ЛитМир - Электронная Библиотека

— А что со взводом НКВД? Все-таки не наши люди, и Сталин может обидеться.

— Они на время нейтрализованы, и мы сами будем отвечать перед руководством СССР…

И с некоторым злорадством добавил:

— На вмешательство на вашей стороне россиян можете не рассчитывать, они вами тоже недовольны, да и у нас есть зенитные комплексы…

— Хм. Веселые вы ребята. Ладно, я вас услышал. Перезвоню…

— Я…

Что хотел вякнуть в ответ этот урод, я уже не услышал.

Как ни в чем не бывало повернулся к Дегтяреву:

— Олег, ну что? Накопал?

Он мрачно кивнул.

— Эти козлы у дизелиста и двух его слесарей родных выманили и взяли в заложники. Вот и заставили…

— Н-да, господа офицеры, вроде всё продумали, а такую элементарщину и профукали.

Артемьева подала голос:

— Нет, Командир, мы до самого последнего момента отслеживали состояние родственников, допущенных в зеленую зону. Тут наши противники сработали оперативно.

— Хорошо, Катюша. Что у нас по докладам агентов на земле?

— Ну, дела не так уж и плохи, как выглядят. Гражданские затихли, боятся дернуться, но общий настрой к нынешним событиям весьма негативный: Логиновича с его дружбанами-гомиками все знают, поэтому иллюзий никто не питает. Если бы не боевики Приходько, уже бы давно всех порвали, но те народ разделили, мужчин мобилизовали и, по сути дела, взяли в заложники членов семей — женщин и детей, которых вроде как для безопасности собрали в дальнем ангаре.

— Хорошо, в принципе почти всё ясно. Осталось только получить сигнал, что бандеровцы рванули через Красноперекопск для поддержки Приходько.

— Серега, — подал голос молчавший Дегтярев, — ты думаешь, Приходько будет делиться с бандеровцами? Да он удавится, а никого не подпустит. Как мне кажется, вся эта комедия с карателями как раз для отвода глаз. Они, наверное, все еще ждут, что мы потравимся, и они возьмут нас тепленькими.

— Знаешь, Олежек, чего-то тут мы не знаем, чего-то не хватает. Ну ладно, будем действовать по плану, ты же вариант «Бульдоги под ковром» организовал?

— Конечно. Всё готово. Народ ждет только зеленого свистка…

Светка, просматривающая на экране данные с видеокамер системы безопасности, поморщившись и показывая в сторону батареи, проговорила:

— Сережа, а тебе не кажется, что как-то жарко становится?

— В смысле?

— Ну просто жарко, батареи что-то сильно греют.

— Твою мать! Быстро всё отключить, они в системе управления подправили данные, и теперь у нас топливо в резервных генераторах быстрее вырабатывается, и по идее, мы из-за жары должны зараженной воды больше пить.

Пока Светка копалась в системе в поиске соответствующих опций системы управления коммуникациями бункера, я проигрывал в голове варианты.

— Катюша, Логинович с какого номера звонил? Вроде как 224, нашей внутренней сетки?

— Да.

— Этот номер вроде бы у нас в гостинице «Артека» установлен. Хм, совсем близко, там у нас наблюдательный пункт, вот его они в первую очередь и захватили. Разумно…

Я встал, подошел к карте Симферополя, прикрепленной на стене, рассматривая ее.

— Катя, что там Семенов?

— Сигнал, подтверждающий выполнение плана, был получен пять минут назад.

— Хорошо, с нами он или нет, уже не важно, начинаем действовать. Олег!

— Да.

— Сигнал «Бульдогам» цель номер один — гостиница «Артек». Цели номер два и три — аппаратура подавления радиосвязи.

— Понял. Заложники?

— Вряд ли они там, их скорее всего удалили. Ладно, удар по моему сигналу.

Он только кивнул.

Подняв трубку, я набрал номер, с которого звонил Логинович.

— Да, я слушаю вас, Сергей Иванович, — ответил вальяжный голос.

— Включите громкую связь.

Он высокомерно проговорил:

— Нас и так слышат те, кому это положено.

— Приходько там?

— Это не важно, вы разговариваете со мной, а я уполномочен всем гражданским населением вести эти переговоры.

