ЛитМир - Электронная Библиотека

— Что тебя настораживает, Лаврентий?

— Логично было предположить, что позиция большинства немецких руководителей, кто реально в курсе, что сейчас происходит на фронтах, должна была окончательно определиться после памятного управляемого взрыва под Ржевом. Но касаемо адмирала Канариса удивляет тот факт, что его взгляды и начало активных попыток установить контакт начались еще до этого события.

— Что тут удивительного, я сам на его месте не мог бы спать спокойно в такой ситуации, — усмехнувшись, прокомментировал Сталин.

Блеснув стеклами пенсне, Берия бросил взгляд на Хозяина. Убедившись, что смог его заинтриговать, сохраняя невозмутимость, продолжил:

— Всё не совсем так. Я повторюсь, Канарис в узких кругах считается самым лучшим специалистом по пришельцам, учитывая, что он в свое время сумел внедрить своего агента и выходил на прямой контакт с Зиминым, и это признают все, включая Гейдриха и Гиммлера. Должные выводы он сделал сразу и соответственно давно осторожно прощупывает нашу позицию и возможности наших иновременных союзников. Мы считали, что Канарис отрабатывает резервный вариант на случай резкого ухудшения обстановки, чтобы у него была возможность первым пойти с нами на плотный контакт по надежному каналу. Но с недавних пор тон этих вялотекущих переговоров резко изменился и, если можно так сказать, его позиция изменилась, и изменились вопросы и отношение. Причем это произошло до взрыва под Ржевом, сначала мы связывали это с грандиозной операцией в Аргентине и Антарктиде, но задав пару наводящих вопросов, стало понятно, что события в Южной Америке не имеют к этому никакого отношения. Скорее всего, по мнению моих специалистов, Странник передал лично адмиралу Канарису или артефакт, или информацию, которые сумели произвести неизгладимое впечатление.

О, а вот это Сталину очень не понравилось. Он тихо, почти нежно и вроде как между прочим спросил, но от этого вопроса в теплом, протопленном кабинете температура опустилась сразу на несколько десятков градусов:

— Лаврентий, ты уверен, что именно Странник мимо нас вышел на контакт с руководством Германии и что-то передал или предложил?

Берия в первый раз опустил голову, понимая, на какую зыбкую почву он встал.

— Нет. Это на уровне предположений.

Сталин прекрасно всё это видел и сразу понял, что сейчас пытается сделать нарком НКВД, поэтому нужно было срочно его поставить на место.

— Если есть реальный факт передачи информации, то выясни и представь обоснованные и, главное, реальные доказательства, а не выбитые показания. Портить отношения со Странником именно в этот момент для нас смерти подобно, и я не исключаю возможности, что это сделали новые друзья из будущего, чтобы дискредитировать Оргулова и впоследствии оправдать попытку захвата установки.

Сталин порывисто встал, и, держа в руке трубку, стал расхаживать по кабинету.

— Вы сами докладывали, что в будущем вокруг Оргулова крутится множество всякого отребья, и в ближайшее время там возможно начало крупномасштабных боевых действий в попытке захвата установки. На фоне таких новостей дискредитация нашего главного союзника выглядит вполне логично.

Берия понял, что он, пытаясь как-то оправдаться перед Хозяином, попал в глупую ситуацию, не проверив и не проведя глубокого расследования по очень серьезному вопросу. Сталин, прекрасно всё видя и контролируя ситуацию, решил добить подчиненного:

— Разочаровал ты меня, Лаврентий. Неделю даю тебе, чтобы выяснить все обстоятельства…

Сталина прервал негромкий переливчатый сигнал на планшете Судоплатова, который быстро, уверенными движениями открыл нужное приложение и стал вчитываться в полученный текст.

— Что-то случилось, Павел Анатольевич? — участливо спросил хозяин кабинета, наблюдая за тем, как изменилось лицо Судоплатова. А такой сигнал мог означать только какие-то новости относительно пришельцев из будущего.

— Да, товарищ Сталин. Десять минут назад состоялось включение установки, и она стабильно проработала двадцать пять секунд. От Оргулова пришло короткое сообщение. Операция «Коловрат» перешла в активную фазу.

Сталин на мгновение задумался, внимательно рассматривая Судоплатова.

— Что за операция, можете проинформировать членов Государственного Комитета Обороны?

