ЛитМир - Электронная Библиотека

— …да, всё возможно. Это хорошо, что вы во время своих действий не убили никого из моих людей. Давайте… — я глянул на часы, — через три часа обсудим этот вопрос.

— А что через три часа? — насторожился олигарх.

— Увидите.

Хотя времени оставалось совсем мало, ну не дурак же я выдавать точное время проведения операции.

Время шло, и стрелки часов неумолимо приближались к контрольному времени, когда наши российские партнеры должны будут организовать большую гадость бандеровским карателям, прорвавшихся в Крым. Что там и как происходит, я пока не знал, все замыкалось на Семенова, но за полчаса до нанесения удара он вышел на связь.

— Сергей Иванович, всё готово.

— Вы нашли?

— Да. Они забазировались недалеко от Войково. Оттуда пару раз пытались связаться через спутник.

— Хорошо. Я своим даю отсчет.

— Что там Приходько?

— Пока затих. По сообщениям агентов, у них там свои разборки идут. Теперь делят порядок в очереди, кто будет первый извиняться, а кто будет расстреливать Логиновича и его дружков-педофилов.

— Понятно. Опять ваши штучки. Как только бомбардировщик выйдет на дистанцию пуска, я вас извещу.

«Ага, знаю я вас». Я, повернувшись к Светке, которая, сменив Артемьеву, сидела за компьютером, дал команду:

— Всем подразделениям. Секретно. Опасность ядерного удара.

— Делаю.

И не удержавшись, спросила:

— Это по нам или по нацикам?

— По ним, чтобы другим неповадно было. Пусть знают, что на любую попытку силового воздействия сразу отхватят ядерный удар.

Получив сигнал от Семенова о пуске крылатой ракеты с ядерной начинкой, по нашим подразделениям прошел сигнал о полной готовности, и мы затаились в ожидании взрыва. Но всё прошло как-то буднично: мы фактически ничего не почувствовали. Где-то в ста километрах от города бухнул тактический заряд, причем из-за удаленности и мощного бурана до нас дошел сильно ослабленный электромагнитный импульс, на время частично выведший из строя радиосвязь, и всё, а вот как досталось карателям, мы могли определить только после того как утихнет ветер. Можно сказать, всё прошло в штатном режиме, и сейчас, после представления, спокойно, в деловой обстановке мы опрашивали все службы и подразделения о состоянии после нанесения по противнику ядерного удара, пока с пятого раза не дозвонился Приходько и панически не закричал:

— Полковник, что это было?

Я не удержался и хмыкнул.

— А вы как думаете?

— Ты меня что, за дурака держишь? Это же ядерный взрыв был.

— Но не у нас же. Вас не задело?

— Ты еще издеваешься?

Я изменил игривый и немного презрительный тон на жесткую отповедь:

— А вы думали просто так захватить и воспользоваться? Я, кажется, предупреждал, что вас использовали в качестве дымовой завесы, и кто-то в вашем окружении работает на натовцев, а точнее на пиндосов. Как так получилось, что под шумок неизвестная штурмовая группа попыталась к нам проникнуть? А массированный налет крылатыми ракетами, который с трудом удалось отбить? А уничтоженные этими же ракетами два наших бункера в Красноперекопске? Теперь мы посовещались с российскими партнерами и приняли решение не сильно церемониться с агрессорами. Вот вам адекватный ответ. Еще какие-то вопросы? Будете дальше играть в большого босса или наконец-то спуститесь с небес?

Приходько несколько мгновений молчал.

— Я тебя понял, полковник…

Он хохотнул в трубку:

— Дурак был, что не послушал кое-кого.

Я заинтересовался:

— И?

— Умные люди говорили, что я тебя недооцениваю.

— Ну вам виднее…

— Хорошо, полковник, я тебя понял. И намеки твои — тоже. Что дальше?

Я глянул на часы. До окончательного тщательно просчитанного и выверенного времени работы наших систем от резервных источников питания оставалось всего несколько часов, поэтому надо было спешить, иначе действительно останемся без света, а судя по докладу Дегтярева, до момента запуска основных дизель-генераторов еще не менее десяти-пятнадцати часов. Поэтому особо остро стоял вопрос о необходимости запитаться от внешних систем гражданского сектора.