Я презрительно и грубо ответил:

— Слышь, шестерка, мне глубоко плевать на ваш комитет в общем и на тебя лично. Ты и твои дружки по комитету, когда принимались на службу и получали аттестаты на довольствие, подписывали документы, в которых давали клятву выполнять устав внутренней службы, беспрекословно подчиняться военным властям и не вступать ни в какие организованные группы без согласия военных властей. Вы нарушили взятые на себя обязательства, хотя паек исправно получали и жрали в три горла, хотя по вашим же словам множество людей умирали от голода. Поэтому для вас у меня только один вариант развития событий — вы подлежите уничтожению.

Пауза. Логинович, все еще не веря и считая себя неприкасаемым, заверещал, перейдя на «ты»:

— А ты что, сам не нарушил присягу? Ты украинский офицер, а перебежал к клятым москалям. И кто ты после этого?

Я усмехнулся. Спорить с этим отбросом было, мягко говоря, противно, но вопрос повис в воздухе.

— Да, я давал присягу защищать украинский народ, чем я и занимался. Даже таких утырков, как ты, защищал. Людям, которых я и моя группа вытаскивали из зинданов, освобождали от рабства и вывозили в Севастополь, было откровенно наплевать, что у меня на шевроне украинский трезубец или российский триколор. Но знай, урод, лично тебе и твоим околонаучным прихлебателям я обещаю, что при любом раскладе, даже если мы пойдем на договор с теми, кто за вами стоит, то в любом случае одним из основных и главных условий будут твоя голова и головы твоих дружков-извращенцев, наколотые на ограду центрального парка. И это не метафора, это мое обещание, и ты, тварь, знаешь, что я привык исполнять свои обещания.

Я не выдержал и хохотнул:

— Еще раз спрашиваю, Приходько там?

Опять пауза. И через некоторое время в трубке раздался другой, явно напряженный голос.

— Слушаю, полковник.

Глава 10

— Привет, олигарх. Неужели ты думаешь, что тебе всё просто так сойдет с рук?

А сам махнул рукой Дегтяреву и, прикрыв трубку рукой, показал один палец — цель номер один приоритетная — и прошептал: «Ждать команды».

В этот самый момент в спальном районе Симферополя, называемого «На семи ветрах» или «Маршала Жукова», в простонародье «Жучка», в гаражах автотранспортного предприятия открылись створки ворот и, ревя двигателями, на исходную позицию стали выдвигаться три САУ «Гвоздика», два Т-64 и четыре трофейные немецкие гаубицы. Место было выбрано великолепно. Именно отсюда, с господствующей над городом высоты, почти как со смотровой площадки, можно было легко рассмотреть, а соответственно и обстрелять любую цель. До вокзала и соответственно до места событий расстояние оказалось смехотворным, поэтому у опытных артиллеристов, специально привлеченных для этой операции, были по сути дела полигонные условия, и можно было ожидать попаданий не только в здание, но и в указанные окна на нужном этаже. Правда из-за бурана ничего рассмотреть нельзя было, но цели давно были выверены и пристреляны.

Мысленно прикинув необходимое для самоходок время на выдвижение на исходные позиции, ориентацию на местности, распределение целей, я глянул на часы и приготовился ездить по ушам Приходько и его подручным…

В трубке послышался смешок.

— Ты меня пугать вздумал, полковник?

Но тут же замолчал, проигрывая ситуацию. Он был далеко не дурак, в отличие от придурковатого демагога Логиновича, иной бы в нашем бизнесе не выжил, и сразу попытался просчитать, что стоит за моими словами.

Пауза затягивалась. Наконец-то он выдал:

— И давно ты знаешь?

— Задолго до того, как ты об этом начал думать.

— Я тебя не понимаю.

— Мы тебя выбрали на эту роль и позволили сделать то, что ты сейчас сделал. Уж не думаешь ли ты, что вас просто так допустили в город и дали возможность развернуться, распихать везде своих людей. Не держите нас за таких идиотов, мы вроде как повода не давали.

Нервный смешок в трубке и характерное фоновое шипение, которое сопровождается громкой связью, исчезло — теперь Приходько слушал мои ответы только сам.

31
{"b":"189643","o":1}