Судоплатов встал, расправив несуществующие складки на форме.

— Конечно, товарищ Сталин.

Судоплатов глянул на Берию, лицо которого после выволочки сначала побледнело, но теперь стало приобретать естественный цвет, продолжил:

— Следуя вашим указаниям, товарищ Сталин, мы давно озаботились сохранением контроля над установкой путешествия во времени. Однозначно полностью захватить систему у нас нет возможности, Оргулов предусмотрел этот вариант и тщательно подготовился к любой попытке вторжения. Слишком много ловушек, взрывчатки и систем кодирования. Тем более без Сергея Ивановича эта система просто куча железа — он ключевой элемент этого проекта. Поэтому было принято решение максимально близко сойтись со Странником. Такая тактика оправдала себя, мы с Оргуловым, если можно так сказать, подружились, тем более он оказался достаточно порядочным человеком и со своей стороны старается максимально ответственно выполнять принятые на себя обязательства. Повода усомниться в его лояльности нет. — Сказав эту фразу, Судоплатов бросил извиняющийся взгляд на Берию, но тот сохранял невозмутимость.

— Поэтому было принято решение оставить любые попытки вмешательства. Но с увеличением населения в Симферополе будущего и появления новых сил в окружении Странника мы стали отслеживать всех новых людей и их степень опасности для интересов СССР в нашем времени и в будущем. Информация о имеющихся в наличии у Оргулова запасах горючего, продуктов и чистой воды быстро распространилась по региону, и в Симферополе собралось множество людей, из которых постоянно идет отбор специалистов. Но соответственно рядом с такого рода ценностями для того мира собралось множество всякого отребья. Они, поняв, чем владеет Оргулов, естественно, попытаются организоваться и осуществить захват. Совсем недавно прошла информация, что в Крым движется бригада карателей, собранная из всякой швали: украинские националисты, всегда готовые пограбить, европейские наемники. По косвенным данным, это отвлекающий маневр, а основная операция будет проведена силами войск специального назначения иностранных государств, поддержанная некой группой внутри города. Вот и была совместно со Странником и его начальником службы безопасности разработана операция по выявлению людей из ближнего и дальнего окружения, способных на предательство. При этом по плану должны обязательно возникнуть определенные волнения среди вновь прибывшего населения, и мы сможем отсеять тех, кто не готов подчиняться, то есть потенциальных бунтовщиков.

Судоплатов смотрел на Сталина и старался понять его реакцию, но тот только кивнул.

— Продолжайте, Павел Анатольевич.

— На Странника осуществляется давление со всех сторон, чтобы он впустил хотя бы в дальний круг некоторых «уважаемых» людей. Изучив обстановку, мы решили, что местный богатей, как у них называется — олигарх, который появился сразу, когда запахло большим количеством продуктов, горючего, боеприпасов, подходит на роль фигуры, вокруг которой соберутся явные и скрытые противники. Осталось только ждать, наблюдать и готовиться к открытому противостоянию.

Сталин, внимательно слушавший доклад Судоплатова, удовлетворенно откинулся на спинку стула.

— Хорошо, Павел Анатольевич, очень хорошо, что вы держите ситуацию под контролем, а то в последнее время у меня сложилось впечатление, что вы немного забросили ситуацию в будущем.

— Никак нет, товарищ Сталин. Просто там появились наши коллеги из будущего и с ними очень трудно конкурировать из-за подавляющего технического превосходства, но работа ведется…

Глава 9

Вот оно и началось. Мы, конечно, готовились к этому и ожидали, но все равно было горько осознавать, что время относительно спокойной жизни в нашем времени подходит к концу — начинается свара за дележ ресурсов из прошлого и за то, кто будет управлять установкой перемещения во времени. И то, что тут торчат ушки европейской шелупони — тоже знали, недаром где-то в районе румынской границы постоянно болтался натовский АВАКС. А горючки, которая нынче в дефиците, он сжигает немерено, а учитывая обычную жадность наших западных «друзей», это наводило на неприятные размышления. Во всяком случае, в поддержку, так сказать, «здоровых демократических сил» мы ждали минимум бомбардировок и обстрелов крылатыми ракетами, поэтому и наши российские друзья тут подсуетились и приготовили кое-какие сюрпризы в виде усиленной системы ПВО и постоянно дежуривших двух стратегических бомбардировщиков.

27
{"b":"189643","o":1}