с другими людьми, в нашу задачу входило просто организовать вашу встречу.

— У вас это неплохо получилось.

Подполковник Дегтярев одобрительно поглядывал на своих бойцов, только что быстро и профессионально расправившихся с итальянскими боевыми пловцами и захвативших яхту с итальянским диктатором и специальным посланником Уинстона Черчилля. Судя по захваченным документам, англичанин как раз и должен был настучать Муссолини, что русские получают помощь из будущего, и этому нужно сообща помешать.

Олег Дегтярев обратился к стоящему на коленях с заведенными руками за голову Боргезе и коротко дал ему команду:

— Передайте на крейсер, чтобы зачехлили орудия и отошли на сорок кабельтовых и сохраняли спокойствие, сейчас должен появиться чрезвычайный и полномочный представитель правительства СССР. В противном случае корабль будет сразу уничтожен.

После того как на итальянский корабль было передано сообщение, подполковник убедился, что все требования исполнены, он достал радиостанцию и, отжав тангенту, коротко проговорил:

— Этап первый выполнен.

Никто ему не ответил, но буквально через несколько секунд в десяти кабельтовых от яхты море вспучилось и на поверхность вылетела невероятная по своим размерам субмарина, поразившая всех своим видом, включая Бенито Муссолини. Не успели люди опомниться, как тут же над головами раздался страшный рев и на высоте примерно метров в двести над морем пролетел огромный белый самолет, поражая своими размерами, скоростью, мощью и грацией. Итальянский диктатор навсегда запомнил этот момент, а особенно красные звезды на крыльях и на хвосте этого летающего исполина, который нельзя было никак сравнивать с имеющейся в мире авиацией. Это было бы то же самое, если сравнивать грязных ослов с красивым, грациозным и породистым арабским скакуном. Он сразу понял, что сейчас ему продемонстрировали русские…

Дуче завороженно смотрел на эту картину, повернув голову и взглянув на своего конвоира — командира боевых пловцов, только уловил в его глазах насмешку. Ему удалось сдержать свой темперамент — перед глазами до сих пор стояли фотографии, сделанные в 1945 году, где он и его любовница, изуродованные до неузнавания, висят, подвешенные за ноги, в Милане, и главное — мощь этих исполинов, которые уже стали хозяевами обоих океанов: морского и воздушного. Он только спросил, кивнув в небо:

— Это тот, кто уничтожил немецкий Рейхстаг?

Его не поняли, но командир головорезов, услышав знакомое слово «Рейхстаг», опять усмехнулся и кивнул: «Си!»

Глава 1

Пока мы мчались из Антарктиды в Москву, там, после потери фронтового штурмовика СУ-25 и боевого вертолета МИ-24 с пространственно-временным маяком, которые попали в руки к немцам, пытались организовать операцию по спасению летчиков и секретной боевой техники. Судя по плотности зенитной артиллерии в районе падения штурмовика, противник был извещен о предстоящем налете, но столь удачного стечения обстоятельств немцы предугадать не могли, поэтому потратили много драгоценного времени на вызов специалистов и попытку вывезти летательные аппараты из будущего из зоны боевых действий. К нашему счастью, Су-25 упал в труднодоступном лесном массиве, и пилот, успев катапультироваться, некоторое время играл в догонялки с рядовыми немецкими ПВОшниками, которых мобилизовали для отлова летчика из будущего. А вот вертушку, севшую на авторотации, противник получил в относительно целом состоянии, если можно так назвать истерзанный автоматическими зенитными пушками и пулеметами остов, лежащий на боку со сломанными лопастями. По иронии судьбы МИ-24 был в основном поврежден трофейными советскими крупнокалиберными пулеметами ДШК, причем точно так же, как в другом мире и другом времени, в Афганистане, душманы сбивали из точно таких же пулеметов точно такие же вертолеты.

Когда я прибыл в наш бункер, то получил более подробную информацию о положении вещей и проводимых мероприятиях. Обязательное оборудование любой техники, используемой нами в прошлом, радиомаяками дало определенные результаты, и Лукичев, который возглавил операцию, мог отслеживать перемещения сбитых объектов. Штурмовик все так же находился в лесу, и после того, как в небе появилась пятерка СУ-25, прикрываемая ИАПом, ПВО противника была существенно прорежена, благодаря чему на уцелевших вертолетах удалось перебросить в район падения самолета несколько разведывательно-диверсионных групп. Над лесным массивом развернулось самое настоящее воздушное побоище. Немцы прекрасно понимали, что к ним попало в руки, и старались хотя бы частично заполучить военные технологии из будущего, но тут они столкнулись, если это можно так назвать, с фокусом приложения всех военных технологий из будущего. Перебрасываемые в этот район немецкие авиационно-истребительные части пытались хоть как-то завоевать локальное господство в воздухе, но столкнулись с ожесточенным сопротивлением. Советское командование успело сюда спешно перебросить состоящие в ПВО столицы высотные артиллерийские платформы — так мы называли модернизированные бомбардировщики СБ, несущие на себе пару автоматических пушек, снабженных электронными системами наведения, которые существенно изменили расстановку сил.

Когда я прибыл в район Ржева, где после тяжелых наступательных боев измотанные части 22-й армии перешли к временной обороне. Именно в полосе действия этой армии немцы пытались нанести контрудар, чтобы хоть как-то приостановить наступление советских войск. Поэтому командование фронта и подало заявку на нанесение авиационных ударов, а выбор целей и время операции уже определяли в штабе операции. И вот там сейчас вовсю рыла контрразведка, выясняя, с какого такого перепугу пошла заявка на ДНЕВНОЕ использование секретной техники, и кто реально наметил для удара именно тот район, который по сути дела являлся ловушкой, насыщенной зенитной артиллерией.

Я, как только появилась такая возможность, перебрался в 42-й год и на одном из работоспособных МИ-24 с маяком на борту добрался к Лукичеву, который обосновался в небольшом селе подо Ржевом, в уцелевшем после боев деревянном доме. Вертолет замаскировали в небольшой рощице, а я, запустив маяк, вытянул на эту сторону «Тунгуску» для защиты от непрошеных крылатых гостей и пару бронетранспортеров с охраной, хотя у Лукичева тут и были свои люди, но решил подстраховаться.

На улице звонко пыхтел бензогенератор, обеспечивая нашу аппаратуру электроэнергией, и только наметанный глаз сразу зацепился за проволочную параболическую антенну цифровой высокочастотной связи и мачту коротковолновой радиостанции. Еще раз внимательно оглядев окрестности на предмет охраны, с трудом смог рассмотреть пару замаскированных огневых точек с СПГ-9 и БМД-2, мастерски спрятанных в сарае. Меня встретили и проводили в дом, где посеревший от усталости Лукичев, с мешками под глазами, что-то с матом доказывал невидимому абоненту, держа манипулятор радиостанции в руке.

2
{"b":"189643","o":1}