— Как договаривались — всех заложников освободить, арестовать наших местных, кто поддался на ваши уговоры, и осторожно сложить оружие и передать контроль над системами моим людям. В противном случае, честно говорю, огребете. Точнее, не говорю, а обещаю.

Глава 11

Прошло двенадцать часов с момента нанесения ядерного удара по месту вероятного расположения остатков карательной бригады «Галичина». По сведениям российских метеорологов, которые все еще в своем распоряжении имели несколько спутников, буран должен был продлиться еще не менее недели, поэтому проанализировать результаты точечного ядерного удара мы не могли. Во всяком случае, служба радиоперехвата уже давно не слышала с той стороны даже писков тактической радиосвязи, поэтому с той стороны мы уже не ждали ничего плохого, только блокпосты да дальние секреты все еще были ориентированы на возможность появления отдельных групп враждебно настроенных боевиков.

Несмотря на погодные условия, Семенов за восемь часов, осторожно пробираясь по заранее известному маршруту, ориентируясь по радиометкам и специализированным маякам, сумел на бронетранспортере добраться до нашего бункера для личной встречи. Что у него зудело в одном месте, было понятно не только мне. Только не посвященные в наши эксперименты в Перевальном считали, что это связано с американской штурмовой группой, которая под шумок хотела овладеть главным бункером. А вот я не удивился, когда мы остались наедине, и уставший, с покрасневшими от недосыпа глазами полковник сразу завел разговор о новом мирю, куда мы умудрились пробить канал.

Мы уединились в небольшой комнатке и, попивая свежезаваренный кофе, обсуждали сложившуюся ситуацию.

— Сергей Иванович, скажите, это правда насчет четырнадцатого года, или это была уловка, чтобы мы были на вашей стороне?

— «Мы» — это ваше руководство или некая группа единомышленников?

Семенов не выдержал и усмехнулся.

— Ну и жук вы, Сергей Иванович, всё вербуете и подгребаете под себя?

Я не стал играть в непонимание и корчить из себя невинную овечку.

— Вы думаете, мне это надо для личной власти и обогащения?

— Если бы так думал, то мы давно бы уже попытались захватить вашу установку. Но вы, Сергей Иванович, авантюрист еще тот. И главное, удачливый и вдумчивый авантюрист, со своей прочной, сработавшейся командой единомышленников, в которой нет дураков, фанатиков и восторженных идиотов — все профессионалы. Это о многом говорит, да и все ваши нынешние достижения подтверждают сказанное.

— Хм. Это именно то, что я недавно говорил некоторым своим людям. Вам ведь нужны не столько установки, сколько мы, правильно?

— Да, — не стал юлить разведчик, — именно вы. Фотографии ваших установок, часть программного обеспечения по управлению системой мы уже давно заполучили, но и так понятно, что именно без вас программа застопорится. Раскрою маленький секрет…

Он сделал театральную паузу, но я был настолько уставший, что он не стал меня мурыжить.

— Вас среди наших ученых, которые после памятного взрыва и уничтожения нашей установки, называют Бешеным Максом. Даже получив информацию о ваших наработках, они находятся в ступоре и не понимают, как это всё может работать.

Я усмехнулся.

— Я сам иногда этому удивляюсь.

— Вот-вот. Тут как у многих компьютерщиков, которые, не зная многих вещей, интуитивно ремонтируют незнакомую аппаратуру. В общем, я могу вам сказать, что после анализа ситуации у нас в руководстве и по согласованию с некоторыми украинскими и даже белорусскими определенными лицами, имеющими власть и ресурсы, было принято решение не производить захвата вашей установки и лично вас оберегать от посягательств третьих лиц.

— Хм. Можете раскрыть вопрос, так сказать, поподробнее пояснить?

— Вы же знаете, что у нас нет единого руководства, а есть некий совет при Президенте?

35
{"b":"189643","o":1}